ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Телефон зазвонил в тот момент, когда я рылся в куче чертежей, показывающих планировку доков. На других были планы судов, исчирканные настолько, что в них ничего уже нельзя было разобрать. Я сгреб всю эту пачку назад в стол и снял трубку.

— Это ты, Майк? — услышал я голос Пата.

— Говори скорее!

— Ты совсем рехнулся, дружище.

— Да говори же ты, черт тебя побери! Что там?

— Ничего, кроме того, что двое моих людей оказались в совершенно идиотском положении. Мист был один и валялся в постели. Он впустил полицейских, разрешил им осмотреть квартиру, а потом устроил им такую головомойку, что только держись. Он наверняка уже позвонил куда надо, и мне теперь тоже достанется.

Я не слушал его. Швырнув трубку, я тупо уставился на нее. Телефон затрезвонил снова. Он позвонил четыре раза, потом смолк.

На улице капал нудный дождь. Я подошел к окну и закурил. Дым сигареты висел в неподвижном воздухе и медленно сползал через всю комнату к двери. Меня терзал страх. Мои часы отсчитывали минуты, которые я тратил впустую. Наконец я вернулся к столу и принялся еще раз просматривать чертежи. В тех, где были нарисованы планы доков, я не заметил ничего интересного. Но на остальных девяти чертежах был изображен один и тот же корабль. Я прочитал его название, указанное внизу листа, — “Седрик”.

Теперь я начал кое-что понимать. Но, увы, только теперь, когда было уже поздно.

Они не убьют ее, пока не почувствуют себя в безопасности. Имея дело со мной, они не пожелают упустить свой шанс. Но, разделавшись со мной, они обязательно убьют и ее.

Глава 10

Спал я плохо. Во сне меня мучили кошмары, я все время ворочался с боку на бок, но, проснувшись окончательно, обнаружил, что уже почти шесть вечера. Время было слишком дорого, чтобы тратить его впустую, но я не мог ни за что взяться, пока не приведу себя в порядок.

Достав из холодильника пачку замороженных креветок, я бросил ее содержимое на сковородку, а сам взялся за телефон. Первым, кому я позвонил, был Рэй Дайкер.

— Хорошо, что ты позвонил, Майк, — проговорил он. — Я сам собирался тебе позвонить.

— Что-нибудь новенькое?

— Возможно. Я поразнюхал насчет Ковальского и кое-что выяснил. В фирме, где он работал, остались кой-какие документы. Его обязанностью было охранять и защищать Бергу Торн. Ей пришло в голову, что за ней кто-то следит, и она очень испугалась. Гонорар она выплатила наличными, и фирма приставила к ней Ли. По, утрам он встречал ее у дома, а вечером отвозил туда же.

— Ты мне об этом уже говорил, Рэй.

— Помню, но тут появилось кое-что другое. Через неделю Ли Ковальский, вместо того чтобы являться в офис, стал звонить туда по телефону. Они послали другого человека узнать, в чем дело, и тот сообщил, что Ковальский все время торчит у Берги дома.

— Фирма была против?

— Против чего? Это его дело, и если она хотела этого, то почему бы им быть против? Она ведь исправно им платила.

— Что же дальше?

— По сообщению другого детектива, Ковальский действительно был ее телохранителем. Он даже пару раз влез из-за нее в драку, и ей, кажется, это понравилось.

Еще одна ниточка вплеталась в общую нить, которая становилась все длиннее и прочнее.

— Ты куда пропал? — осведомился Рэй.

— Никуда.

— А зачем ты мне звонил?

— Ты узнал что-нибудь о шофере грузовика, который сбил Ли?

— Конечно. Его зовут Гарвей Уоллес. Проживает на Кэнал-стрит над баром Паскаля. Ты знаешь, где это?

— Знаю...

— Кое-что удалось выяснить и о Нике Раймонде.

— Что?

— Он импортировал табак в Италию. Перед войной сменил имя Раймондо на Раймонд. Он ежегодно по несколько раз плавал в Европу и обратно. Один из его старых клиентов сообщил мне, что хотя он и не выглядел богачом, но каждую зиму проводил в Майами и швырял деньгами направо и налево. К тому же он слыл порядочным бабником.

— О'кей, Рэй, благодарю за информацию.

— А как насчет истории?

— Пока рано.

Я положил трубку на рычаг и вернулся на кухню. Немного закусив, я выпил кофе и стал одеваться. Когда я уже собрался выходить, в дверь постучали. Открыв ее, я увидел управляющего, тревожно переминавшегося с ноги на ногу.

— Спуститесь, пожалуйста, вниз, мистер Хаммер. Он явно не хотел говорить ничего больше, и я последовал за ним в его квартиру.

— Там, — показал он пальцем.

Она сидела на тахте рядом с женой управляющего. Слезы катились из ее глаз, оставляя полоски на грязном лице. Вся одежда на ней была перепачкана.

— Лили! — воскликнул я, и она подняла голову. Глаза у нее были красными и испуганными, как у кролика.

— Вы знаете ее, мистер Хаммер?

— Еще бы! — Я присел рядом с ней и погладил по волосам. Они были тусклыми и липкими от грязи. — Что с тобой случилось, детка?

Лили судорожно втянула в себя воздух и опять зарыдала.

— Не трогайте ее пока, мистер Хаммер, — произнес управляющий. — Так она быстрее придет в себя.

— Где вы ее нашли?

— В подвале... Она пряталась в одном из мусорных ящиков. Сам бы я туда ни за что не полез, но жильцы с первого этажа заявили, что кто-то украл у них молоко. Я увидел две пустые бутылки около ящика и полез внутрь. Она сказала, чтобы я позвал вас.

Я взял ее за руку:

— С тобой все в порядке, детка?

Лили снова всхлипнула и замотала головой.

— Она просто сильно напугана, — сказала жена управляющего. — Ей надо как следует вымыться и переодеться, С ней ее чемодан.

— Нет. Все хорошо, — прошептала Лили. — Отстаньте от меня. — Потом она посмотрела на меня и умоляюще выдохнула:

— Майк, возьми меня с собой! Ну, пожалуйста! Возьми меня с собой!

— У нее что, большие неприятности, мистер Хаммер? Я сердито взглянул на управляющего:

— Да, но совсем не те, о которых вы думаете. Он посмотрел на жену и понимающе кивнул.

— Помогите мне отвести ее наверх в мою квартиру. Управляющий взял в одну руку чемодан, другой подхватил Лили под руку, и мы направились к служебному лифту. Мы поднялись в квартиру, никого по дороге не встретив.

— Если я вам понадоблюсь, дайте мне сразу знать, — проговорил управляющий.

— Да, так я и сделаю. Но самое главное, держите язык за зубами. То же самое передайте жене.

— Не беспокойтесь, мистер Хаммер.

— И еще: поставьте мне на дверь стальной засов.

— Хорошо, мистер Хаммер. Завтра же утром все будет сделано. — Он ушел, и я запер дверь.

Лили сидела в кресле с видом ребенка, ожидающего наказания. Я налил в бокал немного виски, и она залпом выпила его.

— Ну, лучше стало?

— Немного.

— Хочешь поговорить? Она молча кивнула.

— Расскажи мне все с самого начала.

— Они вернулись, — произнесла она так тихо, что я едва ее слышал. — Они стали возиться с дверью, и один из них что-то сделал с замком. И он... открылся. Я сидела здесь, и у меня не было сил пошевелиться. Но цепочка на двери все же помешала им. — Она вся дрожала. — Я услышала, как они обсуждали, что делать с цепочкой. Один из них сказал, что надо подумать. Потом они закрыли дверь и ушли. Я... я не могла больше тут оставаться, Майк. Мне было очень страшно. Я побросала одежду в чемодан и кинулась на улицу, но потом вдруг подумала, что они могут ждать меня там, и побежала в подвал. О, Майк! Я... я... прости меня!

— Не волнуйся. Лили, я все понимаю. Ты их видела?

— Нет. — Она снова задрожала. — Когда этот мужчина нашел меня, я решила, что он один из них.

— Не надо бояться, Лили. Я больше не оставлю тебя тут одну. Иди вымойся и приведи себя в порядок. Потом поешь...

— Майк, а ты... ты уйдешь?

— Ненадолго. Жена управляющего посидит с тобой до моего возвращения. Ты не возражаешь?

— А ты скоро вернешься?

Я кивнул и взял телефонную трубку. Жена управляющего заявила, что рада помочь мне и сейчас же поднимется наверх. За моей спиной раздался голос Лили:

— Вся моя одежда такая грязная. Пусть захватит, если можно, спирт.

26
{"b":"25523","o":1}