ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Этим человеком был Николае Раймонд, — четко проговорил я. — Именно здесь кроется разгадка.

— Николае Раймонд был агентом мафии, — прищурился Пат. — Он импортировал товары из Италии, и это служило оправданием его частых путешествий за океан.

Я не отвечал, и он закончил:

— Он ввозил сюда некий товар, который обращался здесь в деньги мафии.

Пат смотрел на меня так пристально, что я не мог видеть ничего, кроме темных провалов его зрачков. Он был полностью поглощен созерцанием меня, и мне оставалось только сидеть и не рыпаться. Я закурил, пуская колечки дыма к потолку.

Теперь картина была мне ясна. Оставалось только понять конкретно, что представляли собой все эти темные делишки и кто ими заправлял.

— Как изменились цены на наркотики по сравнению с довоенным временем?

— Стали вдвое выше. Я встал и надел шляпу.

— Вот и все, мой друг. Все дело в паре коробок из-под обуви. Если я их найду, то расскажу тебе кое-что интересное.

— Ты знаешь, где они?

— Нет, пока не знаю. Правда, у меня есть одна замечательная идея, но если коробки где-то припрятаны, пусть они побудут там еще некоторое время. Сейчас меня больше интересует человек, стоящий за всем этим, потому что Вельда наверняка в его руках. Если я вычислю его, то сразу найду Вельду...

— Куда ты собираешься идти?

— Я думаю, что иду убивать, Пат.

Глава 11

Дежурный полицейский позволил мне воспользоваться телефоном. Он соединил меня с городом, и я набрал номер, полученный от Майкл Фрайди.

— Алло, это Майкл?

— Майк, это вы?

— Вы одна?

— Да... здесь никого нет.

— Ладно. Тогда слушайте. На Пятидесятой улице есть местечко под названием “Тексан”. Приезжайте туда как можно быстрее. Я буду ждать. Вы поняли?

— Да, но...

Я не стал дальше слушать и положил трубку. Это лучшее, что можно предпринять, если вы хотите заставить женщину поторопиться. Майкл и так потребуется не меньше часа, чтобы добраться до “Тексана”, а я успею за это время провернуть еще одно дело.

Я спустился вниз, поймал такси и назвал адрес Эла Аффии. Из-за дождя люди предпочитали сидеть дома, так что пробок на дорогах почти не было и мы домчались до дома Эла достаточно быстро.

Тут все оставалось по-прежнему. Кровь на полу запеклась и стала бордовой. В прихожей чувствовался какой-то неприятный запах, и чем ближе к комнате, тем он становился сильнее, я распахнул дверь и зажег свет. Из угла комнаты на меня насмешливо смотрел сам Эл Аффия. Его ухмылка была ужасна, потому что удар бутылкой сильно изуродовал его физиономию. Он был мертв. А ухмылка означала, что Эл умирал медленно.

То, за чем я пришел, исчезло. На столе лежали только две бумажки, остальные чертежи пропали. Я быстро снял трубку, набрал номер и сказал:

— Дежурный, быстро соедините меня с кем-нибудь из местного руководства ФБР.

И почти сразу же раздался голос:

— Федеральное бюро расследований. Моффат слушает.

— Вам неплохо бы приехать сюда, Моффат, — произнес я, положил трубку на рычаг и вышел из дома.

Они все разузнают. Этих ребят невозможно заметить в толпе, но у них повсюду есть глаза и уши, а уж дураками их никак не назовешь. Эти парни работают тихо, и о них никогда не пишут в газетах. Сотрудники ФБР всегда в курсе событий. Может быть, даже сейчас они знают гораздо больше, чем я.

Она уже поджидала меня в баре. Крепкая, красивая девушка с чувственным ртом. Глаза ее по-прежнему насмешливо поблескивали, но вокруг них и в уголках рта ухе пролегли легкие морщинки тревоги и невеселых раздумий. Я кивнул в сторону кабины, и она послушно последовала за мной. Мы сели. Она ждала, что я скажу, а я, забыв обо всем, вспоминал, как в последний раз был здесь с Вельдой.

Я взял сигарету, которую она мне протянула, закурил и, наклонившись к ней, спросил:

— Вы очень любите своего брата?

— Майк...

— Я задал вопрос.

— Но он же мой брат.

— Не родной.

— Это не имеет значения.

— Но он замешан в очень грязных делах. Он принимает в них непосредственное участие, моего деньги пахнут кровью и человеческими слезами, которые сопровождают все ужасные деяния мафии. Брат ваш — одно из звеньев в цепочке убийц и воров, однако вы любите его деньги. Как далеко простирается ваша любовь?

Она вздрогнула, словно я показал ей змею.

— Стойте, Майк, стойте!

— Вы можете принять его сторону либо мою, но никакой середины быть не может. И выбор за вами.

Внезапно лицо ее исказила судорожная гримаса, и ее рот не казался больше таким привлекательным. Она истерически всхлипнула, но сумела овладеть собой.

— Эл Аффия мертв. Но он только очередная, однако не последняя жертва... Так как же? Майкл медлила с ответом.

— Я с вами, Майк, — с усилием выговорила она наконец.

— Мне нужна информация о Берге Тори. Она опустила глаза.

— Ваш брат решил избавиться от нее. Почему?

— Он ненавидел эту девицу. Она была потаскушка, а он ненавидел потаскух.

— Она знала о его чувствах? Майкл покачала головой:

— Всем казалось, что он от нее без ума. Но когда мы оставались с ним наедине, он говорил о ней ужасные вещи.

— Как далеко он зашел?

Майкл как-то беспомощно посмотрела на меня.

— О, он содержал ее. Не понимаю, зачем он это делал.. Он ведь не любил ее. Девушка, которая ему нравилась, оставила его, потому что он все вечера проводил с Бергой. Карл страшно расстроился, когда та девушка ушла от него. Однажды ночью я слышала, как он в своем кабинете с кем-то поссорился из-за Берги. Он был тогда в таком бешенстве, что, выйдя из кабинета, напился, но после этого он уже никогда не встречался с Бергой. С ней он тоже ссорился.

— Вам известно, что Карла допрашивала комиссия Конгресса?

— Да. Но это, кажется, не беспокоило его, пока... пока он не услышал, что Берга собирается выступить против него.

— Но об этом нигде не сообщалось.

— У Карла есть друзья в Вашингтоне, — просто сказала Майкл.

— А он никогда не беспокоился об этом?

— Нет.

— Вернемся еще назад, моя радость. К предвоенным временам. Припомните, был ли тогда какой-то момент, когда Карл был очень встревожен?

Она нахмурилась и сжала руки:

— Откуда вы знаете? Да, был такой момент.

— Поговорим об этом, только не будем спешить. Подумайте хорошенько. Что он делал?

На ее лице отразился панический страх.

— Я... ничего... Он почти не бывал дома. Он тогда вообще не разговаривал со мной. Когда он был дома, то в основном разговаривал по телефону с другими городами. Я хорошо это помню, потому что однажды пришел счет на тысячу долларов только за один месяц.

На лбу моем выступил пот, и я с трудом заставлял себя дышать ровно.

— А вы не могли бы найти этот счет? Меня интересует перечень городов, который к нему прилагался.

— Я... могу... Карл хранит все в своем сейфе. И я однажды видела комбинацию цифр на внутренней стороне дверцы.

Я написал на бумажке домашний адрес Пата.

— Найдите счет, а когда найдете, отнесите его туда. Я протянул ей листок, и она положила его в сумочку, предварительно прочитав адрес несколько раз, чтобы получше запомнить.

Пат получит это и начнет действовать; и ребята в голубых костюмах тоже. У них есть люда, время и возможности. За день они сделают то, на что мне потребовался бы целый год усилий. Я затушил сигарету, поправил пояс и встал.

— Всю оставшуюся жизнь вы будете ненавидеть себя за то, что вы сейчас сделали. И меня тоже. Но я могу показать вам голодных, грязных ребятишек, оставшихся сиротами, и вдов, годами не старше вас. Я покажу вам фотографии изуродованных тел и фотографии всех тех, кто поплатился жизнью за то, что оказался в самолете в тот момент, когда они проводили один из своих занятных опытов. А теперь, быть может, благодаря вам кто-то из обреченных останется в живых.

Несколько секунд лицо ее было совершенно равнодушным. Казалось, она вообще потеряла способность чувствовать. Остались только мысли. Я читал их в ее глазах.

29
{"b":"25523","o":1}