ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Идите, я позабочусь о нем сама, — заявила Лили, прежде чем я успел кивнуть. — Спасибо вам за все.

С усилием открыв глаза, я увидел склоненное надо мной лицо Лили и ее мягкие, нежные руки, гладящие меня.

— Дорогой мой... — тихо шепнула она. Я уснул. Я видел во сне красивое лицо, мягкие влажные губы. Это Майкл пришла ко мне во сне. Я улыбнулся ей и принялся целовать ее очаровательные и влекущие губы.

Глава 12

Ты не можешь спать, потому что у тебя все болит. Из-за этого ты просыпаешься, и боль становится еще сильнее. Тогда ты пытаешься заснуть снова. И иногда тебе это удается — если в придачу к физической боли тебя не терзают мысли. Тебе хочется хоть ненадолго забыться, но мысли ворочаются тяжелыми булыжниками в твоей голове, сжигая мозг и снова и снова возвращая тебя из блаженного забытья к действительности.

Мне казалось, что я слышу какие-то голоса и один из них как будто принадлежит Вельде. Она звала меня, а я почему-то не мог отозваться... Кто-то мучил ее, она кричала, но невидимые цепи приковывали меня к земле. Я вырывался и напрягал все силы, пытаясь порвать их, но они не поддавались, и я лежал бездыханный и слышал, как она умирает...

Я открыл глаза и уставился в темноту. Да, это был только сон, но он вполне мог стать реальностью. Мне было трудно дышать, во рту ощущалась наждачная сухость.

Я лежал под теплым одеялом и, проснувшись окончательно, с удивлением сообразил, что лежу совершенно голый. Что-то приятно холодило кожу — дотронувшись рукой до самых больных мест, я понял, что они заботливо намазаны какой-то пахучей мазью. Чуть погодя ноздри мои уловили еще один запах — неестественно чистый аромат технического спирта, резкий, но приятный, как пряные запахи девственного леса. Медленно, боясь, что боль вернется, я высвободил из-под одеяла руку и, отведя ее в сторону, ощутил ладонью тепло человеческого тела.

В ту же секунду она дернулась и села, испуганно оглядываясь и не понимая спросонок, где она и что случилось.

— Не бойся, Лили, это я.

Она облегченно вздохнула и потерла глаза.

— Ты напугал меня, Майк. Прости. — Лили улыбнулась, пересела на край кровати и сунула ноги в тапочки. Ей, должно быть, тоже приснилось что-то страшное.

— Который час?

Она возилась со мной и сидела возле моей кровати, пока не уснула сама. Эта девочка, видимо, долго ходила по рукам, насмотрелась разного и теперь смертельно боится, что все начнется опять. Но со мной ей опасаться нечего.

Она посмотрела на часы:

— Уже начало десятого. Ты хочешь поесть?

— За то время, что я спал, ничего не произошло?

— Нет, но ты стонал, метался и разговаривал во сне... Я не хотела тебя будить, Майк. Кофе хочешь?

— Да. И поесть тоже.

— Хорошо. Сейчас я все приготовлю и позову тебя.

Лили улыбнулась. Я лежал и не торопясь разглядывал ее. Под этим взглядом она как-то съежилась, и в глазах ее опять мелькнуло что-то странное. Улыбка превратилась в напряженную гримасу, и Лили, резко повернувшись, ушла в кухню.

Эти милашки бывают иногда очень забавными, подумал я. То они готовы сотворить все, что угодно, то смущаются от любой мелочи.

Лили возилась на кухне. Повалявшись еще немного, я встал, вымылся под душем, побрился и надел чистую одежду. После этого я набрал номер Майкл.

— Квартира мистера Эвелло, — ответил настороженный голос.

— Это Майк Хаммер. Мне нужна Майкл, сестра Карла. Она дома?

— Боюсь...

— Капитан Чамберс там?

В трубке послышалось нерешительное сопение.

— Простите, как ваша фамилия?

— Хаммер, Майк Хаммер.

В трубке послышалось еще какое-то бормотание, потом тот же голос заявил:

— Здесь сейчас полиция, мистер Хаммер. Что вам нужно?

— Я уже сказал вам — мне нужна Майкл Фрайди.

— Нам тоже, но, к сожалению, ее тут нет.

— Проклятие! — вырвалось у меня. — Вы искали ее?

— Конечно, мы перевернули вверх дном весь дом. Вы знаете, где может находиться эта девушка?

— Мне известно только, что она просила меня ей позвонить. Могу я поговорить с капитаном Чамберсом?

— Одну минуту. Сейчас сержант его поищет. Может быть, вы назовете номер телефона, и капитан сам вам позвонит?

— Он знает мой номер. Передайте ему, чтобы он позвонил мне домой.

— Ладно. Но если вы за это время что-нибудь выясните насчет мисс Фрайди, сообщите нам.

— У вас что, нет никаких зацепок?

— Никаких. Она бесследно исчезла. Фрайди вернулась домой из нашего управления, пробыла здесь пару часов, а потом взяла такси и уехала.

— Она приходила ко мне, — сообщил я.

— Что?

— Она заходила ко мне домой, но, к сожалению, меня не было. Фрайди оставила записку и ушла, поэтому я и звоню.

— Черт возьми! — возмутился он. — Мы обшарили весь город, чтобы найти хоть какой-то след.

— Но если она пользовалась такси, то для вас не составит труда разыскать водителя и выяснить, где она выходила.

— Ладно. Сам знаю, — буркнул мой собеседник и повесил трубку.

В это время Лили позвала меня на кухню. Она опять наготовила еды на двух здоровых парней, но, сев за стол, я понял, что даже притронуться ни к чему не могу. Еще одна девушка пропала. Еще одна стала добычей шайки, желающей заполучить два миллиона баксов и убивающей всех, кто становится на их пути.

Я стукнул кулаком и выдал такую тираду, что Лили побледнела и прижалась к стене. Я смотрел не на нее, но она видела мое лицо. Ее била дрожь.

До чего они могут дойти? Неужели их организация настолько сильна, что ее щупальца протянулись повсюду?

Лили скользнула в сторону и положила руку мне на плечо.

— Майк...

Я уставился на нее невидящим взглядом, г — Что с тобой, Майк?

Мысли в моей голове вдруг лихорадочно завертелись. И этот поток вынес на поверхность ту самую мелочь, которую я искал. Я все понял. Ну почему, почему я не догадался раньше? Теперь было поздно. Деталь. Одна маленькая недостающая деталь, которую я мог отыскать давным-давно.

— Лили, ты заглядывала в больницу к Берге? — неожиданно спросил я.

Она изумленно приподняла брови:

— Нет. Я дважды звонила ей туда, и во второй раз она мне сказала, что к ней кто-то приходил. Я чуть не упал со стула.

— Она назвала, кто это был? Лили задумалась.

— Кажется, да. Честно говоря, Майк, тогда я не обратила на это внимания. Я была так обеспокоена, что пропустила имя мимо ушей.

Я обнял ее за плечи:

— Но это очень важно, детка. С этого человека все началось. Одно убийство следует за другим, и этому не видно конца. А если убийца узнает, что Берга называла тебе его имя, то тебя постигнет ее участь.

— Майк!

— Не бойся. Теперь я с тебя глаз не спущу. Но, черт возьми, вспомни! Ты же понимаешь, как это важно.

— Я... Я постараюсь, Майк. Но, пожалуйста... ты так напугал меня... — На ее глаза навернулись слезы.

Я шагнул к ней и опять ощутил резковатый запах спирта.

Лили улыбнулась. Такую улыбку я видел на ее лице в самый первый раз — улыбку человека, готового к смерти.

— Пожалуйста, съешь что-нибудь, Майк, — прошептала она.

— Не могу, детка, как-нибудь после.

— Тебе обязательно надо подкрепиться. Ее слова подсказали мне что-то. Так бывает, когда неожиданно вспоминаешь, что надо было обязательно что-то сделать, но не помнишь что и лихорадочно перебираешь варианты. В этот миг зазвонил телефон.

— Вы нашли Фрайди? — осведомился я, услышав голос Пата.

— Нет, — мрачно буркнул он. — Мы ничего и никого не нашли. Вообще ничего не нашли. Это не город, а сумасшедший дом. Ребята из ФБР бегают высунув языки, и все без толку. Майк, если товар здесь...

— Я понимаю, что ты имеешь в виду.

— Хорошо... Ты ничего от меня не скрываешь?

— Тебе видней.

— Так что с Фрайди? Она была у тебя?

— Она хотела видеть меня, и это все, что я знаю.

— Знаешь, что я думаю?

— Знаю, — тихо отозвался я. — Билли Мист... Где он?

34
{"b":"25523","o":1}