ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Милая Майкл Фрайди. Она вышла на улицу, и ее тут же поймали. Она могла остаться здесь, и ее охраняла бы дверь с замком. А на улице ее поджидал лишь один человек, тот, кого она больше всего боялась. Или она, как Берга, хотела выгадать лишние минуты жизни. Правда, Берга в эти минуты успела кое-что сделать.

Меня опять охватило это безумие, когда все тело начинает гореть как в огне, а мысли и образы вертятся в голове с бешеной скоростью. Я опустил глаза. Тяжелое дыхание полицейского, казалось, заглушало даже раскаты грома и шум дождя за окном. Я направился к почтовому ящику и открыл его.

Майкл тоже была не глупа. В ящике лежал пустой конверт. Конверт был адресован ре мне. На нем значилось: “Билли Мисту”. И все... Но этого было вполне достаточно. Я почувствовал, как во мне поднимается безумная ненависть, которую я уже не в силах больше сдерживать. В ушах раздавалась знакомая бешеная музыка.

Чуть не сбив с ног полицейского, я бросился на улицу. Я забыл все, кроме одного-единственного своего желания. Я хотел видеть, как он умирает, сдуваясь и опадая в моих руках, как проколотый воздушный шарик. Но перед этим мы поговорим.

Я мчался по городу, не обращая внимания на светофоры, где-то позади слышались свистки и ругань, пахло горелой резиной. Мне было все равно.

Я не стал звонить внизу, а просто разбил стекло и дотянулся до замка. Взбежав по лестнице, я затрезвонил в дверь.

Билли Мист кого-то ждал, но только не меня. Он был одет в костюм, и под мышкой у него топорщилась кобура пистолета. Я распахнул дверь с такой силой, что он отлетел на несколько шагов. Билли потянулся к кобуре, но я успел подскочить к нему, и, прежде чем он успел что-то сообразить, его нос превратился в кровавую лепешку. Рухнув на пол, он попытался все же выхватить пистолет, но я выбил его из его руки. Пистолет отлетел под стол, и тут уж я дал себе волю. Я бил его куда попало и в какой-то момент врезал ему по ребрам так, что он пронзительно закричал.

Уже занеся руку для нового удара, я остановился. Билли Мист был мертв.

Я не мог в это поверить. Я так хотел, чтобы он ожил, что начал трясти его, как старую игрушку. Но он не дышал. Рот его был открыт, а глаза уже начали стекленеть.

Меня охватило отчаяние. Дико закричав, я стал громить все, что видел вокруг. Билли Мист по-прежнему скалился на меня. Билли Мист, который знал, где Вельда. Билли Мист, с которым я хотел поговорить. Билли Мист, который лишил меня наслаждения убить его медленной, мучительной смертью.

Мысль о Вельде привела меня в чувство. Руки мои перестали трястись, и я начал что-то соображать. Чуть успокоившись, я стал осматривать комнату, стараясь по возможности не глядеть на пол.

Билли собирался бежать. В одном из раскрытых чемоданов я нашел комплект одежды на неделю. Все остальное его содержимое представляли новенькие банкноты.

Как раз в тот момент, когда я рассматривал их, раздался стук в дверь. Это не были полицейские. И не те, кого ждал Билли. Они пришли за мной.

Я был один. Сэмми предупреждал меня. Да, они устроили засаду у моего дома. На этот раз в патрульных полицейских машинах. Тех двух, что стояли на углах. Кто-то с силой ударил плечом в дверь, и по ней пробежала трещина. Я перевернул кресло, поднял пистолет Миста и снял его с предохранителя. Они тоже сделали глупость. Они знали, что я безоружен, а о пистолете Билли не вспомнили. Я выпустил пять пуль, и за дверью раздались крики. Кажется, кричали еще и соседи. Но это не остановило нападавших. Дверь затрещала, и я бросился в ванную. Задвижка на двери ванной не продержится больше двух минут — это я знал точно, поэтому, заперев ее, бросился к окну. Я встал ногами на подоконник. На полке надо мной стояло, наверное, несколько десятков пузырьков: видимо, Билли был больным человеком. Быстро пробежав глазами этикетки, я на всякий случай сунул один из пузырьков в карман.

Входная дверь подалась. Снаружи раздавались выстрелы и крики, но я не стал разбираться, что там происходит, а выбрался в окно. Встав ногами на карниз, я поднял руки и, изо всех сил вжавшись в стену, потянулся вверх. Руки мои нашли зацепки на подоконнике следующего этажа, и я повис над пропастью. Снова ощутив опору под ногами, я немного отдохнул и двинулся дальше. На этот раз я радовался дождю. Он заглушал шум, который я производил своими передвижениями, и, смывая грязь, освобождал место для моих ног и пальцев. К тому же, вылезя на крышу, я сильно нуждался в холодном душе. Я едва мог дышать. И почти не воспринимал ту кутерьму, что творилась внизу. Немного придя в себя, я бросился туда, где начиналась пожарная лестница, и полез по ней вниз.

Какая-то дамочка в темном окне испуганно завизжала и выдала меня. Ответом ей были крики и два выстрела, прорезавшие ночь.

Но они не настигли меня. Я спустился во двор и выбрался оттуда в боковой переулок. Где-то позади завыли сирены и раздались автоматные очереди.

Я стоял на темной улице и смеялся над собственной глупостью. Хорошо делать глупости, если можешь потом исправить свою ошибку. Я был так глуп, что не заметил слежки, а кроме того, я совсем забыл, что вашингтонские ребята наверняка следят за моими преследователями. Должно быть, когда они столкнулись, началось нечто, на которое стоило бы посмотреть. Мафия — не банда, она — власть. И как у любой власти, у нее есть своя армия. Так что теперь там на улице кипит битва.

Плохо только, что, пока армия сражается, ее предводитель успеет удрать и замести следы. Я достал пузырек из кармана, еще раз взглянул на наклейку и отшвырнул его прочь.

Может быть, кто-то и успеет. Но не этот предводитель. Ему осталась теперь одна дорога — в могилу.

Глава 13

В приемной было темно. В разбитое мной окно хлестал дождь. За столом никого — ни красивой улыбки, ни очаровательных глаз. Я знал, где хранится картотека, и быстро нашел нужную карточку. Я зажег спичку и, убедившись в том, что я не ошибся, засунул ее на место.

Одна из дверей выходила на лестницу, которая вела наверх. К счастью, она не скрипела и не могла выдать моего присутствия. Наверху была еще одна дверь. Там я снял ботинки, оставил на полу мелочь, позвякивавшую в моем кармане, и пошел дальше. Свет горел только в одной из комнат, но не она сейчас была мне нужна. Я искал ту, что заперта. С замком я справился легко. Шагнув внутрь, я тихо прикрыл за собой дверь и щелкнул зажигалкой. Вельда лежала в кресле, связанная по рукам и ногам, с кляпом во рту. Казалось, что она мертва, но глаза ее были открыты.

— Привет, Вельда, — произнес я, и она вздрогнула при звуке моего голоса.

Я поднес зажигалку к своему лицу, и она сразу узнала меня. Быстро перерезав веревки, я крепко прижал ее к себе: она дрожала и беззвучно плакала.

— Ты цела?

— Я собиралась умереть этой ночью.

— Ну, нет! Твое место займет кто-то другой.

— Сейчас?

— Нет, ты этого не увидишь. — Я достал из кармана ключ и бумажник и сунул ей в руку. — Быстренько бери такси и во что бы то ни стало найди кого-нибудь из полиции. Пата, если сможешь. На ключе указан адрес. Пусть они займутся тем, что спрятано там в раздевалке. Ты можешь это сделать.

— А можно я...

— Я уже сказал тебе, езжай в полицию. Этим негодяям теперь все известно, и мы не должны терять время. А еще больше я не хочу терять тебя. Об остальном мы поговорим завтра.

— Хорошо, Майк.

— Это просто какое-то сумасшествие. Я только что нашел тебя и вынужден тут же отправить на дело.

— До завтра, Майк, — шепнула она и снова прижалась ко мне.

Она больше не казалась измученной, она вновь была собой. Никогда бы не поверил, что существуют такие девушки. Нет, я никогда больше не расстанусь с ней. Она этого еще не знает, но завтра у нас будет не только разговор. Завтра она станет моей!

— Скажи мне что-нибудь, Майк. — Вельда оторвала меня от размышлений.

— Я люблю тебя, киска. Люблю даже больше, чем сам предполагал.

— Я тоже тебя люблю, Майк! До завтра... Я кивнул и открыл ей дверь. Подождав, пока она спустится вниз, я пошел в другую сторону. К той двери, где горел свет.

38
{"b":"25523","o":1}