ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Собиратели ракушек
Ликвидатор
Долгое падение
Магия дружбы
Развитие эмоционального интеллекта: Подсказки, советы, техники
Стеклянная магия
Сегодня – позавчера. Испытание сталью
Мастера секса. Жизнь и эпоха Уильяма Мастерса и Вирджинии Джонсон – пары, которая учила Америку любить
Цена удачи
A
A

Распахнув ее, я замер на пороге. Седой мужчина, что-то писавший за столом, поднял голову.

— Вы доктор Соберин, не так ли? — громко произнес я.

Он так растерялся, что я успел перемахнуть полкомнаты, прежде чем он запустил руку в ящик стола, и к тому моменту, как он попытался поднять пистолет, я уже держал его за запястье. Я не пытался выбить у него оружие, а просто стал выкручивать ему руку. Послышался треск, и он закричал, но я заткнул ему рот, двинув в зубы локтем. По подбородку его побежала струйка крови. Он выпустил пистолет, пальцы руки, державшей его, безжизненно болтались. Я направил пистолет ему в голову и молча следил, как он устраивается в кресле.

— Ну вот, — проговорил я. — Вот я и нашел главного босса. Того, кто стоит на верху пирамиды.

Доктор Соберин открыл рот, чтобы что-то сказать, но я покачал головой.

— Вы уже труп, мистер. Правда, пока живой, но ведь это ненадолго, — засмеялся я. — Мелочи, доктор! Все дело в мелочах. На этот раз все началось с карточки Берги Торн, которую мне показала ваша секретарша. Когда Бергу спросили, кто направил ее сюда, она сказала — Билли Мист. И так было написано в карточке. Вы не хотели, чтобы ваша секретарша прослышала что-нибудь об этих темных делах. С другой стороны, вы опасались, что полиция или ФБР могут поинтересоваться карточкой Берги и она наведет их на след. Поэтому вы просто напечатали поверх фамилии “Мист” другую — такую, чтобы очертания букв более или менее совпадали. “Виетон” — вполне сошло.

Соберин был смертельно бледен. Он прижимал руку ко рту, пытаясь остановить кровь, но пальцы болтались, и у него ничего не получалось.

— Вы многое сделали, чтобы вытрясти из Берги то, что она знала. И с больницей вы придумали хитро. Оттуда Бергу запросто можно было увезти куда угодно и там с ней разобраться. К сожалению, я вам помешал. Но вам не следовало корежить мою машину.

— Но вы получили... другую... — как-то совсем по-детски наивно пробормотал он.

— Бросьте. Я не покупаюсь на такие штуки. Если бы рот у него не был разбит, он бы закричал. Но сейчас из его горла вырвался только тихий стон.

— На этот раз я возьму пример с вас, — продолжал я. — Я единственный, кого вы боитесь, потому что я похож на ваших подчиненных. Я не собираюсь говорить с вами. Потом я расставлю все по местам, объясню все детали и изложу свои соображения полиции. И еще когда-нибудь потом я отвечу за то, что я сейчас сделаю. Но, черт возьми, доктор, я устал.

Он замер в кресле, скованный неимоверным ужасом.

— Доктор, — позвал я, и он посмотрел на меня. Нет, не на меня — на пистолет. И тогда грохнул выстрел.

Я подошел к телефону и позвонил в полицию. Пата все еще не было. Тогда я позвонил в другое ведомство и спросил человека, снявшего трубку, не установили ли они личность утонувшей блондинки. Тот попросил меня подождать.

— Да, я нашел, — ответил он спустя минуту. — Причина смерти... Возраст...

— Меня интересует только имя.

— Лили Карвер. Отпечатки доставлены из Вашингтона. Их взяли у нее во время войны, когда она работала на военном заводе.

Поблагодарив его, я положил трубку на рычаг и набрал свой номер.

— Не волнуйся, Майк, я здесь.

Я резко обернулся. Да, это действительно была она. Лили... Красавица Лили с белоснежными волосами. Она принесла с собой резкий запах спирта, пропитавший ее одежду. Но теперь ее улыбка была совсем другой. И эта роскошная Лили держала в руке мой пистолет 45-го калибра, который она нашла у меня в шкафу.

— Ты совсем забыл обо мне, Майк.

— Извини, забыл.

Ее глаза смотрели на меня с холодной ненавистью, и ненависть эта стала еще больше, когда она взглянула на человека в кресле.

— Зря ты это сделал, Майк.

— Что?

— Убил его. Он был единственным человеком, который знал, кто я. — Улыбка окончательно исчезла с ее губ. — Я любила его. Любила, понимаешь?

— Понимаю, понимаю... Ты так сильно любила его, что убила настоящую Лили Карвер и заняла ее место. Ты так сильно любила его, что не видела никаких изъянов в его планах. Ты так сильно любила его, что послала на смерть Бергу Торн и собиралась прикончить Вельду. Ты так сильно любила его, что никогда не обращала внимания на то, что больше всего на свете он обожал власть и деньги, а ты для него была только вещью, которой он пользовался. Ты вляпалась в очень грязное дело, но сперва тебе везло. Ты приехала к Элу после ухода Вельды, но сумела ее опередить. Кстати, тебе известно, почему умер Эл Аффия? Он попытался поставить подножку Билли Мисту. Его убили как раз тогда, когда ты приехала к Билли и рассказала ему, что Вельда совсем не та, за кого себя выдает. Да, все вы весьма милые люди.

— Заткнись!

— Это ты заткнись, черт возьми. Ты врала мне с самого начала. Ты удрала, когда решила, что меня сцапали ваши мальчики, а после того как они остались в тупике у аэропорта, надумала вернуться назад. Ты сообщала Билли обо всем, что я делаю. И теперь ты здесь. Что будет дальше? Ты опять станешь собой? Вряд ли. Ты уже по уши увязла в их темных делишках. Ты держала меня за идиота, но теперь хватит. И пистолет ты наводишь на меня не первый раз. Правда, тогда это была игра, но я-то этого не знал. А теперь я отниму его у тебя. Я ведь все-таки мужчина, правда? Ее лицо исказилось злобой.

— Ты страшный человек, Майк! — воскликнула она.

Пистолет выплюнул огонь, и пуля вонзилась мне в бок. Мне показалось на секунду, что я кручусь на какой-то бешеной карусели, в глазах потемнело, и я плюхнулся на пол.

Наконец пелена перед моими глазами рассеялась, и я приподнялся на локте. Ноги не слушались. Смерть смотрела мне прямо в лицо из дула пистолета 45-го калибра.

Лили улыбнулась и опустила его чуть ниже, так, что он смотрел теперь мне в живот. Она дразнила меня, зная, что я не могу ни встать, ни дотянуться до нее рукой. Во рту у меня пересохло, и мне зверски хотелось курить. Я просто не мог думать ни о чем другом. Со многими бывает так перед смертью. Я вытащил сигарету и сунул ее в рот.

— Зря ты убил его, — повторила Лили. Я вытащил зажигалку. Теперь уже недолго. Я чувствую такие вещи. Еще один выстрел. И он раздастся скоро.

— Майк...

Я открыл глаза. Каким же все-таки сильным был этот ее запах. Очень резким. Хотя довольно приятным.

— Мне показалось, я почти полюбила тебя. Больше... чем его. Но нет. Он любил меня такую, какая я есть. Он один сумел вернуть меня к жизни... после случившегося. Он был врач, я была его пациенткой. У такого человека, как ты, я могу вызвать только отвращение. Я вижу твои глаза, Майк... — Она запнулась на мгновение и продолжила:

— Он тоже был страшный человек, Майк, но не такой, как ты. Посмотри на меня, Майк. Ты хочешь поцеловать меня? Раньше ты хотел, а теперь? Я боялась твоих прикосновений... Я чувствовала, что ты хотел меня... Так целуй же!

Она сняла пояс и, расстегнув платье, медленно сбросила его с себя. И я увидел, какая она на самом деле. О, это была ужасная карикатура на женщину! У нее совсем не было кожи, только какое-то морщинистое отвратительное мясо, мясо от бедер до самой шеи. И вид этого черепашьего мяса вызывал у меня отвращение и непреодолимую тошноту.

Сигарета выпала из моих губ. Я потянулся за новой, руки мои дрожали.

— Это сделал огонь, Майк. Как ты считаешь, я очень хорошенькая?

Она звонко рассмеялась, и я уловил в ее смехе нотку безумия. По-прежнему направляя пистолет мне в живот, она опустилась на колени.

— Сейчас ты умрешь, но сперва ты можешь сделать то, что хотел. Поцелуй меня... Целуй меня страстно!

Она наклонилась, подставляя губы для поцелуя, и в это мгновение я щелкнул зажигалкой.

И тут же, за миг до того, как в комнате раздался ее ужасающий крик, по ней пробежали язычки синего спиртового пламени.

Вспыхнувшая бесформенная масса с дикими воплями каталась на полу. Белые ее волосы стали черными, а огненные всполохи как острые зубы впивались и рвали на куски ее уродливое тело. Ее крик еще звучал — крик, полный отчаяния и злобы.

39
{"b":"25523","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Три царицы под окном
Пластичность мозга. Потрясающие факты о том, как мысли способны менять структуру и функции нашего мозга
#Имя для Лис
Добрее одиночества
Неправильные
#Как перестать быть овцой. Избавление от страдашек. Шаг за шагом
Ты меня полюбишь? История моей приемной дочери Люси
Бумажная магия
Эра Водолея