ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну а феды? — осведомился я.

— Черт, он просто сводил с ума это племя! Им ни разу не удалось даже и близко к нему подойти. Нет, они прекрасно знали, что за товар он возит, и думали, что знают его маршруты. Но из их засад никогда ни хрена не выходило.

— Ну а пункт передачи товара у него имелся?

— Должно быть, да, — ответил Пеппи. — Ведь на грузовиках в город не сунешься. Он разгружался где-то по дороге. Коробки переносили в другие машины, а уж те доставляли товар заказчику. И ни разу при этом не попался.

— Стало быть, старина Гаррис сколотил целое состояние?

— Неужели! Ясное дело. И знаешь, что самое интересное? Никто из нас не понимал, как это ему удается. Но мы по-своему даже радовались за него. Ведь те придурки, что приняли сухой закон, воображали себя Бог весть какими умниками. Пытались строить из себя людей высокоморальных, истинных стражей закона. А на самом деле лишь позволили расплодиться всякому жулью.

— Да, но уже после того, как сухой закон отменили, он со своим делом не расстался. Продолжал поставлять хорошее, качественное виски в разные заведения по всему городу. И никто не понимал, как это ему удается.

— И знаешь, что самое странное, Майк?

— Что?

— При том, что власти так жестко контролировали все, что связано с алкоголем, начиная от производства и кончая продажей, ни один из производителей ни разу не предъявил ни одного фальшивого документа. Ни у одного из них ни разу ничего не украли, причем действовали они вполне открыто. А как только Гаррис помер, все это тут же прекратилось. И продолжателя дела у него не нашлось.

Пару минут мы сидели в полном молчании. Затем, когда официантка подлила мне еще кофе, я сказал:

— Ну и что ты думаешь по этому поводу, Пеппи?

— Да ничего. Просто удивляюсь, к чему это тебе понадобилось вспоминать старые времена.

— Помнишь Маркоса Дули, Пеппи?

— Еще бы. Его тоже убили.

— И он каким-то образом тоже был вовлечен во все это.

— Да ерунда! Он тогда был твоего возраста. Слишком молод, чтоб играть в такие хитрые игры.

— Ну а Лоренцо Понти?

Пеппи кивнул и усмехнулся.

— Да, подпольной торговлей спиртным он занимался, отсюда и первоначальный капитал. Я слышал, он все еще во главе клана, хотя молодые акулы пытаются выжать старика из бизнеса. Казалось бы, все эти старые мафиозные кланы давным-давно должны были бы вымереть, ан нет, все тут как тут... правда, выглядят теперь по-другому. Поприличнее, лучше образованы, понанимали себе дорогих адвокатов. Но до сих пор не перевелись, нет.

— А ничего особенного последнее время о них не слышал, а, Пеппи?

— Да я много чего слышу, Майк. Но не хочу рисковать. К чему это мне встревать в их делишки. Ты ж знаешь, я никогда этого не делал.

— Само собой, без проблем. Еще один вопрос. Где, как ты думаешь, Гаррис разгружал свой товар?

— Да где-то к северу, хрен его знает, — ответил Пеппи. — У побережья никогда не работал. А все машины шли прямиком из Канады. — Он помолчал, потом добавил: — Ладно, послушай, что сказал мне один парень из федов. Они всегда искали колонну, но грузовики двигались по одному и не привлекали особого внимания. И съезжались к одному месту с разных сторон. А уж там к ним присоединялся Гаррис в своем «Рено» и вел их к месту разгрузки.

Это походило на правду. Я допил кофе и оплатил оба счета. И не успел поблагодарить Пеппи за информацию, как к нам за столик подсели какие-то два старпера. Выглядели они точь-в-точь как Пеппи. И я подумал: неужто они до сих пор служат в полиции? Частными осведомителями, к примеру. Ведь выйти из этой системы не так-то просто.

* * *

У Пата был выходной, а потому встретились мы на улице, возле его дома. Он приветствовал меня следующими словами:

— Ну что, прокуратура до тебя еще не добралась?

Я отрицательно помотал головой.

— С какой бы стати?

— Да с такой, что кто-то сообщил, что пепел Дули разбросали по всему колумбарию, там, где ты его захоронил. Ты что, не слышал?

— Ясное дело, слышал.

Он подозрительно взглянул на меня.

— Ну и что скажешь?

— А что тут говорить? Маршалл Броторио позвонил и рассказал, что случилось. Я посоветовал ему собрать пепел, поставить урну обратно и позабыть обо всем этом. А кто звонил?

— Ну, очевидно, сторож, который обнаружил взлом.

— А при чем тут прокуратура?

— Дело об убийстве Дули до сих пор не закрыто. И по неясной мне пока причине Флоренс Лейк проявляет к нему особый интерес.

— Скорее не к нему, а к восьмидесяти девяти миллиардам баксов, верно, Пат? — со всей серьезностью спросил я.

Он медленно поднял голову и так и впился в меня взором.

— Ты что это... всерьез?

Я кивнул.

— Кто подтверждает это, Пат?

— Официально пока никто. — Я молчал, и он добавил: — Просто Гомер Ватсон как-то упомянул именно эту сумму, между прочим...

— Как же, как же, между прочим!.. — саркастически заметил я.

— О'кей, он действительно пытался меня расколоть. Но ведь я ничего не знаю. Что я мог ему сказать... Я напрочь позабыл о твоих довольно странных рассуждениях о каких-то там коробках.

Я усмехнулся.

— Нет, не забыл, Пат. Просто отложил эту мысль, на время. Ведь ты, черт побери, никогда ничего не забываешь.

— Имея такие бабки, человек действительно может купить хорошую большую машину, — тихо заметил Пат. — Так ты скажешь мне, в чем там дело?

Как раз в этот момент мимо нас проезжало такси. Я махнул рукой, делая знак остановиться. Мы сели в машину, и я назвал водителю адрес в Бруклине. И откинулся на спинку сиденья.

— Я бы сам хотел знать, Пат. Может, удастся обнаружить что-нибудь в записях Дули.

Дверь вышибать не пришлось. Я надавил на кнопку звонка, и ее отворил Марвин Дули.

— А ты, я смотрю, времени даром не терял, — заметил я. — Быстренько переехал.

— Без проблем, — ответил он. — Адвокат у меня хороший. — Он оглядел Пата с головы до пят, и по выражению его глаз я понял: Марвин догадался, что Пат — коп. — Зачем пожаловали, ребята?

— Хотим осмотреть дом, вот и все.

— А что, если я не захочу вас впускать?

— Можешь, конечно, и не пускать, если хочешь нарваться на неприятности, — ответил я.

Он на секунду задумался, затем распахнул дверь пошире.

— Ладно, входите. Только тут смотреть особо нечего. Я как раз навожу порядок... после того как тут все перевернули вверх дном.

— Неужели?

— Да, тут уже успел кто-то побывать. Черт, даже обои от стен отодрали! Мебель разбита в куски, матрасы вспороты... Господи, сущий бардак!

Нам понадобилось совсем немного времени, чтоб убедиться, что Марвин не врет. Обыскивали квартиру тщательно, но то была явно любительская работенка. Пат заметил:

— Похоже, он ничуть не ограничивал себя во времени, сразу видно. — На древесине виднелись отметины от какого-то инструмента, с помощью которого отрывали ножки, выламывали доски; для вспарывания матраса и мягких сидений использовалось острое лезвие.

Закончив проверку, Пат спросил:

— Ну и что ты здесь видишь, Майк?

— Он ничего не нашел, вот что я вижу. А потому не успокоится и будет искать дальше.

— Да... И, надо сказать, делал все очень аккуратно и тщательно. На пол ничего не бросал, когда надо было перевернуть что-то, осторожно переворачивал и осматривал. Если б тут что-нибудь было, наверняка бы нашел.

Я согласился с ним, и оба мы отправились в гостиную, где Марвин пытался собрать диван.

— Хлам, — проворчал он. — Вся мебель превратилась в хлам, хоть на помойку тащи. — Взгляд его перебегал с Пата на меня и обратно.

— Когда ты здесь появился? — спросил я.

— Примерно с час назад. — Я промолчал и он добавил: — я с самого начала решил сюда переехать. Я же говорил вам, что собираюсь переехать. Черт, это теперь мой дом!..

— Не думаю, что ты будешь чувствовать себя в нем уютно, — заметил Пат. — Кого-нибудь из соседей спрашивал?

27
{"b":"25524","o":1}