ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В глазах Вельды светилось понимание. И она присела на краешек кресла. Никаких записей делать ей было не надо. Она принадлежала к разряду людей, способных запомнить почти наизусть и на слух целую лекцию по криминалистике, а потом повторить ее слово в слово. Правда, удавалось ей это, лишь когда она того хотела, а такое случалось нечасто. В самой ее позе читались напряженное внимание и сосредоточенность, готовность уловить любое мое слово. И сама поза, и наклон головы напомнили мне одичавшую кошку, терпеливо ждущую у мышиной норки.

И я перечислил ей все-все факты подряд, которые знал, а закончив, снова прошелся по ним, но уже дополняя кое-какими предположениями и выводами. Когда я покончил и с этим, страшно захотелось холодного пива, но боль в боку твердо сказала: нет.

— Ну, что скажешь, котенок?

— Ты же у нас детектив, — напомнила она.

— Но ведь и у тебя имеется лицензия, если ты только не забыла продлить ее.

— Почему бы не спросить то же самое у Пата?

— Если б Дули хотел, он бы в первую очередь поговорил с Патом. Но он раскрылся только передо мной. Рано или поздно Пат сам выйдет на это дело, но пока что его задача — поймать убийцу Дули. А все остальное — сплошная игра в загадки, причем я успел здорово в ней засветиться. Да они уже дощечку с мишенью мне на спину повесили. И если я и дальше буду молчать, начнется игра в «Дартс».

— И это все из-за денег, да, Майк?

— Да, из-за восьмидесяти девяти миллиардов долларов. Такая сумма... звучит почти неприлично.

— И никто, похоже, не знает, где их искать?

— Черт, да никто прежде всего не может доказать, что они вообще были, эти деньги. Если были, то, очевидно, старых донов действительно крупно облапошили. Но они теперь все покойники, кроме Понти. Младшие мафиози догадываются, что деньги есть... но не могут их найти. Самое смешное, что это нисколько не похоже на поиски иголки в стоге сена. Это должна быть целая гора картонных коробок, битком набитых наличными или же ценными бумагами... и никто не хочет об этом говорить...

— Майк... а как вообще феды вышли на это дело?

— Но у них же звериный нюх на бабки, куколка. Они чувствуют их запах на расстоянии и будут идти по следу, пока не сдохнут. Им плевать, что они обманывают народ. Но они никогда и никому не позволят наложить лапу хотя бы на доллар. И потом, вспомни, на чем поймали Капоне.

С минуту она задумчиво молчала, потом улыбнулась.

— Современные технологии... В дни Капоне у них были арифмометры, теперь — компьютеры. Они хотят выследить эти деньги с помощью последних. Новые доны использовали все средства, чтобы обнаружить пропажу, а у нас же нет даже самого простого ноутбука.

— А он нам и не нужен, — заметил я. — И никакая электроника не способна бесследно упрятать такие огромные бабки. Кстати, их собирали и прятали еще до наступления компьютерного века.

В этом она согласилась со мной, это было заметно по тому, как она поджала губки.

— А мы пока что идем по следу денег, верно?

— Верно, котенок, но перед тем, как двинуться дальше, давай все же уточним кое-какие цифры. «Тайм», «Ньюсуик», «Ю-эс-ньюс» и «Уорлд рипорт»... все эти журналы писали о мафии. Нанимали репортеров, те проводили свои исследования, разнюхивали детали, собирали факты. Поэтому надо тщательно просмотреть и выписать из газет и журналов все, что может пригодиться. Если пользоваться этими сведениями, цифра получится, конечно, приблизительная. Но мы сможем примерно представить, какие доходы давала торговля наркотиками, другой их бизнес, потом сложить все это, округлить, а там посмотрим, что получится. Кстати, у нас хватит денег нанять людей, которые провели бы такие исследования?

— На это, думаю, хватит, — ответила Вельда.

— Тогда за дело!

* * *

Еще с армии у меня вошло в привычку вставать рано, не позже шести. Кофе был сварен, физиономия выбрита, а сам я полностью одет, когда в дверь раздался повелительный и настойчивый стук. Я догадывался, кто бы это мог быть. Наш Билл Рааб не пропустил бы ко мне и самого президента, вообще никого без моего предупреждения, если б только ему не показали полицейский жетон. Но это была сама Власть собственной персоной, которая, надо сказать, немного растерялась, когда я, распахнув дверь, воскликнул:

— Прекрасно, мисс Лейк и мистер Ватсон! Вы поспели как раз к утреннему кофе! — Я взглянул на часы. — Вы, люди городские, встаете слишком поздно. Куда запропастились?

Флоренс Лейк криво улыбнулась. Гомер замешкался, затем все же переступил порог и позволил мне затворить дверь. Я провел их в гостиную, потом отправился на кухню и приготовил две чашки душистого свежесмолотого кофе «Данкин доунатс». Оба они пробормотали слова благодарности, но я чувствовал: в их самоуверенности и надежде застать меня врасплох пробита большая брешь. Да некоторые люди просто в истерику впадают, стоит к ним с утра пораньше заявиться официальному лицу.

Итак, я уселся и поставил на столик кофе. После паузы Флоренс Лейк заметила:

— Мы тщательнейшим образом изучили прошлое мистера Дули. На это ушло много человеко-часов, но дело того стоило. Удалось обнаружить кое-что интересное.

— Поздравляю, — оказал я. — Поделитесь информацией?

— Посмотрим.

Я отпил глоток и поставил чашку обратно на столик.

— Послушайте, мисс Лейк, лично мне глубоко плевать, что вы там скажете. Если я хочу что-либо узнать, то предпочитаю делать это самостоятельно. Так что не стоит играть со мной в эти игры. Что вы узнали?

Они обменялись взглядами, затем она достала из кармана несколько листков бумаги и разложила их на столе. То были бланки — шесть из компании «Джеррити тракинг», в каждом зарегистрировано взятие напрокат на неделю одного грузовика. Остальные четыре ордерных чека были выписаны компанией «Уотертайт картон». Даты старые, все эти бланки заполнялись много лет тому назад.

Я просмотрел их, пожал плечами и спросил:

— Ну и как прикажете это понимать?

— Ваш друг брал напрокат эти грузовики и купил эти коробки. На свое имя.

— Крупная сделка! Он работал на Понти, и тот давал ему разного рода поручения. Возможно, все эти грузовики и коробки использовались в хозяйственных целях. Почему бы вам не спросить самого Лоренцо?

— Сами знаете, что он нам ответит, — сказал Гомер.

— Догадываюсь. Он ведь не такой воспитанный и милый парень, как я.

— Мистер Хаммер, — перебил меня Гомер, — у вас есть какие-либо соображения на тему того, что перевозил ваш друг в этих грузовиках?

— Конечно! — ответил я.

Оба они так и подались вперед, не сводя с меня глаз.

— Стоит взглянуть на даты, и сразу становится ясно, что происходило это в то время, когда Лоренцо Понти строил свой дом в горах. И Дули перевозил туда мебель и прочие нужные вещи. — Физиономии у них так и вытянулись от разочарования. — С чего это вы вообразили, что он перевозил в них именно деньги?

Игроки в покер из них были никудышные. Ведь как раз деньги они и имели в виду. И догадка о том, что как раз в это время Понти переезжал в новый дом, пришла ко мне чисто спонтанно, но как нельзя более кстати. И потом, если бы дону понадобилось спрятать огромную кучу денег, он бы наверняка использовал переезд как очень удобный предлог. Это было бы вполне логично.

Оба они отказались от еще одной чашечки кофе, а потому я выпроводил их и сразу же позвонил Пату на работу. Он рассмеялся, услышав, что только что произошло, потом спросил, где я сегодня обедаю. Произнес он это многозначительным тоном, из чего я сделал вывод, что встретиться надо. И сказал, что буду ждать его ровно в полдень в забегаловке, где подают столь любимую им пиццу. Этой самой пиццы я съел только малюсенький кусочек и запил его кофе. Пат доел все остальное, запил холодным светлым пивом «киллер», потом, страшно довольный, откинулся на спинку стула.

— Похоже, наш Дули идеально поставил дело, мафиозный бизнес развивался своим чередом. Наши ребята знали, что там творится что-то неладное, но поскольку почти никакой стрельбы и разборок не происходило...

29
{"b":"25524","o":1}