ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ведь использовал же он для чего-то все эти грузовики и коробки... — задумчиво протянул я.

— Пат проверил, пока ты пребывал в летаргическом сне.

— Правда?

— Да. Эти грузовики действительно видели в горах, там, где находится имение Понти. Дули перевозил массу вещей для своего босса. Мебель, кухонную утварь... Потом еще возил дерн и пиломатериалы. И все это выглядело совершенно естественно и законно.

— Как это принято говорить? Внешность бывает обманчива, да?.. Вся эта возня могла быть лишь прикрытием.

Она поняла, о чем я подумал.

— Что замышляешь? — спросила она.

— Сама знаешь, — ответил я. — Вот прямо сейчас поедем и проверим.

К машине моей, похоже, никто не приближался, стояла она на том же месте, где я ее оставил. Все контрольные метки, оставленные мной, тоже не тронуты, а пыль, скопившаяся под днищем, говорила о том, что и под машину тоже никто не лазил. Я сложил наши сумки в багажник и выехал со стоянки на улицу.

Я ехал, даже не удосужившись проверить, есть ли за нами «хвост». Если этот Гомер Ватсон так хорош, как о нем говорят, уж он-то виртуозно организовал бы слежку. И в ней была бы задействована не одна машина. Положение, которое он занимал, давало ему право привлекать к работе любые силы полиции, какие сочтет нужным. И, разумеется, именно они будут проделывать за него всю черную работу, в то время как сам он предпочтет держаться в тени, оставаясь при этом на связи.

Но у кролика всегда найдется норка, в которую он успеет шмыгнуть прямо у лисы под носом.

Билли Рааб ждал у выезда из гаража и, когда заметил двигающийся по улице огромный зеленый грузовик фирмы «Майлос», тут же махнул мне рукой. И я успел выехать и пристроиться впереди него. А когда грузовик остановился на красный свет, быстренько свернул за угол, поехал сперва на север, потом свернул к западу, проехал еще квартал, свернул влево и вот приблизился к своему дому, но только с другой стороны.

— Ну, как прошло? — крикнул я.

— Знаешь, Майк, ну прямо обхохочешься! Какой-то парень, толстяк-коротышка в синем костюме, едва не свихнулся от злости. Я даже подумал: того гляди лопнет! Появился тот грузовик, и ты поехал. И коротышка прыгнул в свою машину и чуть не столкнулся с другой машиной, которая выскочила из другого гаража, вон там, подальше.

Вельда окинула меня сумеречным взором.

— Думаешь, удалось, Майк?

Я ответил:

— Первая машина проехала, наверное, квартала два. А мы-то свернули сразу, после первого же поворота. И никакого «хвоста» я уже больше не видел. Теперь небось соображает, куда это я мог деться.

— А маршрут хорошо знаете? — спросил Билли.

— Да. Поеду через центр, потом выезжаем на автостраду и прямиком на мост.

— О'кей, дружище! Удачи вам.

Я влился в поток движения, стараясь пристраиваться в хвост такси, и больше ничего особенного не предпринимал. Какое-то время мы с Вельдой очень внимательно следили за тем, что происходит сзади, и лишь выехав наконец на автостраду, вздохнули с облегчением.

Переехав по мосту имени Джорджа Вашингтона, я свернул на шоссе «9W». Ехали мы по очень живописным местам, вдоль Гудзона, а когда проехали Ньюбург, я взглянул на карту и нашел то место, где Маркос Дули некогда держал свою лодку. Причал сохранился, хотя доски и сваи прогнили и обросли водорослями, но тем не менее в бухточке стояло на якоре с полдюжины моторок и две довольно старенькие парусные лодки.

Возле маленького домика красовалась вывеска: «Джеймс Бледсо, влад.» С крыльца открывался вход в контору, в задней части дома находились, по всей видимости, жилые помещения. Я постучал и услышал в ответ мужской голос, уверяющий, что сейчас откроет. А потому мы с Вельдой стояли и терпеливо ждали, пока дверь не отворилась и на пороге не возник старик в грязных шортах цвета хаки, жующий яблоко. Он оглядел нас с головы до ног.

— Что-то вы не больно похожи на тех, кто любит кататься на лодках, — пробурчал он с набитым ртом.

— Мы здесь по другому делу.

Похоже, он ничуть не удивился, присел на ящик, придвинутый к старому столу, и заложил руки за голову.

— Так, значит, вы не желаете взять лодку напрокат?

— Не сегодня.

— Так и думал.

— Мистер Бледсо... вы знали Маркоса Дули?

Глаза его оживились. Он опустил руки, сложил их на коленях.

— Ну, ясное дело, знал. Славные то были денечки... Уж сколько лет не видались.

— Он умер, мистер Бледсо.

— Черт, — старик нахмурился. — А как это случилось?

— Его убили. Но меня сейчас интересует другое. Я так понимаю, он держал здесь лодку. Моторку «Вулси», — добавил я.

— Вы имеете в виду «Вулси энд Виллер»? — уточнил он. — Старая моторка... А вообще-то она до сих пор здесь. Конечно, высохла и растрескалась и над ней надобно здорово поработать, чтоб привести в божеский вид, но если вы дадите мне несколько месяцев и малость деньжат, сделаем.

— Нет. Мне просто хотелось взглянуть на нее.

— Да там такая грязища...

— Ничего.

Он не лгал. В старом сарае стояли три древние лодки. Обшивка растрескалась, стекла кабинок выбиты, на всех металлических частях виднеются пятна ржавчины. Лодка Дули стояла на подпорках. Густая паутина и толстый слой пыли делали ее похожей на «Летучего Голландца». Часть досок палубы была отодрана, повсюду валялись фантики от конфет.

— Ребятишки, — объяснил Бледсо, — приходят сюда и играют. Уж как я старался не пускать... никакого толку. Всегда просочатся, чертенята. Еще слава Богу, что не курят и не водят сюда девок.

Я указал на гладенькую лесенку, прислоненную к борту.

— Не возражаете, если я поднимусь?

— Да ради Бога.

Лестница была сколочена вручную, но оказалась достаточно прочной. Я медленно поднялся по ней. Перекинул ногу через борт и оказался на палубе, стряхивая с лица паутину.

Очевидно, старик давно сюда не заглядывал. Ребятишки постарались на славу и разрушили все, что можно. Влезли в маленькую кабинку и вынесли оттуда все, что было не закреплено. Все фонари разбиты, даже керамические плафоны вырваны с мясом. Штурвал они не тронули — еще бы, такая игрушка, но в приборной доске красного дерева зияли вместо инструментов одни дыры. Металлический корпус старинного эхолота разбит и искорежен, находившийся рядом радиопеленгатор системы «Лоран» расколот пополам. Да старина Дули в гробу перевернулся бы, узнай, что эти черти сотворили с его лодкой.

Я удрученно покачал головой. И взглянул еще раз на приборную доску красного дерева, где ребятишки вырезали свои имена. И уже готов был отвернуться, как вдруг заметил еще одну надпись. Нет, она не была нацарапана кое-как и совсем недавно. Шесть цифр были аккуратно вырезаны с помощью какого-то очень острого инструмента. Прорезаны в дереве так глубоко, что стереть их было невозможно.

Те же шесть цифр, что значились на урне с прахом Дули, которые мы приняли за номер его солдатской бляхи! Черт, и никакой это не номер удостоверения личности... Здесь обозначены широта и долгота некоего места, которые оставил Дули в надежде, что тот, кто поймет, найдет его.

Я спустился вниз, отряхнулся и сказал Бледсо, что, когда нам надобится лодка, мы дадим ему знать.

— А что вы собираетесь с ней делать? — спросил он.

— У Дули был сын...

— Как же, помню. Еще совсем маленьким.

— Возможно, он захочет взглянуть на лодку. Мы ему скажем, что она сохранилась.

Старик поцокал языком, демонстрируя вставную челюсть, и кивнул.

— Ладно, как скажете. Жаль, конечно, что Дули помер. Как думаете, поймают того типа, который его убил?

Я усмехнулся, тоже продемонстрировав свои зубы в злобном оскале. Я чувствовал, как напряглось и окаменело у меня лицо. Затем поднял на него глаза и понял, что произвел должное впечатление, — бедняга весь так и передернулся.

— Поймают, будьте уверены.

Вельда взяла меня под руку и вывела из сарая. Мы прошли по лужайке, поросшей сорной травой, и оказались у ворот, возле которых оставили машину. Шли мы медленно, и она не произносила ни слова. Похоже, ей тоже не очень понравилось то, что она увидела на моем лице. Перед тем как сесть за баранку, я снял пиджак и бросил его на заднее сиденье. Потом расстегнул верхнюю пуговку рубашки и расправил воротник. Вельда спросила:

33
{"b":"25524","o":1}