ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но ведь и Вавилон некогда представлял собой нечто подобное. Его окружали высокие каменные стены и ров с водой. Но однажды вавилонцы устроили погулянку, и ночью армии медийцев и персов отрезали им воду, поступающую изреки Евфрат, а затем тысячи вооруженных людей ворвались в пробитую в стене огромную брешь и перебили всех пьяных.

Мы вовремя успели укрыться в тени деревьев. Из-за поворота показался черный лимузин и плавно подкатил к главному входу. Я прищелкнул пальцами, давая понять, что мне нужен бинокль. Вельда достала его из сумочки и протянула мне. Из машины, со стороны водительского места, вышел Паттерсон, потом распахнул заднюю дверцу и помог выйти дону Понти. На сей раз старик был одет как на загородную прогулку — брюки цвета хаки, подвернутые внизу и открывающие высокие светло-коричневые ботинки на шнуровке, и рубашку в клеточку, поверх которой красовался ковбойский жилет. Через руку у него было переброшено нечто вроде куртки на овечьем меху, чтобы не мерзнуть в горах. Входная дверь распахнулась, из нее, кланяясь дону, вышел какой-то лысый и толстый мужчина средних лет. Достал из багажника сумки и баулы и снова поспешил к двери, у входа в которую вежливо пропустил дона вперед. Паттерсон уселся обратно за руль и, обогнув дом, двинулся к тому месту, где, по всей очевидности, находился гараж. Но поскольку он не вернулся, я сделал вывод, что он, должно быть, уехал через задние ворота.

— Ну, что скажешь? — спросила Вельда.

— Он приехал не на один день. Слишком много багажа. Наверное, личные вещи, тряпки и прочее, все, что хочет иметь под рукой.

— А почему при нем никакой охраны?

— Погоди, котенок. Сейчас появятся.

Из леса вышли двое мужчин с автоматами и двинулись вдоль асфальтированной дорожки. Еще через минуту из-за поворота плавно выкатили два лимузина, мы разглядели за стеклами бледные лица мужчин. Машины остановились у дома, и тут подошли еще двое парней — на сей раз без автоматов. У обоих под мышками были штурмовые винтовки, а глаза обшаривали все вокруг в поисках затаившегося врага. В дом они не вошли. Просто растаяли в тени, словно их и не было.

Стараясь ступать как можно тише, мы двинулись обратно, туда, откуда пришли. Странно, но они почему-то не держали здесь собак. Наверное, и без них чувствовали себя в полной безопасности. Еще через час мы уже сидели в машине, и я выехал на дорогу, ведущую к мотелю. Неким непостижимым образом Вельде удалось вытрясти из волос сосновые иглы и колючки и привести свою прическу в порядок. И на нее по-прежнему все оборачивались — уж больно шикарно сидел на ней тренировочный костюм.

И лично я был рад, что она, точно магнит, притягивает взоры, потому как один из них принадлежал Хоуви Драго, а другой — одному из телохранителей дона. Должно быть, Вельда заметила это тоже, одновременно со мной, поскольку, не произнося ни слова, вошла в приемную мотеля, откуда, как я догадывался, собиралась выйти через заднюю дверь. Женщины не любят оставлять свое добро где бы то ни было. Она обязательно зайдет в номер, соберет тряпки и будет ждать, что я подъеду за ней. А потому я просто отъехал, словно был всего лишь доставившим ее к нужному месту водителем, проехал вперед по улице, свернул влево, потом развернулся и снова проехал мимо дверей «Цветка корицы», где лишний раз убедился, что люди Понти все еще там и не узнали меня — даже несмотря на то, что я проехал мимо них второй раз. Затем, объехав здание, я подкатил к заднему входу, распахнул дверцу, и тут же вышла Вельда со своей полотняной сумкой, уселась, а я, отъехав, переложил сумку на заднее сиденье.

— Я сказала дежурному, что мы уезжаем, и заплатила шестьдесят баксов, и за сегодняшнюю ночь тоже. И квитанции не взяла.

— Припишем это к служебным расходам.

— Не беспокойся, именно это я и собиралась сделать, — сказала она. — Интересно, что все же делали там эти типы?

— Но «Цветок корицы» — единственный в округе мотель.

— И все же очень странно, Майк... Почему они не рядом с Понти, как остальные?

— Должен же кто-то прикрывать дона с тыла. И потом, в имении у него полным-полно охраны. Целая армия, готовая при необходимости перекрыть все подступы.

— А как он узнает, что надо перекрывать, а, Майк?

Шоссе было прямым, как стрела. Поскольку ехать по такому одно удовольствие, я позволил себе немного расслабиться и поучительно произнес:

— Дон далеко не дурак, котенок. Именно здесь все начиналось когда-то, и, похоже, тут же и закончится. И никакие дорожные карты Понти не нужны. Ему всего-то и остается, что ждать. Он думает, что единственный на свете человек, которому известно, где спрятаны восемьдесят девять миллиардов баксов, — это я. Ну и по ассоциации — ты, конечно...

— Но мы же не знаем!

— Но этого-то он не знает, — ответил я.

Затем мы свернули на автомагистраль, ведущую в южном направлении, и Вельда выглянула в окно.

— И как ты собираешься забраться к нему в дом?

— Жду приглашения от Понти.

— Майк...

— Ты со мной не идешь, куколка. Мне нужно, чтоб кто-то дежурил снаружи.

— Но ты... можешь нарваться на неприятности, — заметила Вельда. Однако не стала уточнять, какие именно.

Я надавил на кнопку «круиз-контрол», и машина перешла на автоматическое управление с постоянной скоростью, мало-помалу начали появляться признаки цивилизации, и вот у третьего перекрестка я свернул вправо и поехал по дороге к мотелю «Готорн», вывеску которого заметил у обочины за милю до этого места.

На сей раз в приемной дежурила дама лет под шестьдесят с очень милым и приятным лицом. Но, когда я попросил две отдельные комнаты, лицо отразило удивление и она спросила:

— Почему?

— Потому что мы еще не женаты.

Тут брови у нее поползли вверх, и она даже немного отпрянула.

— Черт побери, вот это да! Наверняка ее идея? — И дама весьма недоброжелательно покосилась на Вельду.

— Нет, — ответил я. — Моя. Мы только помолвлены.

— Знаешь что, дружок, тебе, пожалуй, придется попрактиковаться заранее. У меня остался только один свободный номер, правда двойной.

— С двумя отдельными кроватями?

— Да, а что?

— Когда-нибудь видели «Однажды ночью»?..*

* «It Happened One Night» (1934), американская романтическая комедия, в главной роли Кларк Гейбл.

Вельда, расширив глаза, наблюдала за тем, как я беру ключи. Она едва сдерживала улыбку и так и сверкала ясными карими глазами. Пожилая дама лишь покачала головой, видимо, мое поведение привело ее в полное замешательство. И тут впервые в жизни я ощутил, как приятно быть хорошим честным парнем.

Уже в номере Вельда спросила:

— Нам что, обязательно возводить эти иерихонские стены?

— Вообще-то нет. Если, конечно, будешь вести себя прилично.

После этого я отправил ее в душ, и она вышла оттуда в совершенно сногсшибательном виде — с мокрыми волосами и облаченная в черную ночную сорочку. Один из тех сумасшедших аксессуаров, когда у девушки явно что-то на уме. Но, судя по выражению ее лица, то был выстрел вхолостую.

Затем, когда из душа вышел я, побритый, помытый и с вычищенными зубами, в чистой пижаме с длинными штанами, в комнате горела лишь маленькая настольная лампочка, и Вельда поманила меня рукой.

— Могу я рассчитывать хотя бы на дружеский поцелуй? Или ты даже не хочешь пожелать мне спокойной ночи?

Я взял ее за запястье и крепко сжал. Кожа у нее была такая нежная и шелковистая, и она позволила поднять руки и прижать их к голове. Кажется, только сейчас она начала входить во вкус игры. Облизала кончиком языка губы, от чего они призывно заблестели, затем, когда я наклонился, раскрыла их. Она была такая теплая и красивая, и каждая косточка ее тела была, казалось, пронизана с трудом подавляемой страстью. Я чувствовал ее на ощупь и на вкус.

Нехотя отвел губы от ее рта и тихо-тихо сказал:

— Люблю тебя, котенок...

Глаза ее сказали все, что я хотел знать. Я подошел к своей постели и улегся. Еще одна полезная привычка, которой я был обязан армейской службе. Там я научился засыпать в любых условиях и при любых обстоятельствах.

37
{"b":"25524","o":1}