ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я покачал головой. Он был прав.

— И меня это тоже очень беспокоит, не думайте.

— Но далеко не все люди одинаковы, дон Лоренцо... Ясно одно: где-то хранится огромная сумма денег, и есть немало горячих голов, готовых пойти на что угодно, лишь бы заполучить эти деньги. И ваши подручные, мягко говоря, не отличаются большим умом, и вам это тоже прекрасно известно. Именно вы и подобные вам начали все это, и теперь уже никогда не успокоитесь и не вернетесь к нормальному бизнесу, как прежде...

— Майк, — холодно заметил он, — вы в этом деле все равно что ствол без патрона. Да, Дули успел вам что-то сказать, а потому вы, точно так же, как и я, представляете теперь собой мишень. Но у вас в отличие от меня нет армии, которая прикрывала бы с тыла.

Секунду-другую я молчал, потом ответил:

— Так вы считаете, никто до вас не доберется, дон?

Ему понравилось, с каким почтением я произнес его титул, и на губах заиграла улыбка.

— Никто, — ответил он. — Вы же видели, какие предприняты меры предосторожности. И я забочусь о всех своих людях. Свидетельством тому служит хотя бы происшествие в доках.

— Кто затеял эту заварушку, дон Понти?

На лице его отразились горечь и раздражение.

— Теперь это не суть важно, мистер Хаммер. Смерть позволяет избавиться от многих врагов. К тому же требуются особый нюх и талант предвидеть ход событий. Иногда при этом вы теряете близкого человека, но таков уж наш бизнес. И так устроена жизнь. И не вижу особого смысла скорбеть по этому поводу, словно настал конец света.

Нет, прожитые годы изменили дона Лоренцо больше, чем я предполагал. Они иссушили юношеский запал, превратили его в неисчерпаемый резервуар ненависти, которую он мог держать под контролем и устремлять в выгодном ему направлении, чтобы добиться любой цели. А с виду никак не скажешь. В его манерах не прослеживалось ничего такого, что бы говорило об этом, никаких внешних проявлений или эмоций. Только в глазах читалось, что ты можешь умереть. Легкой или мучительной смертью, рано или поздно. И я прочитал в них, что могу умереть прямо сейчас. Одного их взгляда было достаточно, чтоб дать команду. И его ребята, понимающие хозяина с полуслова, могли уничтожить твой бизнес, стереть с лица земли всю твою семью. Или же полностью подчинить тебя себе.

Нет, теперь в них светились лишь усталость и злоба. И еще — сомнение.

Я спросил:

— Что вы хотите от меня, дон Лоренцо?

Глаза вновь впились в меня, словно буравчики. Все же злобные, но стальной блеск решимости в них уже отсутствовал.

— В данный момент пользы от вас никакой, Хаммер. Если б вы действительно что-то знали, то уже давно навели бы нас на это место. Однако, думаю, вы догадываетесь, что я собираюсь предпринять. За вами будут неотступно следить люди, настоящие профессионалы. И стоит вам на что-нибудь наткнуться, меня тут же известят.

— Да эти ваши так называемые профи, дон Понти... просто тупоголовые ослы!

— Я не сказал, что это будут мои люди, Хаммер. Я сказал «профессионалы», а там понимайте, как знаете. Надеюсь, вам понятно, что за деньги можно купить всех и все.

Бывают моменты, когда беседа заканчивается, и ты понимаешь, что самое время уходить. Если, конечно, представится шанс. И это был тот самый случай. Я позвонил Вельде. Я даже не попрощался. Просто кивнул дону Лоренцо Понти и встал. Он проводил меня до двери, распахнул ее и взглядом отдал какое-то распоряжение дежурившим там парням. И они правильно поняли его и молча наблюдали за тем, как я сажусь в машину.

Но затем один из них сделал ошибку. Я услышал звук щелкнувшего затвора. Он досылал патрон в свой помповик.

Асфальтированная дорожка огибала дом, и мне пришлось описать почти полный круг, что я и сделал, медленно и осторожно. И был уже почти на выезде к единственной дороге, ведущей в мир цивилизации, как вдруг свет фар выхватил из тьмы широкоплечие силуэты, и я понял, что дон передумал. Я представлял для него большую угрозу, чем ему раньше казалось. Он как был, так и остался смертельно опасным зверем, пожираемым изнутри огнем ненависти. Огнем, который все время подпитывался бешеными амбициями. А потому мне сейчас, сию же минуту предстоит столкнуться с его армией, уже нацелившейся своими пушками в дверцы и ветровое стекло, способными превратить машину в груду металлического хлама, вплавить меня в нее, после чего она сгодится разве что на металлолом, столь усердно скупаемый некоторыми странами для переплавки.

Но я надавил на педаль газа и резко вывернул руль. И врезался прямиком в группу киллеров. И увидел, что Паттерсон так и отлетел от капота, а один из парней выпустил очередь, но не в меня, а в звездное ночное небо. Даже грохот выстрелов не смог заглушить его пронзительного вскрика. Уголком глаза я успел заметить, как захлопнулась за доном высокая тяжелая дверь, затем почувствовал, как колеса переехали через что-то мягкое, визжащее и ругающееся на чем свет стоит. Затем я вывернул руль в другую сторону и вырвался на дорогу.

К счастью, я вовремя заметил сверкнувшие среди деревьев огни и тут же выключил свои фары. И резко свернул к обочине, где прикрывали кусты. Огромный автомобиль промчался навстречу, к дому, и не остановился. Очевидно, водитель просто не заметил меня, и, как он только скрылся из виду, я снова выехал на дорогу и двинулся к шоссе. На этом пути меня должны были бы подстерегать охранники дона, но, наверное, большая машина подобрала их.

События приняли новый оборот. Кончились мирные денечки. Кончилось то время, когда можно было планировать каждый следующий шаг. По мнению Понти, я не стоил того, чтоб устраивать на меня большую охоту. Но при встрече бешеную собаку убивают. При любом удобном случае, в любое время, любым способом. И чем скорей — тем лучше.

Глава 10

Я подъехал к мотелю как раз в тот момент, когда Вельда забрасывала наши вещи во взятую напрокат машину, и резко затормозил рядом. Озабоченность и тревога, читавшиеся на ее лице, сразу сменились радостью. Она даже уронила сумку на землю и крепко обняла меня за шею.

И оторвать ее было нелегко.

— Что такое, котенок? Ты в порядке?

— О, Майк!.. Да, да, я в порядке. Но ты не позвонил мне вовремя, как договорились, и я связалась с полицией. И теперь они уже должны быть там, у Понти! — Она заглянула мне в глаза, а пальцы ее так и впились в плечо. — Что случилось?

Я рассказал ей.

— Ты кого-нибудь убил?

— Не было времени остановиться и посмотреть. Но могу сказать одно: постарался прикончить как можно больше этих ублюдков. Они собирались меня расстрелять. Пату звонила?

— Да. И он обещал собрать людей по телефону и прислать сюда. Огласки можно не опасаться, а потому он решил прихватить с собой и Гомера Ватсона. — Она сделала паузу, сощурилась и, глядя на меня, добавила: — Как считаешь, это поможет?

— Возможно. Мы с тобой под юрисдикцию Пата не попадаем. А что касается Гомера, его служебные полномочия ограничены.

— Что теперь?

— Едем. Нам нужно перебраться в более безопасное место. Не хочу, чтоб даже Гомер мог выследить нас. Завтра вернем твою машину и пересядем на мою. По дорогам Америки бегают, должно быть, с полмиллиона таких же «Фордов», так что в глаза бросаться она не будет.

— Просто помоем ее, и тогда никто не догадается, что она твоя.

Сонный дежурный выписал счет. Мы расплатились, и он отправился досыпать. Примерно через полчаса мы отыскали маленький мотель в стиле ранчо, на неоновой вывеске светились буквы: «Места есть». Еще один сонный парень поднялся с дивана, зарегистрировал нас, взял деньги вперед и протянул мне ключ. Уже выходя из холла, я заметил, как он выключил вывеску, хотя у дверей в номера были запаркованы всего три автомобиля.

Я проверил наличие в помещении заднего выхода — на тот случай, если придется спешно уносить ноги. Мы внесли в номер только самое необходимое, задернули шторы, свет в комнате включать не стали, а включили его лишь в ванной и приоткрыли дверь — так, чтоб он отбрасывал мягкое мерцание. За те тридцать минут, что мы добирались до мотеля, я убедился, что «хвоста» за нами нет. Движения почти никакого, к тому же я совершил один разворот на 180 градусов — уже после того, как мы проехали мотель, — а потом вернулся к нему снова, с противоположной стороны. Все на тот случай, если за нами «хвост». Но его вроде бы не было. Минут пять я сидел в темноте, выключив фары и не выходя из машины. Сидел, ждал и наблюдал. Вроде бы чисто... И только убедившись в этом, мы вылезли из машины.

41
{"b":"25524","o":1}