ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 11

Сланщика нашли собаки. Его тело было сброшено в старый, выложенный камнем колодец, что находился неподалеку от главного дома. Сверху дыру прикрывали куски полусгнившего дерева и ветки, а также насыпана земля и навалены камни. Сбоку, возле виска, зияла глубокая рана, все лицо залито кровью. Тело было привязано к старой пустой канистре из-под бензина, которая плавала там же, в колодце.

Хорошее, вполне надежное место для того, чтобы спрятать труп, если, конечно, его никто не будет искать. Особенно с собаками. И для убийцы было бы еще лучше, если б это тело оказалось действительно мертвым.

Но Сланщик не ушел в мир иной. Удар дубинкой, который нанес Уго, едва не прикончил его, но он был жив. Череп пробит, однако рана оказалась несмертельной, и врачи обещали выздоровление. И нашему Сланщику еще предстояло прожить отпущенный ему Господом срок.

Никакой особенной коммерческой выгоды уничтожение старых строений Гарриса не сулило. В дело вступили власти и снесли все подчистую — в надежде разыскать те самые миллиарды долларов. Все сравняли с землей, осмотрели и перевернули каждый камень, саму землю прочистили граблями и прошлись по ней с детекторами, позволяющими определить наличие металла. Но добычей были лишь проржавевшие консервные банки, старые цепи с грузовиков «Мак» да огромная гора прочего железного хлама.

На одни эти поиски угрохали целое состояние.

Но само состояние так и не нашли.

Однако они пытались. Хорошее все же словечко — пытались. Оно означало, что их постигла неудача.

Вельде и мне разрешили навестить Сланщика в больнице Олбани. Он выглядел таким маленьким и жалким, лежа в постели. На голове повязка, на одной стороне челюсти — огромный синяк. Но стоило ему увидеть нас, как губы тотчас же расплылись в улыбке, и он хрипло и еле слышно прокрякал:

— Привет!..

Я сказал:

— Врачи обещают, что вы скоро будете на ногах. Вам здорово повезло, вы это понимаете?

— Да уж, попал в переделку... досталось мне, черт побери, — пробормотал он.

— Как он до вас добрался? — спросила Вельда.

— Как-как... Очень просто, выскочил, как черт из коробки, вот и все. Я как раз шел по дороге, хотел поймать на шоссе машину и добраться до города... — Он глубоко вздохнул, потом продолжил: — И вдруг на тебе, он! Как выскочит! Даже «здрасьте» не сказал. Ударил чем-то по башке, а дальше я ничего не помню.

— А вы его узнали, Сланщик?

В знак подтверждения он качнул головой.

— Эти копы... у них была его фотография. Точно он, я сразу узнал. А вы знаете, кто он такой?

— Да, знаем.

— И что с ним было дальше?

— В настоящее время он содержится в следственном медицинском изоляторе, здесь, в Олбани. И полиция его охраняет, — я ухмыльнулся во весь рот. — Так что бояться его больше нечего, против него выдвинуто обвинение в убийстве первой степени. Плохи его дела...

— Это хорошо... — пролепетал Сланщик.

— Ну а вы что будете делать? — спросил я.

— Вы хотите сказать, когда меня выпишут?

Я кивнул.

— Даже не знаю... Видел по ящику, как они разрушили мой дом и вообще все.

— Ну а если кто-нибудь выстроит там новый, согласитесь присматривать за ним, как раньше?

— Кто ж это выстроит-то?

— Терпение, мой друг, терпение. Подождите... Вот поправитесь, а там поговорим, о'кей?

— Ясное дело.

Мы пожали ему руку и вышли из палаты. На всем пути к лифту я чувствовал на спине его взгляд.

Спустившись вместе со мной вниз, Вельда спросила:

— Ну что, струсил, Майк? Пошел на попятную?

— Анализы крови у нас имеются, брачная лицензия — тоже. Теперь надо бы найти кого-нибудь, кто помог бы завязать последний узелок.

Она остановилась и сжала мне руку.

— Хочешь снова кинуть меня, да, Майк?

— Да перестань, котенок. Я все время думаю об этом, ты же знаешь.

— Майк...

— Не так давно ты сама согласилась, что сперва надо довести дело до конца. Или забыла?

Она не рассердилась. Она вновь превратилась в моего напарника, понимавшего, что дело — прежде всего. И что отговорить меня ей никогда не удастся.

На губах ее медленно начала появляться улыбка. И она вовсе не казалась мрачной. Улыбка говорила о том, что моя Вельда все понимает и готова идти со мной до конца.

— О'кей, босс, — сказала она.

Разве можно бросать начатое дело?.. Я смотрел на ее прелестное личико и изумлялся тому, как это в Голливуде могли прошляпить такую красотку. Одета она была, как подобает конторской служащей, но даже этот сдержанный и скромный наряд не мог скрыть соблазнительных очертаний фигуры, и я понял, почему клиенты, завсегдатаи всяких там ресторанов и просто молодые люди на улицах всегда поглядывают на меня с завистью.

Я сказал:

— Идем, малышка, куплю тебе чего-нибудь сладенького.

Вельда осталась в машине за углом, а я вошел в магазин. Продавец одарил меня сладчайшей из улыбок, которую приберегал для клиентов, готовых вступить в законный брак, хотя как он распознавал их, для меня так и осталось загадкой.

Я сказал:

— Мне нужно золотое кольцо с бриллиантом в два карата, ну и, возможно, изумрудом. Самого лучшего качества, и, когда вы покажете его мне, я попрошу у вас лупу, убедиться, хорош ли камень. Плачу чеком, могу предъявить документы. Как считаете, справитесь с этой задачей?

Улыбка не покидала его лица. Он кивнул и зашел за прилавок. Я видел выставленные под стеклом вещи, но мое кольцо он достал не оттуда, а из небольшого ящичка, который отпирался отдельным ключиком, и где находился этот самый ящичек, я не видел. Пальцы открыли маленькую коробочку, и там, на черном бархате, сияло обручальное кольцо. Он подал мне лупу и следил за тем, как я изучаю камень. Потом я вернул кольцо в коробочку и заметил:

— Очень мило...

— И очень дорого, — сказал он.

— Тысяч пятнадцать, полагаю? — осведомился я.

— Абсолютно точно. Вообще-то оно стоит на пятьсот дороже, но я, учитывая все обстоятельства, могу уступить именно за эту сумму.

Если уж играть в игру, то надо прежде всего получать от нее удовольствие. После того как я выписал чек, на банковском счету у меня осталось всего две тысячи баксов. Однако по счетам следует платить, к тому же через неделю я рассчитывал поправить свое финансовое положение.

Я достал водительские права и протянул их ему вместе с чеком. Он переписал значившийся на документе номер, предварительно сверившись с фотографией и убедившись, что на ней изображен именно я. Затем протянул мне коробочку, которую его помощник уже успел изящно и аккуратно упаковать.

Когда я убирал карточки и права в бумажник, он заметил удостоверение частного сыщика, выданное в штате Нью-Йорк, и так и впился в меня взором.

— Вы же Майкл Хаммер... Тот самый, кто задержал гангстера в пещере старины Гарриса, верно?

— Ну, каждый должен кем-то быть, — неопределенно ответил я.

— А знаете, вас показывали по телевизору. Совсем недавно, перед тем как вы зашли.

— Да будет вам. Никаких съемок в пещере Гарриса не велось.

— Я не об этом. Вас разыскивает полиция.

— За что?

— Что-то случилось... Они не сказали, что именно, но вас просили срочно позвонить в полицейский участок. И спросить там... э-э... мистера Холмса?..

— Мистера Ватсона.

— Да-да, именно, можете позвонить прямо от меня.

Телефонная книга мне не понадобилась. Номера пожарных и полицейских служб напечатаны на специальных полосках бумаги, которые приклеивают к аппарату, и я набрал самый первый номер. И попросил соединить меня с Гомером Ватсоном, а также назвал свое имя. И стал ждать, когда меня свяжут с ним. Он говорил со мной из машины по радиотелефону. Спросил, где я нахожусь, и сказал, чтоб я ждал в машине и что он скоро подъедет.

Вельда увидела меня и выскочила навстречу. И начала было:

— Знаешь, по радио передавали объявление, чтоб ты...

— Знаю. По телевизору тоже. Весь этот город просто опутан системами связи.

47
{"b":"25524","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Лонгевита. Революционная диета долголетия
Повелитель мух
Почему у зебр не бывает инфаркта. Психология стресса
Здоровая, счастливая, сексуальная. Мудрость аюрведы для современных женщин
Моя босоногая леди
Креативный вид. Как стремление к творчеству меняет мир
Мост мертвеца
Иллюзия греха. Разбитые грёзы
Разреши себе скучать. Неожиданный источник продуктивности и новых идей