ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А в чем дело?

— Понятия не имею. Знаю лишь одно: Гомер Ватсон едет сюда. Так что залезай обратно в машину.

Мы уселись, и она спросила:

— А куда ты ходил?

— Купить тебе конфетку, котенок. — Я вынул из кармана коробочку и протянул ей. Секунду-другую она недоуменно смотрела на нее — ведь конфеты так не упаковывают. Существует лишь одна на свете вещь, размеры, форма и вес которой на весь мир возвещают о том, что может храниться в этом сверточке. И вот она, словно тигрица, разорвала ногтями изящную обертку и выхватила из вороха тонкой бумаги заветную коробочку. Несколько секунд смотрела на нее, потом взглянула на меня, и этот взгляд не предвещал ничего хорошего в случае, если я вздумал над ней подшутить. А потом наконец открыла.

На сей раз поцелуй показался совсем иным на вкус. В нем сквозили новизна, полное упоение, пыл, который можно испытать пожалуй что раз в жизни, полное удовлетворение, страстная радость, что долгие ожидания в конце концов сбылись и мечта готова превратиться в реальность. Губы у нее были мягкие и влажные, и еще — страшно соблазнительные и голодные, а потому оторваться от них было не так-то просто. Но я все же оторвался — под предлогом, что должен надеть ей кольцо на пальчик. Оно оказалось немного велико, но Вельду, похоже, это ничуть не расстроило. И ее карие глубокие глаза продолжали ласкать меня взором, а потом вдруг немного затуманились — от слез, которые склонны проливать женщины в моменты, подобные этому.

Гомер Ватсон подъехал и грубо вернул нас к реальности. Выскочил из машины и перебрался в нашу, на заднее сиденье.

— Жаль, что вы не оставили мне своих координат. Мы вас повсюду ищем, прямо с ног сбились.

— Черт, я же не под арестом.

— Гораздо хуже, Хаммер! Вам грозит смертельная опасность.

— Что такое? Снова здорово?

— О, на этот раз совсем не то, что вы думаете.

В голосе его звучали странные нотки, а взгляд так и обшаривал улицу. Наконец, убедившись, что там вроде бы все чисто, он обернулся ко мне и сказал:

— Уго Понти сбежал. Еще прошлой ночью, и его до сих пор не нашли.

— Как же так, Гомер? Ведь его охраняла полиция. Что случилось?

— Настоящая военная операция, вот что случилось. Точных цифр у нас пока что нет, но предположительно в ней было задействовано как минимум восемь человек. Они напали на охрану, разоружили, оборвали все телефонные провода, потом затолкали весь медперсонал в одну комнату и заперли их там. А потом освободили Уго. У них с собой были такие специальные кусачки, и они сняли с него наручники, приковывающие к кровати. Потом натянули поверх больничной пижамы какие-то тряпки и... след простыл.

— Но ведь у Уго Понти вряд ли имелись там контакты на таком уровне, — заметил я. — Сомневаюсь, чтоб даже в Нью-Йорке это ему удалось.

— И тем не менее удалось. Впрочем, вы правы. То были совсем не люди Уго.

— О'кей, тогда кто же?

— У мафии длинные руки, друг мой. Лоренцо Понти был в тех местах королем. И местные гангстеры решили выразить ему тем самым уважение в благодарность за то, что он для них делал, и организовали освобождение наследника.

— Вы уверены?

— Совершенно. Двоих мерзавцев опознал один человек... из тех, кого они заперли в комнате. Нам он, конечно, рассказал, но официальным его заявление быть признано не может. К тому же некоторые тамошние копы слышали кое-какие разговоры на улице. Теперь, когда долг дону Лоренцо отдан, угроза вам исходит вовсе не от местной мафии. Нет, от самого Уго... он совершенно взбесился. Ему нужны только вы, и, судя по тем угрозам, что он высказывал в ваш адрес чуть раньше, он не успокоится, пока не достанет вас.

— Но что вы хотите, Гомер?

— Я хочу, чтоб вы остались живы. По крайней мере, до тех пор, пока мы не заполучим те деньги.

— Иными словами, вы все еще думаете, что я знаю, где они, так?

Он не ответил. Но я понял, что именно так он и думает. И сказал ему:

— Допустим, Гомер, эти миллиарды действительно у меня. Но как о том узнают другие и чем это можно доказать?

— Вы скажете только мне, Хаммер...

Я медленно кивнул.

— Так, стало быть, мне придется изображать из себя миллиардера, да?

Глаза его сказали «да».

— Тогда «Форд» следует срочно поменять на «БМВ» или же на «Мерседес», затем я должен переехать в апартаменты на Пятую авеню... — Я сделал паузу, мысленно смакуя эту картину. — И воспользоваться услугами пары охранных агентств.

Вельда хихикнула, Гомер подозрительно покосился на нее. Она заметила:

— Знаешь, тогда тебе, пожалуй, следует избавиться от этих «Хаш паппиз» и прочих тапочек на мягком ходу и обзавестись хотя бы маленьким пистолетом.

Настал мой черед смеяться.

— Вот что я вам скажу, Гомер. Никакой мафии я вовсе не нужен. Им нужны деньги, и до тех пор, пока я не покажу, где они, мне ничего не грозит. И если старое доброе Министерство финансов США или же налоговое управление и прочие шуты гороховые считают, что ключ у Хаммера, им следовало бы охранять меня, как Форт Нокс.

— Но в таком случае нам никогда не схватить Уго. Зная его характер, следует ожидать, что этот тип не успокоится до тех пор, пока не прикончит вас. Или же Вельду.

Тут меня так и пробрал озноб. И в боку снова заныло. Сначала где-то в центре, потом боль начала распространяться вширь. Впечатление было такое, точно в едва зажившую рану кольнула стрела с кремниевым наконечником, но глубоко не вонзилась, а потому боль не успела разрастись до такой степени, чтоб нечем стало дышать.

Вельда заметила, что я изменился в лице, и поняла, что происходит.

Гомер нахмурился и сказал:

— Ну-с, и каковы же ваши планы?

Я знал, что должен делать. Слишком долго игнорировал этот факт, но теперь знал. И ответил:

— Я возвращаюсь в город, мистер Ватсон. Здесь мне больше нечего делать.

— Можем дать вам сопровождение из машин, без специальных опознавательных знаков. Одна спереди, другая сзади.

Вельда опередила меня:

— О, это было бы просто замечательно, мистер Ватсон! — Потом она вопросительно покосилась на меня, и я кивнул в знак согласия.

— Я позвоню капитану Чамберсу. Наша команда будет эскортировать вас до границ города, а уж там его люди проводят до самого дома. Вы не возражаете?

— Ясное дело, нет. — Я медленно несколько раз втянул ртом воздух, и боль, похоже, немного утихла. —

Но... не кажется ли вам, что вся эта кооперация... э-э... двух различных департаментов выглядит несколько странно?

— Возможно, но она необходима. К тому же так легче отчитываться. Тем более что сумма, о которой идет речь, требует... э-э... особого подхода.

— Бред это все и дерьмо собачье! — буркнул я. — Для вас самое главное сумма, не человек.

* * *

Вельда вела машину со скоростью чуть большей, нежели была обозначена на знаках. Машины без опознавательных знаков, наш конвой, услужливо сворачивали следом; дважды их, чтоб разрядить монотонность и усыпить бдительность тех, кто мог бы следить за нами, сменяли простые грузовики и пикап. Водители всех машин общались между собой по радио, и, услышав, что к сопровождению подключились люди Пата, я испытал облегчение. Другие машины словно испарились, и мы без всяких приключений добрались до моего дома. Билл Рааб был на дежурстве. Завидев нас, тут же смекнул, что что-то происходит, но вопросов задавать не стал. Когда мы поднялись наверх, Вельда позвонила доктору Моргану и попросила его приехать как можно скорей. Входная дверь у меня была огнеупорной — металлическая и с надежными замками, а потому я отказался от наружной вооруженной охраны. Но Пат все же настоял и оставил внизу, в холле, детектива в штатском — в компании с Биллом Раабом, чтоб тому было не скучно. К тому же через определенные промежутки времени дом должны были объезжать патрульные машины.

Вельда не была по натуре своей женщиной истеричной. Нет, она тут же приступила к делу. Залезла в мой маленький сейф и извлекла оттуда три автоматических пистолета, которые расставила в самых удобных, с ее точки зрения, местах, чтоб были под рукой. Я позволил ей позабавиться немного, а сам тем временем влез в ванну, полную теплой воды, и стал отмокать, смывая боль, точно грязь. Затем вылез, обтерся полотенцем, оделся, и тут как раз прибыл мой добрый доктор.

48
{"b":"25524","o":1}