ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я кивнул:

— Да уж.

Роза внимательно смотрела на меня.

— Возможно, скоро придет их время.

— Возможно, — сказал я. — Тебе удалось связаться с Артом Кифером?

— Да. Он как раз должен выйти на связь. Я передала ему ваше сообщение. — Она взглянула на часы. — Я думаю, вы должны переговорить с ним прямо сейчас. — Роза повернулась на каблучках и обернулась через плечо. — Сюда, пожалуйста.

Передатчик был мастерски замаскирован каким-то умельцем в стропила, поддерживавшие старый каретный сарай за домом, который Роза называла гаражом. Он был так искусно спрятан, что целая команда опытных профессионалов могла бы неделю разыскивать его, но обнаружить только в том случае, если бы им крупно повезло. Антенна была утоплена в сердцевину бревна, а электричество подавалось через домашнюю электросеть. Роза показала мне четыре якобы использованных аккумулятора, небрежно разбросанных на полу; но на самом деле они были полностью заряжены на случай перебоев с электричеством. Старые автомобильные покрышки и детали машин действительно придавали всему здесь сходство с заброшенным гаражом, отвлекая чье бы то ни было неуместное любопытство.

Я включил приемник и настроился на нужную частоту.

— Не больше пяти минут, сеньор, — предупредила Роза. — Правительство содержит целую команду, которая проверяет все каналы. Мы не можем позволить себе, чтобы нас засекли.

Я махнул рукой в знак согласия и начал общаться с Ар-том, используя старый код Кисслера. Роза нахмурилась, вслушиваясь и не понимая, что я говорю, как, впрочем, не понял бы и любой другой посторонний. Но Арт все понимал.

— Морган, — сказал я.

— Продолжай, приятель.

— Ты связался с Джолли в Нью-Йорке?

— Так точно, — ответил Арт. — Ты там что-то замутил. Парень просто из штанов выпадает от страха, но все-таки постарался разузнать.

— Ну и каковы результаты?

— Все, что он сделал, — попытался разнюхать кое-что о Бернис Кейс и Вайти Тэссе. Кое-где на границе порасспрашивал о Гормане Ярде, и тут начался настоящий переполох. Джоуи Джолли понял, что ниточка тянется от Вайти, поэтому собирается выйти из игры. Он знает еще что-то, но ему нужно укрытие. Я рассказал, как добраться до меня. Если ему это удастся, я придержу его до тех пор, пока ты не поговоришь с ним.

— Он сказал, что ему известно?

— Только намекал. Кажется, он выяснил, почему был убит Горман Ярд.

— Черт! — вырвалось у меня.

— Ему повезет, если он сумеет ускользнуть от Вайти Тэсса. Я связался с парой друзей, и они сообщили, что Тэсс обеспокоен до такой степени, что готов мобилизовать все свои силы. Что мне теперь делать?

— Добудь Джолли и вцепись в него как следует, — распорядился я.

— Будет сделано. У вас все в порядке?

Я увидел, как Роза нетерпеливо постукивает по часам, и сказал:

— Кое-что вырисовывается. Я перезвоню.

— Понял, конец связи. — И Арт отключился.

Я выключил питание, сошел с нужной частоты и спрятал передатчик на прежнее место.

Снаружи я вновь почуял этот запах. Опасность притаилась поблизости. Когда мы вошли в дом, я закрыл дверь и обернулся к Розе.

— Хуан Фусилла? — спросил я.

— Через несколько минут, — ответила она. — Это было трудно устроить, но все-таки он придет.

— Точно?

— Наверняка. Он чует, когда ему светят деньги.

— Что ты ему сказала?

Роза посмотрела на меня с легкой понимающей улыбкой:

— Деньги, разумеется. В любви к которым коренится все зло.

— Кто я такой для него?

— Один из многих, кто заинтересован в том, чтобы передать кое-что запрещенное обитателям Роуз-Касл. Здесь это процветающий бизнес, сеньор.

— Что именно?

— Все как обычно. Табак, алкоголь, наркотики. Записки. Это выгодное занятие для охранников.

— Их ловят?

— Никто не дает себе труда расследовать подобные вещи. Это принятый порядок. Коррупция порождает коррупцию. Так как в нее вовлечены все, вряд ли им на руку менять сложившуюся систему. — Роза опять нетерпеливо взглянула на часы. — Он должен уже быть здесь.

Словно услышав ее слова, в дверь тяжело постучали. Роза опять погасила свет, впустила посетителя и тогда зажгла лампу.

Хуан Фусилла оказался коротким, полным человечком, которому перевалило далеко за сорок, с подвижными складками вокруг глаз, придававшими ему хищное выражение. Он представился с налетом официальной надменности и сел на стул, тщательно игнорируя меня, вытащил из кармана серебряную коробочку, зажал в тонких губах черную зловещую сигару и закурил.

— А теперь, сеньор, — начал он, — Роза сказала, что у вас есть ко мне дело, которое вы хотели бы обсудить.

Я намеренно секунд на десять задержался с ответом. Фусилла нервно облизывал губы и теребил свою сигару. Наконец я сказал:

— Если мне придется подыскать кого-нибудь другого, забудь об этом.

Его убеждающая улыбка была столь же быстрой, сколь и фальшивой.

— Вам не придется больше никого искать, сеньор. Я могу все устроить...

— Какова оплата?

Он было красноречиво приподнял плечи, но я резко оборвал его:

— Не тяни время, приятель. Мне некогда торговаться по мелочам. Просто выкладывай как есть. Если меня устроит, может, я соглашусь. Если нет... имеются и другие способы.

Его высокомерие как рукой сняло. Он смиренно качнул головой:

— Обычно пятьдесят на пятьдесят, сеньор...

— На этот раз пусть будет шестьдесят на сорок, я, разумеется, получаю большую часть.

— Но, сеньор...

— Когда я рискую, то знаю зачем. Если после сделки кто-то попытается надуть меня, гарантирую, что он от меня не уйдет. Это не любительский спектакль. Ну что, по рукам?

Фусилла закряхтел в облаке сигаретного дыма и кивнул.

— Условия тяжелые, но, может, сделка окажется выгодной. — Он посмотрел на меня прищурившись. — Вы можете достать то, что необходимо?

— Что угодно, — ответил я. — Что нужно?

— Сейчас в дефиците кое-какой... наркотик. На других рынках цены на него возросли, здесь его, понятно, не хватает. Вот если бы вы могли устроить...

— Откуда берутся деньги?

Плутовская улыбка этого типа была донельзя многозначительной.

— Большинство заключенных в Роуз-Касл политические, сеньор. Естественно, они вышли из богатых семей, которые живут далеко отсюда, но все же платят за привычки своих членов, которые... скажем так, остались за бортом.

— Картина ясна. Еще кое-что. Каким образом они пристрастились к наркотикам?

Он не пытался юлить и, пожав плечами, ответил:

— Как обычно. Они полагают, что это лекарство, которое им прописано. Требовалось сделать все, чтобы они не могли больше вести активную политическую деятельность.

— О'кей, — сказал я. — А теперь перечисли мне клиентов и распределение.

Фусилла не стал утруждать себя анализом вопроса. Вместо этого он забарабанил имена, которые ничего не значили для меня, пока он не упомянул Виктора Сейбла. По его словам, распределением занимается охрана, плату делят высшие офицеры, большая ее часть идет в карман Руссо Сабину. Оплата будет произведена после доставки товара, все бумаги будут оформлены через офис Руссо Сабина, так что никаких вопросов ни у кого не возникнет. За посредничество Фусилла берет себе пять процентов моей доли.

Я не торопился с ответом.

— Условия не слишком выгодные. Неудивительно, что у вас недостаток в наркотиках. Не многие согласятся участвовать в такой сделке.

Его маленькие глазки сверкнули.

— Если только источник поставок у них не совсем обычный, — его пальцы поглаживали и крутили сигару, — может, у вас именно такой.

— Меня трудно удивить.

— Ага, значит, наша сделка может состояться, — приятным тоном заметил он.

— Может быть.

— Что-нибудь еще?

Я кивнул.

— Я не хотел бы превращаться в мишень. Если за этими парнями в Роуз-Касл большие деньги и кто-нибудь из них отдаст душу, найдутся средства, чтобы заказать фоб и мне. Темпераментные латинские ребята с крепкими семейными связями долго помнят обиды. Они смогут узнать мое имя и найти меня, а это мне совсем не подходит.

25
{"b":"25525","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сколько живут донжуаны
Кто не спрятался. История одной компании
Практический курс трансерфинга за 78 дней
Необходимые монстры
Сила Instagram. Простой путь к миллиону подписчиков
Хищник: Охотники и жертвы
Мусорщик. Мечта
Unfu*k yourself. Парься меньше, живи больше