ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— О'кей. Нам остается только примириться с этим. Кто он такой и в каком номере поселился?

Мгновение Ким колебалась, затем сказала:

— Луи Рондо. Номер 203. Он занимается импортом-экспортом и является нашим резидентом уже восемь лет. После первичной проверки полицией его здесь приняли, и он ведет законный бизнес к своей выгоде. Его никогда не подозревали в том, что он заброшен сюда нашим правительством. Два года назад он женился на местной, но она умерла год спустя от рака.

— Ну что же, неплохо.

— Ну и каковы твои планы? — спросила она.

— Сначала мне нужно проводить отсюда Лизу Гордо. Это нанесет чувствительный удар по Сабину, который рассредоточит свои силы, пытаясь ее вернуть. Чем тоньше будет этот веник, тем легче нам действовать.

— А если не сработает?

— Сначала нужно попробовать. Мы все это время играем на слух. Если и возьмем фальшивую ноту, она затеряется во всеобщей неразберихе.

Ким протянула с несколько кислой миной:

— Твой дельта-бизнес процветает. Нашей главной целью был Виктор Сейбл, может, ты уже забыл об этом?

— Не надо сарказма, — ответил я. — Все, что нам остается, — это ждать.

Затем я обрушил на Ким последние новости и наблюдал, как она их усваивает. Ей потребовалась дополнительная информация о Джоуи Джолли, но я ответил, что это ее совершенно не касается.

Но Ким это не устраивало. Улыбка скривила уголки ее рта, и она сказала:

— Ты не должен разыгрывать передо мной спектакли, Морган. Ты предпринял изощренные усилия, чтобы я поверила, будто тебя несправедливо обвинили, — но никакого толку не добился.

— А что, если это правда?

Она многозначительно пожала плечами:

— Зачем думать об этом?

— Тебе еще многому нужно научиться, детка, — заявил я. — А теперь давай закончим этот фарс с медовым месяцем и забудем обо всем. Если все пойдет правильно, завтра у нас тяжелый день.

Я подошел к радио и выключил его, чтобы мы могли разговаривать обычными голосами.

— Пора в постельку, куколка?

В ее голосе чувствовалась улыбка, которой не было на лице.

— Чудесная идея.

Ким прошла в спальню, швырнула мне подушку и одеяло и захлопнула дверь.

* * *

Утром никому не понадобилось смотреть на диаграмму, чтобы узнать, куда направляется ураган. Небо было свинцово-серого оттенка, а с оконечности острова подул влажный бриз, все еще слишком слабый, чтобы разогнать гнетущую жару. Но это был первый сигнал того, что чудовище уже близко и движется в нашу сторону.

У стойки выстроились очереди гостей, требующих места на ближайшие рейсы. Вокруг столов тоже собрались толпы тех, кто решил остаться, наплевав на возможные последствия.

Мы с Ким молча завтракали в Континентальной гостиной; за соседним столиком расположился желтолицый мужчина, из-под его слишком тесного костюма выпирал пистолет, тип старательно прятался за газету. Когда мы закончили, Ким объявила, что ей нужно кое-что купить, я ответил, что пусть она займется покупками, а я еще разок попытаю счастья за столом с крепом. Я оплатил счет, и, когда мы поднялись, хвост решил последовать за Ким, рассчитав, что в казино и так достаточно соглядатаев.

Именно на это я и рассчитывал. Пока я нахожусь в поле их зрения, они не двинутся с места, позволяя мне свободно фланировать. Я сделал так, чтобы они видели меня, не таскаясь за мной по пятам: принялся бесцельно бродить от одного столика к другому, играя то там, то здесь и болтая с игроками.

Марти Стил, с покрасневшими от недосыпания глазами, все пытался выиграть в фараон. Он швырнул последние несколько фишек, проиграл и потянулся к карману за пачкой банкнотов, чтобы купить очередную порцию фишек.

— Неважный день?

Его голова испуганно дернулась от неожиданности, а лицо напоминало странную маску. Узнав наконец, он одарил меня той самой кривой усмешкой, словно у него выпадала челюсть.

— Неважный — не то слово, дружище. Я должен был последовать твоему совету и убраться из этого курятника. Эти ребята разорят меня.

Я кивнул на фишки, лежавшие перед ним:

— Лучше не трогать резерв.

— Не беспокойся, я еще в хорошей форме. Собираешься бежать, верно?

— Не люблю толкаться в аэропорту. — Я тронул его за плечо. — Увидимся позже.

Он улыбнулся уже по-человечески:

— Отлично, — и снова вернулся к игре.

Ким закончила делать покупки в два часа и присоединилась ко мне в баре, чтобы что-нибудь выпить. Ее сопровождающий занял место на противоположном конце зала, изможденный после забега по магазинам. Ким держала кучу пакетов, и для всех окружающих мы были не более чем влюбленной парой. Мы сплели руки и склонили друг к другу головы, болтая и смеясь, хотя разговор был далеко не романтичным.

Я сказал:

— Поднимись в номер и оставайся там до моего прихода. Я хочу, чтобы, когда я встречусь со своим связным, все здесь, внизу, выглядело правдоподобным. Когда мы будем выводить Лизу, ты нам можешь понадобиться для прикрытия, так что не убегай далеко.

— Ты уже подумал о том, что мы будем делать, если нам удастся вывести Сейбла, а на эту яхту мы не попадем?

— Ну, я, например, начну рыдать.

— Черт бы тебя побрал, Морган, — зловеще улыбнулась она, — ты не забыл, что мы имеем дело с национальной безопасностью?

— Как же я могу забыть, если ты постоянно мне напоминаешь? Мне нравится опекающий меня офицер, но иногда она меня чересчур утомляет.

Ее улыбка исчезла, и Ким вонзила ногти в мою руку.

— Может, мне стоит напомнить тебе еще кое о чем? Мне поручено убить и тебя и Сейбла в случае огласки нашего проекта.

— Ты на самом деле так фанатично им предана? Ким ответила мне одними глазами, а потом искренне произнесла:

— Да, я на самом деле такая преданная. И умелая. — Она поднялась и, улыбнувшись уже по-другому, собрала свои покупки, потрепала меня по щеке и пошла прочь. Хвост, обреченно вздохнув, с сожалением сполз со стула и побрел за ней к лифту.

Чтобы изобразить из себя пьяницу в переполненном баре, нужно просто переходить от одного клиента к другому, заказывая море выпивки и оставляя ее нетронутой. Если ты требовал тот же напиток, что и твой собеседник, а затем испарялся, все неизменно заканчивалось тем, что он выпивал его, и этого не замечал даже бармен.

Я проводил время в подобных упражнениях, периодически поглядывая на часы и становясь с каждым бокалом все громогласнее и дружелюбнее. Любого, кто присоединялся к моему окружению, я заставлял выпить первый стакан за мой счет. Даже официантам не удалось избежать приглашения, хотя они и вежливо отклоняли его. Уже дважды заходили водители такси в поисках клиентов, и тут же в их руках оказывался стакан. Я старался не выходить за определенные рамки приличий, чтобы шоу не прервали. Но все же позволил себе кое-что по мелочи, чтобы оно было достаточно буйным и убедительным, и парочка моих хвостов полностью расслабилась.

Так что, когда появился Хосе, я совершенно в стиле последних нескольких часов притянул его к себе и громко потребовал выпивки для моего нового приятеля. Он зажал в руке стакан, я произнес витиеватый тост, одновременно позаботившись, чтобы Хосе сел спиной к наблюдателям, и наполовину осушил свой стакан.

Не отнимая его ото рта, я почувствовал, как что-то упало в мой карман, и Хосе произнес:

— Со мной один человек, сеньор.

— Я знаю. Где он?

— Снаружи, в машине. Что мне с ним делать? Он настаивает на встрече с вами.

— Скажи ему, что мы встретимся прямо здесь, и, ради бога, проследи, чтобы он вошел без шума.

— Он очень испуган, сеньор.

— Заставь его сделать вид, что все в порядке.

— Я постараюсь, сеньор.

— После этого возвращайся на яхту и скажи капитану, чтобы он ждал так долго, как только сможет.

— Ураган приближается, я бы не стал слишком задерживаться, сеньор. Все остальные лодки уже отчалили в безопасные порты.

— Разумеется, Хосе. А теперь — назад и заставь капитана подождать нас.

33
{"b":"25525","o":1}