ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

От поста охраны до стен было еще около двухсот ярдов. Прежде чем мы достигли ворот, я услышал, как кто-то чихнул в темноте, и понял, что эта территория патрулировалась.

Фусилла заметил:

— Обычно Роуз-Касл освещена огнями, сеньор. Для удобства посетителей, разумеется. Она представляет собой такое красивое зрелище.

— Почему же она затемнена сегодня?

— Приближающийся ураган, мой друг. Что-то не в порядке с проводкой. Последний раз, когда это произошло, вырубился весь Нуэво-Кадис. В особых случаях Роуз-Касл снабжается электричеством от собственного генератора.

— Разумно, — отозвался я.

— О да. Сеньор Ортега полностью модернизировал нашу страну.

Лучи фар высветили поворот, затем уперлись в огромное мрачное здание. В отличие от трех остальных фасадов, которые смотрели на океан, центральный не был полностью подчинен военному функционализму. С этой стороны никто не ждал наступления, потому и зияющий вход, и большие прямоугольные окна были украшены затейливой резьбой, а в гранитных нишах стояли каменные фигурки, изображавшие давно почивших героев. Каждое окно было забрано железными прутьями, утопленными в каменные стены, а главные ворота защищала решетка толщиной в руку, выглядевшая совершенно неприступной.

Хуан припарковался рядом с потрепанным «фордом» и новым «фольксвагеном», маханул мне, чтобы я вышел, и мы оба двинулись по каменной дорожке к воротам. За ними пара вооруженных охранников посветила нам в лица, ответила на его приказ, и один из них нажал на рычаг, после чего металлическая решетка поползла вверх и, едва мы шагнули внутрь, тут же упала снова.

Наконец я очутился внутри Роуз-Касл.

Картер и Райс потрудились на славу. Я сравнивал детали крепости с тем, что запечатлелось в моей памяти, отмечая недавние усовершенствования и их возможное назначение. К счастью, Фусилла обладал странным тщеславием и настоял на том, чтобы провести для меня небольшую экскурсию по тем частям здания, которые раньше служили жильем для офицеров. Только после этого мы направились в большой, отделанный красным деревом офис для встречи с его начальством.

Капитан Рамеро и лейтенант Валенте были весьма рады пожать руку тому, кто собирался укрепить их личное благосостояние. Каждый тщательно проинспектировал содержимое пакета, который передал им Фусилла, потом они спросили, понимаю ли я их язык, и, когда Хуан заверил, что я всего лишь простой американский гангстер, у которого не было возможности изучать языки, принялись обсуждать, насколько допустимо разбавить этот порошок, чтобы он не потерял эффективности, и сколько мне можно заплатить.

Оба одобрили сделку Фусиллы и даже поняли, зачем я хочу увидеть потенциальных клиентов. Капитан Рамеро посмотрел на часы и сказал Фусилле:

— Я предлагаю вам поскорее покончить с этим делом. Всегда, когда возникают эти чертовы непредвиденные обстоятельства, сеньор Сабин лично инспектирует тюрьму и, хотя он и берет от нас деньги, вряд ли одобрит то, чего требует этот гангстер.

— Это не займет много времени, — уверил его тот.

Капитан с масляной улыбкой обернулся ко мне:

— Скажите, сеньор, когда вы будете готовы к первой поставке?

Я быстро взглянул ему в лицо, заметив, с каким вниманием смотрят на меня Фусилла и лейтенант, и ответил:

— О, через неделю-другую. У меня здесь что-то вроде медового месяца.

Последовал быстрый обмен взглядами, и я понял, что попал в точку. Они явно испытывали острую нужду в порошке.

Я добавил:

— Но если необходимо, я могу устроить все быстрее. В таком случае надо действительно торопиться: если нас настигнет этот ураган, никто не знает, что может произойти.

— Ваш товар... он в надежном месте?

— Только не для урагана.

— Тогда, может, будет лучше, если его доставят сюда?

Я покачал головой:

— Мне нужна оплата сразу по получении товара, капитан.

— Это можно устроить.

— Отлично.

— Решено. Сколько вы можете доставить и какова ваша цена?

— Два килограмма, на ваше счастье. Двадцать тысяч за весь товар. — Я заметил удивленное выражение на его лице, которое исчезло так же быстро, как и появилось, и пояснил: — Разумеется, это дешево. Вам хватит и на ваших клиентов здесь, и на то, чтобы приторговать в каком-нибудь другом месте. Если хотите знать правду — товар ворованный, его хозяин давно мертв. Так что все чисто, никто не знает, куда пошла эта партия. Все, что мне нужно от этой сделки, — чистые доллары США. Двадцать тысяч, не облагаемых налогом, меня вполне устроят.

Улыбка капитана стала еще маслянее, а полупоклон — почти изящным. Если он думал, будто никому не понятно, что происходит у него в голове, то был просто сумасшедшим. Как только он заграбастает эти два килограмма, я тут же превращусь в очередного мертвого американского гангстера, возможно унесенного ураганом, а двадцать тысяч осядут в его кармане вместе с неплохим наваром от торговли героином. Я предложил сочную наживку, и он проглотил ее без всяких колебаний.

— Отличная сделка, — сказал он. — Когда нам ждать товар?

— Мне нужно вернуться в город и...

Он маханул рукой, словно отбрасывая это незначительное обстоятельство:

— Машина сеньора Фусиллы в вашем распоряжении. Я предлагаю завершить нашу сделку немедленно.

— А как же наличные?

— Будут ждать вас к вашему возвращению.

— Но снаружи охрана... — начал я.

— Их проинструктируют, и они пропустят вас.

— О'кей, звучит неплохо. Если эта сделка получится, то, может, будет не последней.

Его дружеский смех был так же невесел, как голая кость.

— Разумеется, сеньор. Это такое удовольствие — участвовать в выгодной сделке. — Но в подтексте звучало, что у меня нет ни малейшего шанса предпринять вторую попытку. Стены Роуз-Касл крепкие и высокие, а воды, омывающие ее, так и кишат акулами, питающимися падалью, которые быстро и мастерски расправятся с телом...

Капитан посмотрел на Фусиллу:

— А теперь наш гость, вероятно, хочет взглянуть на наших... гостей.

Фусилла поклонился в ответ:

— С удовольствием. Прошу сюда, сеньор.

Огни Нуэво-Кадиса тускло подсвечивали низко нависшие облака. Я повернул «вольво» на узкую, посыпанную щебнем дорогу, ведущую в город, обгоняя потрепанные машины, спешившие найти в нем безопасное убежище. Ночной воздух становился все влажнее и будто на глазах закручивался в чахоточные порывы ветра.

Где-то над океаном центростремительные силы урагана собирались с духом, готовясь к решительному броску. Сейчас он откинулся назад, словно гурман за столом, обозревающий все те деликатесы, которые ему предстоит съесть, вдыхая ароматы и наслаждаясь предвкушением настоящей трапезы.

Я снова набросал в уме вход в Роуз-Касл, места, где располагалась охрана, припомнил тускло освещенные усилиями местного генератора коридоры и лестницы, которые вели в сверхсекретное отделение.

Кто бы ни занимался реконструкцией, они сочли гранитные стены слишком толстыми, чтобы долбить их, поэтому алюминиевые трубы, несущие провода, опирались на стальные клинья, вбитые между блоками.

Хуан Фусилла не заметил, как я проследил за тем, куда они идут; мы добрались до их пересечения, где провода входили в распределительную коробку, установленную наверху вертикальной трубы, вмонтированной в пол. Он был слишком увлечен, излагая мне историческое прошлое Роуз-Касл, гордо указывая на детали, которые обеспечивали ее неприступность, и рассказывая о знаменитых заключенных прошлого и о том, как немедленно пресекались попытки их освобождения.

Я изображал из себя заинтересованного туриста, расспрашивая, что находится под этим уровнем. Хуан, торжественно улыбаясь, заявил:

— Ах, сеньор, там расположено нечто, предназначенное только для служебных глаз. Это часть прошлого, которое мы не раз возрождали к жизни. Наши предки были весьма изобретательными людьми, знавшими, как следует обращаться с врагами.

— О? — Я сделал вид, что не понял, и он снова улыбнулся:

36
{"b":"25525","o":1}