ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Алхимик
Михаил Задорнов. Шеф, гуру, незвезда…
Unfu*k yourself. Парься меньше, живи больше
Иди к черту, ведьма!
Няня для олигарха
Тайная сила. Формула успеха подростка-интроверта
Король на горе
Факультет судебной некромантии, или Поводок для Рыси
Путин и Трамп. Как Путин заставил себя слушать
A
A

— По мне так даже лучше, — произнес я с улыбкой, Гретхен состроила гримаску, произнеся:

— Развратник!

И скрылась в спальне.

Рядом с креслом, в котором сидел, позируя, Селвик, стоял стол, а на нем находилась какая-то коробка. Я подошел и поднял крышку. Это была аптечка Селвика. В ней было не меньше полусотни всяких флаконов и коробочек с разнообразными таблетками, пилюлями, капсулами.

Гретхен вышла из спальни. На ней была широкая юбка и свитер. Вместо запаха скипидара ее теперь окружало благоухающее облако «Шанель № 5». Заметив, что я рассматриваю коробку, она произнесла:

— Теперь ты понимаешь, что я имела в виду? Он сидит и ест их, как простые конфеты.

— Врачи знают, что делают, — бросил я мимоходом. Она потуже затянула пояс и разгладила юбку на бедрах.

— Раньше я была медсестрой, — она весело рассмеялась. — Забавно, мне всегда хотелось испытать все. Я была хорошей сестрой, но все это мне довольно быстро надоело, Меня, кажется, ни на что надолго не хватает.

— Тебе непременно надо будет попробовать с замужеством. Это тебе наверняка очень понравится.

— Может быть, позже, Тайгер! Есть еще множество самых неизведанных миров, и, хотя я женщина, мне бы хотелось узнать жизнь, прежде чем я встану за мойку с грязной посудой, — она уселась на высокий вращающийся табурет и повернулась в мою сторону. — Итак, чем мы сейчас займемся? Сегодня суббота, и я страшно голодна. Мой намек достаточно ясен?

— Пошли поедим, — предложил я.

— А куда?

— Ну... в тот ресторан, где можно получить экзотическое меню.

— О, туда, где мы были в последний раз?

— Днем там нет представления, но еда великолепная.

Когда мы вошли в ресторан. Делла еще не было на своем месте, но нас впустил Джо Суон, который приветствовал нас такой широкой улыбкой, что были видны не только его вставные зубы, но и остатки собственных. При виде Гретхен он даже присвистнул от восхищения.

Суон занимался делами, связанными с укрывательством краденого, особенно с драгоценностями, и, кроме того, охотился за торговцами наркотиков. Особую ненависть он питал к героину, от которого умерла его жена. Он убил «толкача», поставлявшего ей наркотики, но еще не полностью насытился местью, Он находился на хорошем счету у полиции и ему многое прощалось, Он передал нас официанту, порекомендовав блюда на сегодня.

Когда мы уже сидели за столом, он подошел опять и сказал мне, что хочет кое-что показать. При этом он дал понять, что это не для женских глаз. Гретхен со вздохом отпустила меня.

Однако это не имело ничего общего с сексом. В кабинете меня ждал Делл. Закрыв за мной дверь, он сказал:

— У меня есть для вас новости, Тайгер, относительно вашего человека с изуродованным пальцем. Я ждал.

— Его видели.

— Где?

— Недалеко отсюда. В квартале между 4-й и 14-й улицами.

— Кто его опознал?

— Два человека. Один-продавец газет, который опознал эту руку. Этот человек купил газету на иностранном языке. И другой — мелкий торговец наркотиками по имени Марти Леман. Он по чистой случайности продал вашему человеку три порции героина. Мартин видел его только один раз и в полутьме. Эти сведения помогут вам?

— Да. Одно как нельзя лучше подходит к другому. Важно, что этот человек, наркоман.

— Да, будьте осторожны, Тайгер. Такие люди опасны. Когда я вернулся к Гретхен, она не преминула спросить меня с ядовитой ухмылкой.

— Ну как она?

— Недоразумение, — возразил я, — Речь шла совсем о другом. Давай поедим, а потом мне, к сожалению, нужно будет идти.

— Могу я пойти с тобой?

— Нет.

— Почему нет?

— Потому что меня ждут дела. Женщины мешают в подобных сделках.

— Я тебя увижу еще сегодня?

— Возможно.

— А когда?

Я подозвал официанта и, расплачиваясь, сказал:

— Ты уверена, что еще раз хочешь увидеть меня?

Ее глаза затуманились, а на губах появилась нежная улыбка. Потом она произнесла:

— Конечно, Тайгер. Для меня самой это очень странно, но у меня такое чувство, что до тебя у меня в жизни не было ни одного настоящего мужчины. С тех пор, как я узнала тебя... я чувствую себя совершенно иначе, — Этим не шутят, дорогая. Очень жаль, если это действительно так.

— Не пугай меня, Я неожиданно почувствовал себя спокойно и легко, Если не было надежды на будущее с Рондиной, а ее никогда по-настоящему не было, то мне было все равно, с кем это будет. Может быть, и с Гретхен Ларк, кто знает, А пока! Скачка не выиграна, и флаг не приспущен!

— Ты меня не выдашь?

— Как ты можешь так думать обо мне! — Однако постарайся. Даже случайно... Я откинулся на спинку кресла и замолчал, подыскивая слова.

— Предположим, я должен убить кое-кого...

— Это так необходимо?

— Да!

— И нет другого выхода?

— Ни малейшего!

— Кто он?

— Это не один человек. Вероятно, их будет двое или трое. И потом я не уверен, что нет других. А ведь были и еще, но они уже получили свое...

Гретхен с явным сожалением глядела на меня, — Я понимаю тебя, Тайгер, и сочувствую тебе. Делай то, что считаешь нужным, только не бросай меня... Когда? Я пожал плечами.

— Может быть, сегодня вечером.

— Ты будешь осторожен?

— Я всегда осторожен.

— Ты вернешься?

— Позже.

— Я буду ждать тебя! — нежно прошептала она.

Около пяти часов я высадил Гретхен перед ее домом и направился к Эрни Бентли, в его новую мастерскую. Это было нечто среднее между лабораторией и слесарной мастерской. Когда я вошел, Эрни сидел за столом и что-то изучал в микроскоп.

Проходя мимо квартиры Миннера во время проверки, я заметил марку замков на его двери и теперь попросил Эрни изготовить мне несколько наборных отмычек. За двадцать минут он подобрал мне шесть примерных наборов. Хотя бы один из них должен был подойти, В ожидании ключей я позвонил Чарни Корбинету и справился у него насчет той пули, которой был убит Туми.

— Она была выпущена из того же оружия, что применялось и против вас.

— Этот тип, наверное, с ума сошел, что так цепляется за свою пушку. Если его сцапают с ней, то его песенка, считай, спета.

— Но только не с дипломатическим иммунитетом.

— Впрочем, мы можем говорить о разных людях. Тот парень достаточно умей, чтобы не связываться с подобными уликами.

— Тайгер...

— Да?

— В январе 1941 года вы получили автоматический «кольт» армейского образца. Он все еще у вас?

— О кей! Я все понял.

— У вас есть еще что сказать мне? — спросил Корбинет.

— Пока только одни предположения. Мне придется сделать еще кое-какие шаги, чтобы поднять их со дна.

— Тогда сделайте это поскорее. Желательно на днях. Если через неделю эта дыра в ООН не будет заштопана, то мы можем потерять очень многое.

— Не беспокойтесь, — ответил я. — В крайнем случае, я знаю один верный способ ее сразу же затянуть. Вы получили врачебное заключение о состоянии Селвика?

— Оно лежит передо мной. Ему было сделано промывание желудка и проведены все анализы. Результаты отрицательные, Его приступ был естественным.

— Тонкая работа, — заметил я.

— Что вы имеете в виду?

— Я могу назвать вам два смертельных яда, которые также не оставляют никаких следов.

— Селвик не умер, а находится в превосходном состоянии, если не считать его старой и сильно запущенной болезни.

— Существуют яды, временно создающие болезненное состояние у человека, и они не оставляют никаких следов.

Эрни уже изготовил ключи и с интересом прислушивался к нашей перепалке по телефону. Он сунул их мне в руку и сказал:

— Звонил Мартин Грэди. Мы тут сварганили кое-что новенькое, и это может тебе пригодиться. Вот, посмотри!

Он показал мне три черных шарика, размерами в половину мяча для гольфа, На одном из них было белое колечко.

— Помнишь хлопушки, которыми мы играли в детстве? Бросали их на пол или об стену — и они взрывались, — Помню. Но они были не опасны, если только не попадали в глаза.

24
{"b":"25526","o":1}