ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А эта штука имеет разрывную силу ручной гранаты.

— Они надежны?

Эрни красноречиво пожал плечами.

— Это новинка. В лабораторных условиях они действовали безукоризненно. Положи их в карман и постарайся не очень трясти и стучать.

— Благодарю за совет.

— Лучше всего завернуть их в платок и рассовать в разные карманы, чтобы они не ударялись друг о дружку, И не вешай плащ поблизости от батарей отопления: гранаты взрываются при высокой температуре. Та, на которой нанесено белое колечко, — зажигательная.

— Термит?

— Тайгер! — укоризненно покачал он головой. — Техника не стоит на месте. Эта смесь гораздо эффективнее термита. Делвин воспользовался этой штучкой в Югославии, чтобы вскрыть сейф, из которого он похитил бумаги Моревича.

Я рассовал гранаты по карманам плаща, а ту, с колечком, засунул во внутренний карман пиджака.

— Слушай, если ты воспользуешься гранатами, постарайся сообщить мне, как они сработали. Может быть, что-нибудь в их конструкции можно будет улучшить.

— Утешил... философ!

В утренних сообщениях газет было много места отведено таинственному убийству постояльца Честер-отеля. Его опознали как мелкого дельца со Среднего Запада, который чрезмерно увлекался покером. Вероятно, его прикончил кто-то из бывших партнеров по карточному столу, так как рядом с трупом был обнаружен неоплаченный счет.

В статье содержалось предупреждение новичкам, приехавшим в большой город с целью урвать свой кусок «счастья».

Прочитав заметку, я усмехнулся. Чувствовалась работа нашего центра в Вашингтоне, и местной полиции пришлось танцевать под его дудку, Для меня было важно одно: Видор Чарис знает, что я еще жив и что полиция идет по ложному следу. Он постарается убрать меня как можно скорее, чтобы я не смог нарушить планы его хозяев. Для меня сейчас существовала единственная возможность — нападение.

Десять минут спустя я уже направлялся к квартире Миннера.

Его окна были темными.

Я огляделся, чтобы убедиться, что за мной никто не следит, вошел в подъезд и бесшумно поднялся по лестнице. Подойдя к дверям его квартиры, я дважды позвонил, но мне никто не открыл. И тогда я взялся за ключи Эрни. С третьей попытки замок слабо крякнул и поддался.

Переступая через порог, я почувствовал, как что-то еле слышно коснулось щеки. Я понял, что это было, и мысленно чертыхнулся. При свете фонарика я принялся искать «предохранитель» черную нитку сантиметров пятнадцать длиной и тонкую, как волос. Миннер укреплял ее на двери и, приходя домой, первым делом проверял, не навещал ли кто-нибудь его жилище в его отсутствие. Мне понадобилось немало времени, чтобы снова укрепить ее на двери.

Задернув шторы на окне, я включил свет. Потом вывернул из люстры все лампочки, кроме одной, под цоколь которой я засунул кусочек фольги от пачки сигарет. Теперь, если повернуть выключатель, люстра зажжется на мгновение, а после этого сработает предохранитель и электричество отключится.

Это был старый трюк Чарни Корбинета и его школы, с помощью которого можно оградить себя от множества неожиданных сюрпризов.

После этого я вновь поднял шторы и огляделся вокруг.

Квартира была когда-то чистенькой и очень уютной, но Миннер не утруждал себя соблюдением порядка и чистоты. Везде валялись окурки и пепел. Ковер в нескольких местах был прожжен насквозь, а на полированных поверхностях мебели тут и там виднелись белые следы от горящих сигарет. На столе среди грязных тарелок и стаканов стояли две бутылки водки и непочатая бутылка виски.

В квартире было две спальни и в каждой стояло по две кровати. Значит, Миннер мог, не сообщая никому, держать у себя на квартире людей столько, сколько ему было нужно.

Я внимательно оглядел комод снаружи, чтобы убедиться, что здесь нет нитки-ловушки, а затем приступил к методическому обследованию. В ящиках и в шкафу было очень немного вещей, только то, что может уместиться в двух небольших чемоданах. Похоже, Миннер не собирался задерживаться здесь надолго.

Кухня была в еще более страшном состоянии. Бутылки и стаканы, которые я видел через окно, все еще стояли на столе. В шкафу я обнаружил солидный запас консервов, которые, казалось, были обычным ежедневным рационом хозяина. Тут же, на крюке, висело несколько больших батонов копченой колбасы, распространявшей довольно острый запах чеснока.

Я уже собирался было закрыть шкаф, когда мое внимание привлекла небольшая картонная коробка на верхней полке. Я открыл крышку и увидел три стеклянных флакона, тщательно упакованных в вату. Один из них был наполнен голубоватым порошком. В двух остальных порошок был белым. Я осторожно открыл и понюхал содержимое флаконов. Белые порошки были определенно стрихнином и какой-то солью синильной кислоты. Запах голубого порошка показался мне знакомым. Я осторожно попробовал его на язык. Это был пентотал — наркотик «правды», прекрасное средство развязывать непокорные языки.

Да, похоже банда приготовилась ко всему. Но я теперь тоже был наготове.

Я продолжал обыск. Мне показалась подозрительной машина для мойки посуды и сушилка, стоявшие в стенной нише. Вряд ли ими вообще пользовались, если учесть, какой беспорядок был на кухне и в квартире. Я быстро осмотрел моечный барабан. Пусто.

У меня не было никаких определенных подозрений, но я искал оружие. Я открыл сушилку и увидел сверток, который лежал прямо на нагревательных элементах. Я развернул бумагу.

Это была пачка новеньких тысячедолларовых банкнот. Стоило кому-нибудь включить сушилку, и деньги через несколько секунд сгорели бы. Я пересчитал банкноты: 41 000 долларов. Я вытащил из пачки три бумажки, а остальные завернул и положил на место.

Теперь будет за что объявить Алексиса Миннера «персоной нон грата». Но довольная улыбка тут же слетела с моего лица. До моих ушей донесся скрежет наружного замка и голоса за дверью.

Я выхватил из кобуры пистолет и притаился за распахнутой дверью кухни.

По всей видимости, их было трое — профессиональных убийц, и, если я что-то и собирался делать, то должен был поспешить.

Кто-то повернул выключатель. Лампочка вспыхнула на секунду, и в следующее мгновение комната опять погрузилась в темноту. За это короткое мгновение мне удалось кое-что рассмотреть.

На одном из мужчин была тирольская шляпа с пером, Я уже однажды видел его, когда он стрелял в макет на моей постели в то время, как сам я висел за окном, на тридцатиметровой высоте над улицей.

У второго парня рука была на перевязи. Ее повредил ему Туми, когда метким выстрелом выбил из его руки «ТТ» в коридоре моего отеля.

Третьим человеком мог быть только Миннер Голос с сильным акцентом произнес:

— Лампочка перегорела, Алексис, или пробки. Погоди, у меня есть фонарик.

Один из них достал и включил сильный карманный фонарик, но тут же второй крикнул:

— Отставить!

Вероятно, ему тоже был известен трюк с фольгой и лампочкой. Теперь мне ничего не оставалось делать, так как яркий луч света на мгновение осветил меня за матовым стеклом двери. Я выскочил на свободное место и вскинул «кольт», но тут фонарь погас и они, как по команде, рухнули на пол со стоном и грохотом. Мне ничего не оставалось делать, как отпрыгнуть и ничком упасть на пол.

Негромкий хлопок выстрела слился со звоном разбитого стекла кухонной двери, за которой я только что прятался, Я затаился, не отвечая на огонь, чтобы не выдать своего нахождения вспышкой выстрела. Постепенно мои глаза привыкли к темноте, и вскоре я разглядел в углу комнаты смутно белевшую повязку на раненной руке противника. Я бесшумно стащил с ноги ботинок и бросил его в ту сторону. Он ударился о стол и со звоном опрокинул бутылки и стаканы.

Но никто из них не поддался на этот трюк. Они понимали, что находятся в таком же невыгодном положении, что и я. Если они разом бросятся на меня, то только помешают друг другу, а вызвать смертельный огонь на себя не хотелось никому.

Неожиданно мое внимание привлек какой-то слабый отсвет метрах в трех левее и дальше от меня. Мне понадобилось несколько секунд, чтобы понять, что это светится циферблат часов на руке одного из бандитов.

25
{"b":"25526","o":1}