ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— К счастью, мой дядя был застрахован.

— Вы все внесли в список?

Мирон не стал долго раздумывать.

— Все.

— Если они выпускали порнофильмы, то как продавали их?

Вопрос не застал юриста врасплох. Очевидно, он знал, чем занимался его родственник.

— Верно, в прокат они их не пускали. Они не были настолько хороши и, кроме того, в кинотеатрах с новой цветной и озвученной порнографией его произведения выглядели несколько устаревшими. Но он продавал пленки поштучно любителям и поэтому держался в деле. — Мирон сделал паузу и смутился. — Я до сих пор не могу понять его.

— Что понять?

Мирон пожал плечами и отпил из стакана.

— Как он мог думать о покупке загородного дома и нового автомобиля? На это у него никак не набиралось.

— Может, это была его голубая мечта?

— Не думаю, — уверенно заявил Мирон. — Мой дядя не тратил время на фантазии. Он говорил мне, что собирается переехать в новый дом за город и просил выяснить цены на машины. Он хотел купить большую машину.

— Когда?

— За неделю до гибели.

— И откуда, по-вашему, он ждал поступления денег?

Мирон выглядел малость встревоженным.

— Может, он отснял хорошую картину?

— Вы думаете совсем о другом, — заявил Берк.

На этот раз Мирон не мог смотреть ему в глаза.

— Говорите! — велел Берк.

— Может быть, он заснял кого-нибудь, кто должен был хорошо заплатить за пленку со своим изображением?

— Это так?

Мирон медленно опустил голову, как бы соглашаясь.

— Такое однажды было в Бостоне. Кое-кто хотел заснять вечеринку, в которой участвовал. Для себя, конечно. Негатив дядю заставили отдать.

— Но он сохранил копию негатива?

— Что-то вроде этого. Но помните, это всего лишь предположение.

— Он вел рабочие записи? — поинтересовался Джил.

— Да, но в них не было ничего такого, что бы меня заинтересовало. Я даже просмотрел все его фильмы для полной уверенности.

— Думали взяться за дело самому? — ехидно улыбнулся Джил.

— Разумеется, нет!

— Но где-то вы все же обнаружили противоречие, не так ли?

Мгновенная вспышка в глазах Мирона убедила Берка в своей правоте. Он продолжал смотреть на юриста, его выражение лица не сулило ничего хорошего. Мирон глотнул из стакана и неуверенно произнес:

— Была накладная на что-то, чего я не нашел.

— На что?

— Мистер Берк, я юрист, а не фотограф.

— Не шути со мной, парень! Ты уже обо всем сказал, все написано на твоей физиономии.

— Это... это устройство для микрофильмов.

Джил его раз улыбнулся и отставил стакан в сторону. Когда он поднялся, Мирон спросил:

— Это все?

— Все. По крайней мере, с тобой, — буркнул Берк.

Очутившись на улице, Берк взглянул на вечернее небо и ощутил на лице дождь. Это не были те снежинки, о которых он думал прошлой ночью, но все же... Все это висит над его головой и готовится спуститься вниз.

Идя по улице, он разложил загадку на составные части и на каждую налепил ярлычок. Берковиц и Менуот, фотографии трупов, Марк Шелби, очутившийся рядом. Зачем Шелби использовать или убивать фотографов? И все же Берковиц закупил оборудование для производства микрофильмов и ожидал получить кучу денег. По теории все складывается очень просто.

Трудности начинаются с ввода в действие Теда Проктора.

Джил нахмурился и еще раз перебрал в уме известные факты. Если Проктор каким-то образом узнал, что Берковиц должен получить кучу денег, и подумал, что он уже получил их, он мог решиться на ограбление, которое превратилось в убийство, а когда денег он не нашел, то решил отыграться на ломбарде. Логично... Но все же у Проктора не та натура. Он вовсе не похож на типа, который может связать два дела... или убить.

Ясно одно. Джимми Корриган не лжет, не приходится сомневаться в правдивости его рассказа о том, как он вбежал и увидел Проктора с пистолетом в руках, направленным на хозяина ломбарда. Послужной список Корригана безукоризненный, у него достаточный опыт, и он не стал бы стрелять, если бы не ощутил смертельную угрозу для своей жизни.

И еще один примечательный пункт: Корриган точно изложил факты, но тоже почуял, что здесь что-то не то. Вероятно, какая-то мелочь ускользнула от него то ли потому, что была слишком замаскирована, то ли потому, что была слишком очевидна, чтобы ее заметить.

Но что-то было, это точно.

Генри Кэмпбелл видел Марка на месте происшествия, даже если и отрицал это публично. Марк Шелби был там, но категорически отрицает это. А ведь если Шелби непричастен, то зачем ему врать?

Дождь припустил сильнее и Берк поежился. Около него остановилось такси, но он не стал садиться. Сейчас ему было необходимо подумать. Хозяйка дома, где жил Проктор, никогда не видела ни украденных вещей, ни оружия, но следователи нашли спрятанные бумажники, половина которых, как указывалось в протоколе, была украдена. Видимо, их вытащили из карманов. Неожиданная мысль вонзилась в голову Джила и он на мгновение остановился. Дождь полил еще сильнее, но по лицу Берка поплыла коварная улыбка, заметив которую, прохожие испуганно старались обойти его стороной. Берк что-то прошептал себе под нос и выбежал на мостовую ловить такси. Он назвал водителю адрес в деловой части города и откинулся на сидении.

Сержант Шнайдер уже собирался уходить, когда вошел Берк. Он бросил беглый взгляд на Джила и поспешно проговорил:

— Нет-нет, сегодня я с тобой заниматься не буду. Я спешу.

— Дружище, я не задержу тебя надолго.

— Слушай, я уже на час опаздываю к ужину. Ты что, не можешь подождать?

— Что за разговоры? Разве ты не хочешь стать героем?

— Стать героем, работая в архиве? Ты шутишь!

Берк настаивал на своем и Шнайдер, наконец, развел руками.

— Принеси мне списки найденного обыске в комнате Теда Проктора, попросил Джил. — Я хочу посмотреть имена и адреса тех, чье имущество у него обнаружили.

— Джил, Христа ради!..

— Давай тащи, быстро!

Шнайдер с недовольным видом поднялся с места и кивком пригласил Берка следовать за ним. Через полчаса он выложил все, что Джил от него требовал, и нетерпеливо наблюдал, как Берк просматривает одну бумагу за другой. Шесть человек заявили, что их обчистили на общую сумму в четыреста восемьдесят шесть долларов. В примечании говорилось, что бумажники и все, что осталось, были возвращены законным владельцам. Джил выписал их имена и адреса в свой блокнот.

Шнайдер в очередной раз взглянул на него.

— Все?

Глаза Берка взволнованно блестели.

— Мы все же кое-что упустили дружище.

— Что еще? — не понял сержант.

— Все заявления о кражах сделаны в два дня.

— Ну и что? Если вору везет, он может набрать и больше.

— Проктор был обыкновенным алкоголиком. Для утоления жажды четырех с лишним сотен ему многовато.

— Вспомни, как ты сам пьешь, — возразил Шнайдер. — Он вытащил их до того, как потратился. Даже при его потребности, он хотел заграбастать еще больше.

— Возможно.

— Еще как возможно! Не понимаю, Джил, чего ты начал ковыряться в этой чепухе.

— Потому что из-за такой чепухи я однажды вылетел из полиции.

Шнайдер молча уставился на Берка.

— Знаешь, что это за чепуха? — спросил Джил. — Это самая обыкновенная липа.

— И ты можешь это доказать?

— Если это окажется правдой, то да, — кивнул Джил.

То, что ему было нужно, проще всего получить не в официальном правительственном бюро, а в газетном агентстве. Сидевший там парень томился от безделья и рад был проводить его в нужную комнату и подобрать необходимые материалы.

Парень взглянул на индексы и протянул Джилу нужные листы.

Берк прочитал их и вернул парню.

— Нашли, что хотели? — осведомился парень.

— Благодарю, все в порядке, — улыбнулся Джил.

Он вышел на улицу и дошел до угла под дождем, который лил из темных туч, скрывавших вершины небоскребов.

Джил был один на улице и, несмотря на ливень, улыбался. Двое суток тогда лил дождь, как и сегодня, а в такую погоду карманники не работают.

30
{"b":"25530","o":1}