ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Некрономикон. Аль-Азиф, или Шепот ночных демонов
Вы ничего не знаете о мужчинах
Чужое тело
Прыжок над пропастью
Правила. Как выйти замуж за Мужчину своей мечты
Отчаянные
Метро 2033: Пифия-2. В грязи и крови
Как хочет женщина. Мастер-класс по науке секса
Тобол. Мало избранных
A
A

Глава 12

Стрельба началась в Майами через два часа после прибытия партии оружия в автомобильный магазин Вигаро. Ни Вигаро, ни Герман-Германец не затруднили себя проверкой груза, вернее, источника поступления груза, полагая, что это устроил Моу Пил.

Они даже не удосужились прикинуть, что стоимость полученного ими оружия намного превышает сумму, выданную Пилу.

Один вид гранат, армейских полуавтоматов в смазке и ящиков с боеприпасами был столь изумителен, что они думали лишь о власти, которой добьются с помощью всего этого.

Герман-Германец видел новый порядок и себя на месте главы державы, которая возникнет на полуострове. Но еще более приятной была ему мысль о расправе над Папой Менесом, кого он ненавидел до зубовного скрежета. К несчастью для двух солдат, присланных правлением, они, выследив и прикончив одного из людей Германа, не удосужились как следует замести следы. Они не обратили внимания на пятнадцатилетнюю девчонку, ехавшую на мотороллере и обнаружившую их пристанище. Граната, брошенная в окно жилой комнаты домика, где они остановились, избавила их от дальнейших ошибок. Другая группа солдат подъезжала к закусочной, где, по слухам, в это время должен был обедать один из главарей штаба Германца. Эта группа была расстреляна перекрестным огнем трех резвых автоматчиков. В живых остался только водитель, а два пассажира превратились в кровавое месиво.

Это было потрясением для организации, которая считала, что для подавления мятежа достаточно нескольких часов, и теперь осознала, что противник, чье выступление казалось преждевременным, гораздо серьезнее, чем они полагали. Он действовал на своей родной территории, которая была абсолютно необходима для работы Синдиката. У него было все необходимое снаряжение для обороны и наступления, были люди, умевшие обращаться с оружием, и на волне успеха у этого врага могли появиться новые союзники. Но что самое главное, враг умел наносить удары и при этом был незаметен. Смелыми ударами в разных городах страны он уже уничтожил значительную часть лучших людей организации, действуя так неожиданно, что не было никакой возможности защититься.

Правление не могло понять, как недосмотрело и недооценило этого типа Германа-Германца. Каждый обладающий в какой-то мере чутьем уже давно бы заметил его способности и либо стал бы их использовать, либо уничтожил бы его.

Флорио Принс напомнил об инциденте, когда Папа Менес избил его и вышвырнул из Нью-Йорка. После некоторого обсуждения они решили, что косвенная вина падает на Менеса, из-за него рушится то, что они столь тщательно строили. Поэтому, несмотря на то, что Папа — глава целой организации, члены правления согласились, что если он целиком не искупит свою вину, его пригласят потесниться.

Не сообщив Папе Менесу, что именно он является инициатором такого решения, Флорио Принс передал ему мнение правления, про себя удивляясь спокойствию старика.

Но Папа Менес вовсе не был спокоен. Он сосал незажженную сигару, чего не делал уже много лет, глаза его рыскали по шести капо, собравшихся в дальней комнате «Ред Долфин Грил», излучая бешенство, потому что восстание, подобное этому, должно подавляться на местном уровне. К этому делу незачем привлекать главу всей структуры. Он не заметил и даже не осознал, что главной причиной его гнева было не это, а страх, что Майами не ответ на все вопросы, что где-то уже лежит оружие, которое готовится поймать на мушку его череп. Он вспомнил Вика Петрочини, Тедди Шу, Слика Кевина, Стенли Холланда и других, и струйка пота бежала по его остеохондрозному позвоночнику. Он был рад, что никто не видит под пиджаком этого признака страха.

Ему сообщили подробности обстановки, число людей и возможные направления атак. Все должно произойти в рамках организации, иначе политические последствия будут плачевными, поэтому никаких отрицательных контактов: сотрудничества ждать не приходится. Полиция может убрать их столь же быстро, как они уберут людей Германа. Кроме того, всегда остается вариант, что ФБР найдет разумным вмешаться и усилить местную полицию.

Но Майами не был незнакомым для Папы. Полжизни здесь был его второй дом. Он знал в городе каждую улицу, каждый дом, а эти вещи постоянны. Они расширяются, обновляются, но в основе не меняются никогда. Единственное, что изменяется, это люди, в этом-то и причина всех треволнений.

Совещание продолжалось немногим более четырех часов, а когда закончилось, собравшиеся начали высказывать похвалы гению Папы Менеса, осознав, что он не зря глава, полностью понимая, как он достиг своего положения, и уже жалея тех, кто бросил вызов его авторитету.

Благодаря своему возрасту и положению, Папа не должен был принимать прямого участия в операции, но она должна проходить по намеченному плану, детально разработанному им. Он же будет руководить, внося в схему по ходу дела необходимые изменения.

Когда они распрощались, Папа сел в машину вместе с Микером, и они отправились обратно в коттедж. Его часть работы была выполнена и чувствовал он себя хорошо. Пусть эти подонки в Чикаго увидят, что получается, когда за дело берется специалист. Он полюбуется на них, когда они встретятся лицом к лицу. Несколько голов обязательно слетят, чтобы другим был пример, чтобы не считали, что с ним уже все кончено.

— Дерьмо! — пробормотал он.

Среди них нет никого, кто мог бы его перехитрить.

Марк Шелби выходил, когда Малютка Ричард Кейс встретился с ним в баре Вест-Сайда. По лицу Ричарда было заметно, что у него хорошие новости.

Они сели за столик в глубине зала. Когда официант принес заказанное и ушел, Шелби спросил:

— Что у тебя?

Малютка Ричард затрещал стулом и попробовал свою порцию. Пил он какую-то гадость, которую обожал.

— Полиция обнаружила район, где скрывается Шатси, все оцепила и теперь прочесывает дом за домом.

— Как они его нашли?

— Этот урод привел к себе в номер даму, а она тут же сообщила в полицию. Они не хотели его упустить, но боялись спугнуть. Все прибыли в штатском, без огней и сирен но... народу полно.

— Кому из наших ты поручил взять Шатси?

— Марти и его двоюродному брату Маку, — улыбнулся Кейс. — Они живут в соседнем доме уже четыре года.

Шелби кивнул, ожидая продолжения.

— Я велел им взять его, — произнес Кейс.

— Хорошо.

— Никто из них не привлекался, оба работают. Копы бы их не потревожили.

— А ты велел им отвезти его в Бруклин?

— Они должны его взять.

— Это неважно.

— Ты же понимаешь, Марк, что этот садист не будет ждать, пока его возьмут. И если его возьмут копы...

— Тебе известны наши шансы.

— Черт побери, ну что может знать Шатси?!

Шелби помрачнел и качнул головой.

— Подумай, Кейс. Что-то они знают всегда. Бердун был достаточно близок к верхушке, поэтому кое-что могли пронюхать и эти молокососы. Предположим, он знал что-то о Фрэнке. Предположим, он запланировал это убийство и забрал некоторые бумаги Фрэнка.

— Марк, француз не вел записей.

Шелби прищурился и пристально взглянул на Кейса.

— В этом нельзя быть уверенным.

— Положим, ты прав.

— Докладывай дальше. Ты собираешься в деловую часть города?

— Да. По-моему, назревают какие-то события. Закопошился Джил Берк, а Ледерер от него сходит с ума. Он добился и получил несколько человек в свое распоряжение, и прокуратура не может остановить его.

— Для чего?

— Он не сказал, поэтому Ледерер и бесится. Этот тип предпримет все возможное, чтобы утопить Берка, несмотря на то, что сам вывел его в главенствующую роль.

Шелби крепко сжал стакан и грязно выругался.

Берк — единственный человек, которого он по-настоящему боялся. Этому копу все нипочем. Берку дали что-то действительно стоящее, а он все равно продолжает копаться в старье. В общем-то, Марку тревожиться нечего. Он полностью замел следы, а ушедшие годы завершили работу.

— Начхать на Берка! — заявил он.

— Не стоит его недооценивать.

31
{"b":"25530","o":1}