ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Хозяин там? — спросил он ее. Брюнетка лишь молча кивнула.

— Нажми кнопку, — приказал он. Тон его был таким, что она не стала возражать. Ее палец сам нажал кнопку. Послышался щелчок. Палец все еще нажимал кнопку, но он уже ушел, закрыв за собой дверь. Она молча глядела ему вслед.

Француз оторвался от бумаг на столе. Лицо его напряглось, но тут же расплылось в улыбке.

— Хэлло, мистер Берк! — Он глянул на пистолеты в руках Джила. Собираетесь еще раз стрелять в меня?

Берк бросил пистолеты на стол, ногой выдвинул кресло и сел в него.

— Мои ребята оказались не на высоте, не так ли?

— Пожалуй, что так.

Француз осмотрел магазины и спусковые механизмы пистолетов, убеждаясь, что они готовы к стрельбе.

— Я думаю, ребята должны немного отдохнуть.

— Научите их лучшим манерам. Тогда они дольше проживут.

Бердун выразил удивление.

— Стоит ли об этом беспокоиться? Я полагал, что вы хладнокровнее, мистер Берк, а вы вдруг волнуетесь из-за пустяков. Кстати, чем вызван этот приятный визит?

— Любопытством, Фрэнк. Я слышал, у вас крупные неприятности?

— Ничего особенного.

— Но до сих пор такого вроде бы не бывало.

— У людей, подобных нам, часто бывают свои маленькие проблемы. Так что удивляться этому не следует.

— Пустые слова. Вы потеряли здесь немало важных шишек, а волна катится все дальше и не собирается останавливаться.

— Это не должно касаться вас. Хочу спросить: как вы чувствуете себя, врываясь к частному лицу и обращаясь с ним так нагло?

— Чувствую, что это часть игры. Это не было для меня неожиданностью, считайте, что это могло причинить вам очень маленькое беспокойство.

— Теперь моя очередь заметить, что это пустые слова.

Они улыбались друг другу и вели себя, как пара котов, готовых к защите своих территориальных прав. Когти и зубы остры, и при малейшем подозрительном движении они должны неминуемо схватиться не на жизнь, а на смерть.

— Вы до сих пор не сообщили о цели вашего визита, уважаемый мистер Берк.

— Я заглянул, чтобы вы не забывали, что я жив и кое на что способен. Бердун понимающе кивнул.

— Вы хотите сказать, что ищете у нас возможности подработать?

— Нет, Фрэнк, нет. Я просто хотел довести до вашего сведения, что я прорвусь через ваших парней при первом же случае и что сегодня в вашей стене имеются огромные бреши. Как только Папа Менес посылает своего лучшего стрелка на дело, это значит, что ему приходится туго, а меня все время так и тянет добраться до его грязной задницы и дать здоровенного пинка.

Француз, не глядя, схватил ближайший пистолет и чуть не сделал то, о чем тут же сказал:

— Я мог бы убить вас на месте, Берк. У меня превосходная практика. Это стоило бы мне одного дня тюрьмы.

— Не совсем, — усмехнулся Джил.

Он поднял шляпу, лежащую на коленях. Под ней оказалась пушка 45-го калибра, нацеленная на француза.

Бердун ухмыльнулся и откинулся назад, сцепив пальцы на затылке.

— Не думал я, что вы остались столь же подлым, уйдя из полиции.

Знаете, что было бы с вами, если бы вы меня шлепнули?

— Это ваша вторая ошибка, милок. — Джил вынул из кармана бумажник и раскрыл его так, чтобы француз увидел значок. — Времена меняются.

Змеиные глаза Фрэнка полузакрылись.

— Не считайте меня молокососом, Берк.

— Я вполне серьезен, Фрэнк. Я просто хотел поставить вас в известность, чтобы вы призадумались о последствиях. Все как в старые добрые времена, Фрэнк, но ставки теперь повыше.

Он убрал бумажник, поставил свой 45-й на предохранитель, встал и покинул комнату.

Два стража, распростертые на полу, запачкали ковер кровью и рвотой. Они тихо стонали, приходя в себя. Брюнетка стояла над тем, у кого была сломана рука, закусив нижнюю губу и стараясь, чтобы ее не стошнило. Она была выше, чем он ожидал. Тело ее, призванное дразнить и доставлять удовольствие, было покрыто легким загаром. В ней угадывались черты того типа женщин, который не часто встречается в других местах.

У француза был свой особенный вкус, но она была не его женщиной, то есть, не в его вкусе. Джил еще раз взглянул на нее, взял с вешалки ее плащ и шляпку и вышел с девушкой под руку. Она не сопротивлялась, а покорно следовала за ним. Поравнявшись с женским туалетом, она прошептала:

— Я прошу вас...

Через пять минут она вернулась. Глаза ее были красные и влажные, а в уголках рта появились складочки.

— Выйдем на свежий воздух, — предложил Джил.

Она согласно кивнула и надела плащ.

Спустившись на лифте, они прошли пешком четыре квартала. На Шестой Авеню свернули за угол и зашли в кафе, где заняли места в укромном уголке. — Чай со льдом леди и пиво для меня, — сказал он официанту.

— Чай со льдом?!

— Это делается очень просто, — любезной улыбкой обезоружил официанта Джил.

Официант кивнул и пошел исполнять заказ. Когда он вернулся и поставил напитки на стол, Джил протянул ему пару долларов. Девушка выпила полчашки, тяжело задышала и откинулась на стуле, закрыв глаза.

— Это ужасно, — хрипловатым голосом промолвила она.

— Я, Элен, видел много чего пострашнее.

Глаза ее медленно открылись.

— Откуда вы знаете мое имя?

— Я был на суде, когда вы выступали свидетелем защиты на процессе Скоба. Если бы не вы, этот вонючий гаденыш был бы приговорен к смерти. Не знаю, девочка, зачем вы это тогда сделали.

Она устало улыбнулась.

— Я сказала правду. Он был со мной.

— Ленни Скоб был жалкий наемный убийца.

— Но той ночью он ввалился ко мне в стельку пьяный и проспал всю ночь на моей кровати.

— Этому никто не поверил, но никто не мог вам возразить.

— Это так. После суда я нигде не могла устроиться. Ни на Бродвее, ни в ночном клубе. Только секретаршей-машинисткой в этом гигантском унылом здании.

— Вы знаете, на кого работаете?

— Конечно. Но, по крайней мере, они отнеслись ко мне с уважением.

— Элен, ваш отец был полицейским. Джо Скенлон был отличным копом, поверьте мне.

— Вы знаете, как он умер?

— Я знаю, что говорят о его смерти, — с горечью заметил Джил. — Вы знаете, сколько почестей было ему оказано потом? Да... Он был хорошим человеком.

— Он многое мог.

— Но не сумел этим воспользоваться.

— Это для всех нелегкая задача. — Элен Скенлон слегка качнула головой и посмотрела прямо ему в глаза. — А вы? Кто вы?

— Джил Берк.

Она попыталась вспомнить, кто носил это имя. Лицо ее на мгновение застыло.

— Вы не тот ли, который...

— Он самый, — не дал ей договорить Джил.

— Значит, то, что вы только что сделали, было...

— Было сделано по долгу службы, Элен. Похоже, я снова понадобился, а когда люди в нужде, они не очень-то заботятся о наиболее красивых способах выбраться из нее. Лишь бы выкарабкаться, а свою гордость можно и попридержать.

— Вы оставили их лежать, прошли мимо и даже не остановились.

— Им повезло, что я не прикончил их. Сегодня я чувствую себя великодушным. Твой мистер Бердун позаботится о них, даст им несколько жестоких уроков, чтобы они лучше охраняли его драгоценную персону. И забудем обо всем происшедшем. У нас состоялась приятная беседа. Если уж он не огорчен случившимся, то вам и подавно не стоит расстраиваться.

На ее лице ничего не отразилось, оно лишь немного напряглось.

— Спасибо за чай со льдом, — поблагодарила она. — Не беспокойтесь, мне лучше пройтись до дома одной. — Секунду она колебалась, затем снова взглянула на него. — Я рада, что не знала вас, мистер Берк. Есть что-то непристойное в людях, которые, не обращая внимания на окружающих, могут избивать других. Как полисмен, пусть даже отвергнутый другими полицейскими, вы обладаете свойствами, которые меня восхищают, но как перебежчик, вы мне противнее облезлой крысы.

Он подался вперед и схватил ее за руку.

— Перебежчик?

— Вы слышали, что я сказала.

Элен вырвала руку, глаза ее по-прежнему пылали гневом. Джил Берк залился тихим сардоническим смехом и взял свое пиво.

6
{"b":"25530","o":1}