ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Едва ли, детка, едва ли...

По пути в контору она вспоминала его смех. В его глазах было что-то странное. Они оставались холодными, но в них промелькнула теплота. Она ощущала его пальцы на своей руке. Чуть вздрогнув, она глубоко вздохнула при мысли о том, что ждет ее в конторе, принадлежащей Бойер-Рестон Инкорпорейтед.

В почтовом отделении города Хемстеда, штат Флорида, Арти Микер забрал единственное письмо, адресованное мистеру Джону Бриллу и, заботясь о его доставке, сел в голубой «форд-седан», выпущенный два года назад. Он поехал к маленькому коттеджу на южной окраине Плантейшн Кей.

Припарковав машину, он вынес из нее коробку с продуктами, вручил Папе Менесу письмо и отправился на кухню готовить обед.

Папа Менес, сидя в тени на резном крыльце, отвел равнодушный взгляд от рыболовов на берегу залива и вскрыл конверт. Обычно француз сам обо всем заботился, то тут решил обратиться к Папе.

"... Это бывший полицейский, который наделал столько дел. Всюду сует свой нос. Так или иначе, он заявился со значком, и следует думать, что, несмотря на судебный процесс, кто-то, нуждающийся в старой твердой руке, уговорил его поработать. Возможно, это и хорошо, раз теперь сами власти будут искать того, кто организовал налеты. Если Папе не нравится именно этот коп, который был близок к тому, чтобы раскрыть всю их организацию, то можно позаботиться и удалить его...”

Папа Менес вообще не любил полицию. Еще меньше он любил заботиться о том, чтобы убрать кого-то, кто носит значок. Копы забавный народ, верный своему делу. Этот сумасшедший Берк был неплохим копом. Он был даже слишком хорошим и потому вылетел вон. Пусть люди думают о том, что он не прав, но даже и выгнанный, он все равно один из них.

«Может быть, тут француз прав, — подумал Папа. — Раз его цель выследить убийц, то пусть ковыряется. Малютка Ричард всегда узнает, чего добилась полиция, и если Берк чего-нибудь достигнет, организация может покончить с ним или с теми людьми до того, как их накроют власти».

Он снова взглянул на сверкающую зеленоватую воду залива и рыболовов. Теплый бриз нес запах соли. Может быть, все это и недурно пахнет, но... Тут сильно пахнет кое-чем другим. Он знал это, потому что прежде неоднократно сталкивался с этим запахом, странным запахом опасности, который невозможно забыть.

Папа молча написал телеграмму, которую должен отослать французу Арти Микер. Они оставят Джила Берка в покое до тех пор, пока он снова не станет опасным для организации. Но на этот раз не будет никаких судов, никакой общественной травли. Просто исчезнет этот постоянный источник опасности и беспокойства. Он подозвал Арти, отдал ему в коридоре послание с инструкциями, после чего вернулся в свое любимое кресло. Он должен бы чувствовать удовлетворение, но его не было, и он злился, опять ощущая этот дьявольский запах.

Джил Берк изучал фото Марка Шелби, сделанное двадцать восемь месяцев назад. На фото Марк выходил из фешенебельного бистро, улыбаясь кому-то, кто остался за кадром. Фотография была сделана телеобъективом из здания напротив, так как Шелби не привлекался к ответственности, то не было его снимков в фас и в профиль, какие делают в полиции. Шелби старательно избегал фотографироваться.

— Дело закрыто, Джил, — подсказал Билл Лонг.

— Да, знаю, — отозвался Берк. — У тебя на руках есть пушка, мотив и человек, да только вот человек этот оказался смердящим трупом.

— Полицейский офицер застрелил его во время ограбления. При нем было золото Берковица, а у него дома мы нашли кошелек Менуота и массу других украденных вещей.

— Часто ли взломщики и грабители держат дома такие сувениры? Они не настолько глупы.

— Они достаточно глупы, раз грабят.

Берк взял листок и прочитал его до конца.

— В протоколе об этом парне нет ни слова. Он по-прежнему обделывает свои грязные делишки и занимает свой пост.

— Отчасти так, — согласился капитан.

— Отчасти он работает больше других мошенников.

— Не всегда. Это дает хорошее прикрытие. Парень был одинок, пьяница и не дюже умен. Проверьте его заработки. Он не мог так жить и столько пьянствовать на одну зарплату, у него должны быть побочные доходы. Ты же, Джил, знаешь эту старую историю.

— Берковиц и Менуот возились с отснятым фильмом. Нет сомнений в том, что их оборудование так просто не спрячешь. Но это не то место, которое выбирают взломщики-виртуозы.

— Джил... Они были в относительно безлюдном месте, одни, и этот парень... Как его имя?.. Тед Проктор просто увидел легкую добычу. Как мы смогли установить, Берковиц одолжил ему сотню долларов и Менуот примерно пятьдесят. Вполне достаточно, чтобы решиться на грабеж.

— А Марк Шелби оказался был в это время в этом месте?

— Свидетель подтверждает слова Шелби. Он был комендантом на стоянке и видел только, как Шелби оставил свою машину.

— Ерунда!

— Он поклялся в этом.

— Стоянка рядом с рестораном, принадлежащем бандитам. Он должен был хорошо знать Шелби, в то время как утверждал, что видел его впервые.

— Это только предположение, Джил.

— Возможно. Но предположения, которые я делал раньше, привели к тому, что я лежал тогда, как раздавленный таракан.

— Ты охотился за Папой Менесом, дружище.

— Если ты вовремя подсуетишься, то доберешься и до верховного правителя, Билл. Понимаешь, я уже собирался стрясти с дерева яблоки, но они подрубили подо мной сук.

— Плюнь ты на это.

Губы Берка скривились в усмешке.

— Сам-то ты плюешь?

— Нет.

Берк сложил бумаги на столе и потянулся. С минуту он изучал потолок, затем потянулся и уставился на друга.

— Как же они сработали со мной?

— Долгое время ты был образцом, Джил, но гражданский комитет начал расследование...

— Два адвоката в нем связаны с организацией.

— Доказательств этому нет.

— Почему никто не попытался выступить в мою защиту?

— Нам надо было защищать себя, Джил. Ты же знаешь. А они представили только те факты, которые были против тебя. Никто не стал добровольно совать голову в петлю.

— Газеты устроили побоище. Мальчики с телевидения разрывали меня на части.

— Ты всегда приносишь сенсации. Когда ты застрелил трех парней в подземке, у них появилась пища для смакования.

— Билл, у этих парней было оружие. Когда я уложил эту тройку, какие-то кретины из толпы схватили их револьверы и убежали.

— Ты чуть было не спровоцировал расовые волнения.

— Не верь этому. Среди них масса трезвых людей.

— Почему же они тогда молчали?

— Почему молчал дядя Том? А ты попробуй понять их. Может быть, если бы моя жизнь была связана с их жизнью, все было бы по-другому. Но я был для них просто еще одним копом, который должен проводить облавы, а к облавам они привыкли. Парни несли с собой награбленное, и применение оружия должно быть оправдано, даже если я бы только подумал, что у них есть пистолеты.

— Итак, что ты собираешься делать теперь?

— Начать с того, где остановился.

— Что ж, начнем, — согласился Лонг. — Только помни, зачем они тебя вернули. Начинается дьявольская война между гангстерами, и они надеются, что ты сможешь что-то сделать, поможешь ее прекратить. — Капитан замолчал, пристально вглядываясь в лицо Джила. Но по его лицу невозможно было что-то определить. — Как ты думаешь, можешь ты это сделать?

— Видимо, да. Но мне кажется, что они захотят получить от этого еще какие-нибудь преимущества.

— Какие?

— Заиметь своего человека в этом сволочном Синдикате.

— Ты слишком долго отсутствовал, Джил. Они выросли, и теперь это невозможно.

— Для свиных задниц невозможно. Но кто-то уже пытается проникнуть туда.

Когда закончился одиннадцатичасовой выпуск новостей, Берк выключил телевизор и вылил в стакан остатки пива. Сегодня был долгий день, а завтрашний будет еще длиннее, поэтому он решил пораньше лечь спать. Неожиданный звонок в дверь заставил его оторвать голову от подушки.

Кого это черт принес в такое время? Любой из его друзей сначала позвонил бы по телефону, а кроме них, он никого не желал. Он взял со стола револьвер, встал за косяк и открыл дверь.

7
{"b":"25530","o":1}