ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Но ведь на теле ничего не нашли.

— Но это не значит, что у него ничего не было. Он ведь умер в таком положении, как если бы тянулся к пиджаку. Ему удалось схватить всего лишь платок, но вполне вероятно, что он пытался спасти свои бумаги. Тот, кто его убил, просто подобрал их и скрылся.

— Но ведь убийца не мог быть уверен, что у него нет копий, — напомнил я.

— У убийцы был единственный шанс, и он воспользовался им. И не прогадал. Однако сейчас все идут по следам Митча, и рано или поздно что-нибудь всплывет. Нам уже удалось выяснить, что Темпл четыре раза звонил Норману Харрисону, политическому обозревателю той же газеты. Нормана не было дома, и Митч просил передать, чтобы Харрисон обязательно позвонил ему, но умер, так и не дождавшись звонка. Обычно Митч и Норман встречались крайне редко, так что это была весьма странная просьба.

Я собрался что-то сказать, но Гай сделал жест рукой.

— Подожди, это еще не все. В тот же день, когда Митч рылся в картотеке справочного отдела, он послал записку с посыльным человеку по имени Миллер. Это инженер “Перикон Кемиклз”, работает в их египетском филиале в Каире. Мы связались с ним и узнали, что Митч хотел повидать его по какому-то важному делу, но Миллер в тот день как раз уезжал в Египет и не нашел времени для встречи. Миллер говорит, что не имеет представления, зачем он понадобился Митчу. Их отношения были самыми обычными... Вместе служили в армии, потом случайно встретились, и Митч написал рецензию на пару книг, которые Миллер написал о своем пребывании на Ближнем Востоке.

— Что-нибудь интересное?

— Я взял эти книги в библиотеке и просмотрел их. Одна из них художественная, приключенческая, другая — пособие технического характера. Продавались не слишком хорошо. Но ни в одной из них нет ничего, что могло бы подойти к нашему делу.

— Как давно он их написал?

— Около десяти лет назад.

— И с тех пор ничего больше?

— Ничего. А почему ты спрашиваешь?

— Может, он собирался написать еще одну?

— Так что же?

— Может, он теперь авторитетен в своей области, — сказал я.

— Послушай, что ты надумал?

— Не знаю еще. Что известно Пату?

— Все. Мы сотрудничаем с копами.

Я ухмыльнулся.

— Довольно поздно, чтобы дать полиции толчок, но зато вы с ней сотрудничаете.

— Мы тоже в деле, — согласился Гай. — Нам известен закон о представлении доказательств.

— А вопросы о том, что является доказательством, вы решаете сами?

В первый раз на лице Гая промелькнула улыбка.

— Сам понимаешь, Майк. Ну, так куда же ты отправишься отсюда?

— Искать Грету Сервис.

— Все еще держишься за эту версию?

— Это все, что у меня есть.

— Ну, а если это приведет тебя к Митчу?

— Он ведь был моим другом, Гай.

— Да, может быть, ты и прав. Лучше будет, если мы пойдем по всем возможным версиям. Пожалуй, с этого конца кроме тебя идти некому. Надеюсь, ты найдешь что-нибудь.

Я вынул из кармана фото Греты Сервис и протянул его Гаю.

— Твои ребята могут помочь. Попроси их размножить эту фотографию и разослать повсюду. Может, кто обнаружит ее в районе Манхэттена. А оригинал верни в мое бюро. Мне нужен предлог, чтобы повидать эту куколку Макинесс еще раз, когда я буду возвращать фотографию.

Гай кивнул и ухмыльнулся.

— Вряд ли это получится у тебя, парень. Она — высший класс, а ты не подходишь к такому обществу. Тебе пришлось бы напялить на себя смокинг, а в нем некуда спрятать эту чертову пушку, которую ты таскаешь с собой.

* * *

Пат был у себя в кабинете, волосы его были всклокочены, под глазами темные круги. Похоже было, что он не ложился. Он приветствовал меня коротким “садись”, после чего, ответив на все телефонные звонки, откинулся на спинку стула и провел рукой по лицу.

— Иногда я думаю, на кой черт мне все это сдалось?

— Кто у тебя сейчас сидит на шее?

— Ты что, притворяешься дурачком? Я ведь говорил тебе, что на носу выборы, а убийство Темпла разворошило огромный муравейник.

— Что-нибудь прояснилось?

Он медленно покачал головой.

— Ничего у нас нет, кроме картонок с дамскими ночными рубашками. Мы проверили все магазины, в которых они были куплены, и большинство продавщиц помнит, что продавали их. Но на том все и кончилось. Митч рассказывал девушкам, что хочет подобрать такое же неглиже, какое его друг купил своей жене, и пытался таким образом выяснить, кто покупал черное или зеленое неглиже, но это такие распространенные цвета, что девушки не могли вспомнить ничего определенного.

— Зачем же он тогда накупил столько барахла?

— Черт его знает! Может, чтобы сделать приятное продавщицам. Пойдем, взглянешь на них.

В соседней комнате никого не было, но на столе и стульях громоздились пустые картонки, а длинный стол, стоявший вдоль стены, был завален прозрачными одеяниями.

Я подошел и стал перебирать их, разглядывая этикетки. Неглиже были недорогие, но явно эротического покроя и, уж конечно, не предназначенные для скромных домашних хозяек. Половина была розового, красного, зеленого цветов, а остальные черного.

— Вы установили, какие из них он покупал в последнюю очередь?

— Нет. На упаковках четырех из них стояло то же число, когда его убили, и все они были куплены утром, но никто не знает точного времени. Все эти магазины продали в тот день кучу этих штук самым разным покупателям. Целая команда наших ребят рыщет в надежде подцепить что-нибудь, но до сих пор все, что у нас есть, — это жирный, круглый ноль. Черт возьми, почему все так запутано?

— Мне очень бы хотелось помочь тебе, Пат.

— Пожалуйста, не делай мне одолжения, — сказал Пат. — Я до сих пор не могу прийти в себя от того, что именно ты нашел труп этой девчонки Делани.

— Есть что-нибудь новое относительно ее?

— Наверняка мы знаем только одно: ни ее, ни Постон не опознали в магазинах в качестве покупательниц этих неглиже. Но нам удалось кое-что выяснить о том, чем занималась малышка Делани. С месяц назад Вайс накрыл одну компанию, торговавшую порнографическими открытками и шестнадцатимиллиметровыми фильмами того же содержания. Делани выглядит очень неплохо на этой пленке. Один их наших ребят узнал ее. Те, которые продавали фильмы, не знают, кто снимал этот фильм, но там есть кадр с окном на заднем плане, а в окно видны какие-то здания, так что нам удалось найти отель, где все это снимали. Теперь мы располагаем кое-каким описанием парней, которые жили в том номере, и присматриваем за отелем на случай, если они появятся снова.

— Неплохо. Это все-таки шаг вперед.

— Да, но это все, что у нас есть. Дамочки, которые зарабатывают деньги подобным образом, редко пользуются своим настоящим именем. Поэтому мы пока держим тело в холоде. У нее есть какой-то дальний родственник в Орегоне, но он не хочет иметь с этим делом ничего общего. Так что мы пока ни на шаг не сдвинулись с места.

— А что насчет Постон? Что-нибудь выяснили?

— Только то, что тебе известно.

— Не пытайся меня убедить в том, что вы не разыскиваете возможные источники яда.

Пат смягчился и улыбнулся мне:

— У тебя голова работает, Майк, — сказал он. — Конечно, мы расследуем это. Мы известили все вашингтонские отделения, но надежда напасть на след так мала, что я совершенно не рассчитываю получить положительный ответ на этот вопрос. Наш медэксперт написал своим друзьям, у которых такое же хобби, как у него. Он считает, что они могут ему чем-нибудь помочь, если узнают, кто ввозит такое снадобье.

— У всего этого дела какой-то странный сексуальный оттенок, — сказал я.

— Но не такого рода.

— До сих пор не знаю, в чем тут связь. К счастью, газеты с нами сотрудничают.

— А что будет, если репортеры узнают обо всем первыми?

— Будет дикий скандал. Но ты-то, я думаю, работаешь вместе с газетчиками?

— Разумеется, — сказал я.

— В таком случае зачем ты явился сюда? Это меня интересует в первую очередь.

13
{"b":"25533","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Наизнанку. Лондон
Будь одержим или будь как все. Как ставить большие финансовые цели и быстро достигать их
Завоевание Тирлинга
Сглаз
438 дней в море. Удивительная история о победе человека над стихией
Лифт настроения. Научитесь управлять своими чувствами и эмоциями
Карта хаоса
Хочу быть с тобой
Не благодари за любовь