ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Рада слышать вас, Майк. Я ждала, что вы позвоните.

— Я?

— Знаете, вы обладаете способностью несколько разнообразить однообразную жизнь. — Вдруг тон ее стал серьезным. — Майк... эта девушка...

— Я сообщил обо всем ее брату. Ему ведь нужно было только знать, что она жива и здорова.

— Да. А вы знаете, что полиция разыскивает Тедди Гейтса?

— И что же?

— Никто не знает, где он. Его нет дома, и на работе он не показывается. — Она помолчала, потом добавила: — Как вы думаете, Майк, вся эта шумиха не может повредить группе Проктора?

— Не думаю. Если Гейтс чем-то занимается за пределами своей студии, вас это не касается.

— Будем надеяться. Мне бы не хотелось быть замешанной в каких-нибудь сенсационных событиях. Совету директоров это может не понравиться.

— Постараемся оградить вас. Послушайте, Далси, не мог бы я встретиться с вами?

— С удовольствием, Майк. Когда?

— Как можно быстрее. Мне хотелось бы, чтобы вы употребили некоторую долю своего влияния мне на пользу.

— О?! И в чем оно заключается?

— Я хотел бы встретиться с Беларом Рисом.

Она засмеялась:

— Я была о вас лучшего мнения.

— Я не шучу, Далси. Это можно устроить?

Она поняла по моему тону, что это серьезно.

— У вас есть черный галстук?

— Достану.

— Сегодня вечером в Фламинго-Дун будет дипломатический прием. Мистер Рис будет там. Я приглашена и буду счастлива, если вы согласитесь быть моим провожатым. Давайте встретимся в холле в 7.30. Но, послушайте, не скажете ли вы, зачем вам это нужно?

— Потом.

— Майк... Если вы что-нибудь узнаете о Гейтсе...

— Не беспокойтесь, я все понял.

— Счастливо, Майк.

— Пока.

Повесив трубку, я подождал несколько минут и позвонил Вельде в Брэдбери, но снова не застал ее. Набрав номер Пата, я договорился о встрече с ним в “Голубой ленте” через час. Времени у меня достаточно, так что, добравшись пешком до “Голубой ленты”, я успел выпить чашку кофе, прежде чем пришел Пат. Выглядел он очень усталым, морщинки собрались в уголках его рта и возле глаз.

Ожидая, пока принесут его кофе, он сказал:

— С Карнингом все прояснилось. Тот, кто указал нам на него, просто ошибся. Этот тип оказался чист, все документы в порядке, пятнадцать лет работает на Уолл-стрит.

— Значит, твоя версия накрылась?

— Выплыло и еще кое-что, — продолжал Пат. — Наш медэксперт наконец отелился. Помнишь, я говорил тебе о химикалиях, которые вызывают такие же симптомы, которые обнаружены у девицы Постон?

Я кивнул.

— Вот их формула. — Он протянул мне два листочка, которые достал из кармана. — Это вещество даже не производится у нас в стране. Его выпускает в очень ограниченном количестве одна французская фирма, которая рассылает вещество некоторым избранным заказчикам. Те, в свою очередь, используют его при проведении химических анализов по редким элементам. Один из покупателей — Перикон Кемиклз.

Я почувствовал, что мои глаза непроизвольно сузились. Пат продолжал:

— Рональд Миллер, друг Митча Темпла. Он ведь работает в этой фирме?

— Да, да. Армейский приятель...

— Мы с ним связались сегодня утром. Он подтвердил, что они пользуются этим средством... Оно называется С-130. Им также известны и его побочные действия... Да и вообще, его свойства, как правило, указаны на контейнерах с этим веществом. Прежде чем экспериментаторы научились с ним правильно обращаться, у них погибло несколько человек из-за неосторожности. Поражение было через кожу. Вещество производится с 1943 года, и фирма-производитель ведет регистрацию продажи и использования этого материала. Примерно год назад при погрузке была украдена часть партии этого вещества, заказанного Перикон Кемиклз. И так ничего и не отыскали, хотя были приняты все меры, да и фирма разослала предупреждения о том, что это вещество смертельно опасно.

Мы провели расследование, и оказалось, что компания дважды получала заказы от каких-то посторонних лиц, но она отказалась подтвердить эти факты, потому что продает это вещество только определенным фирмам и для определенных целей. Оба раза заказы делались по телефону. А теперь самое главное — С-130 транспортировалось из Марселя в Танжер на борту “Пинеллы”.

— Али Дюваль, — прошептал я.

— Он тогда был стюардом на этом судне.

— Тут есть одно слабое звено, Пат.

— Знаю. Митч Темпл, конечно, не мог знать, от чего умерла девушка. У него не было причин связываться с Миллером именно по этому поводу.

— Но все же что-то ему было нужно, это факт.

Пат кивнул:

— Мы теперь вплотную займемся вопросом о краже продукта. Все-таки, я думаю, какая-то связь тут должна быть.

— Сколько стоит эта штука?

— 1200 долларов за унцию.

— Ого, дороже героина!

— И не хватает пол-литра.

Я присвистнул:

— Это ведь очень много. И кое-кто вполне может им воспользоваться.

— Упаковка небольшая, и ее легко перенести с места на место. Черт возьми, эта штука ведь растворяется в воде, ею можно пропитать какую-нибудь ткань, а потом восстановить это вещество.

— Али Дюваля нашли?

— Пока нет. Он сын француза и аравийки, и сейчас мы обшариваем все местечки, куда бы он мог отправиться. Мы распространили его фото и в конце концов, полагаю, найдем его.

— И в чем же вы обвините его?

— Что-нибудь придумаем. Может быть, его выдачи потребует какая-нибудь страна. Мы послали запрос Интерполу, и я жду ответ с минуты на минуту. — Он отставил свою чашку и внимательно посмотрел на меня. — Ты ничего не можешь добавить?

— Пока нет.

Он видел, что я не лгу. Кивнув головой, он сказал:

— Я собираюсь посетить сегодня пару местечек, где исполняют танец живота. Туземная музыка. Говорят, там все так, как на самом деле. Не хочешь ли присоединиться?

— Только не сегодня. У меня свидание.

— Кто-нибудь получше танцовщицы?

Я лениво улыбнулся.

— И намного.

Пат пошарил в кармане.

— Вот тебе фотография твоего Дюваля. Может, тебе интересно взглянуть, как он выглядит.

Я поблагодарил его. Пат ушел. Я внимательно вгляделся в фотографию. Она была довольно нечеткой, но лицо Дюваля вполне можно было разглядеть. Оно было смуглым и весьма заурядным, пока не всмотришься в выражение его глаз, потому что тогда становилось заметно, каким свирепым и жестоким был этот взгляд.

Глава 10

Мостовая перед отелем на Парк-авеню была запружена машинами. Тротуар кишел фотографами, которые то и дело щелкали фотоаппаратами и моргали вспышками. Большинством машин управляли шоферы, которые, высадив пассажиров, немедленно отъезжали. Другая группа автомобилей с номерами “ДПЛ” останавливалась где попало, и владельцы оставляли их там же, не обращая внимания на знак, запрещающий стоянку.

Я вышел из такси и вошел в холл. Постояв в очереди, я сдал пальто и шляпу и стал искать Далси. Она появилась ровно в 7.30 с целой компанией и, отвечая на обычные приветствия, все время искала меня взглядом. Я помахал ей рукой и подождал, пока она отвяжется от сопровождающих и сдаст свое манто. Потом подошел к ней, изо всех сил стараясь сдержать дурацкую улыбку счастливого школьника.

На ней было черное платье, облегавшее ее так плотно, что казалось, под ним ничего нет. Волосы ее были собраны в целую копну локонов, и искорки света плясали в их серебре. На шее у нее было бриллиантовое колье, на запястье — крохотные усыпанные бриллиантами часики. Она была самой заметной из присутствующих женщин, хотя в ее наряде не было ничего кричащего, как в туалетах других дам.

Я сказал:

— Хэлло, красавица!

Она откинула назад голову и рассмеялась:

— Не очень-то подходящее приветствие для великосветского приема.

— Но ничего другого я придумать не успел.

— Ну, ничего, мне нравится. — Она взяла меня под руку. — Пойдем в Фламинго-Дум.

— Я для этого и пришел. — Пока мы ждали лифт, я спросил: — О Гейтсе ничего не слышно?

33
{"b":"25533","o":1}