ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Секунду они колебались, не зная, как избавиться от Конни: в таких вещах свидетелей, разумеется, быть не должно. Мой старый знакомый облизал пересохшие губы и произнес:

— А мы тебя ждали, Хаммер...

Салага попытался напустить на себя важный вид. Он скорчил гримасу, которая должна была выражать презрительную ухмылку, и лениво оттолкнулся от стены.

— Значит, это ты Майк Хаммер? — спросил он. — На вид ты не очень-то крут.

Я небрежно вертел пуговицы на пиджаке. Они, конечно, не могли знать, что в кобуре, явственно выделявшейся под мышкой, спрятана всего лишь дубинка.

— Можно познакомиться ближе, и ты сразу изменишь свое мнение, сосунок.

Ни тот ни другой не сдвинулись с места. Конни легкой походкой прошла вперед и открыла дверь. Я двинулся к выходу, а они боялись даже шевельнуть пальцем. Теперь придется им подыскивать себе другую работу.

В первом зале уже не осталось ни одного свободного местечка. Шоу кончилось, и многочисленные парочки выползли на танцплощадку. Я скользнул по ним глазами, выискивая Клайда, но его нигде не было видно. Когда мы забирали от гардеробщицы вещи, я бросил на барьер десятицентовую монетку. Та даже выругалась от злости, увидев такой щедрый дар. Я отплатил ей той же монетой.

Выражения, которые мы употребляли, не были чем-то необычным в этих местах, поэтому никто не обратил внимания на наши философские изыскания. Лишь двое повернули головы в нашу сторону. Одна из тупых голов принадлежала Клайду. Я указал на каморку, где остались двое наемных убийц.

— Твои помощники такие же недоноски, как и ты, Динки, — лениво проронил я.

Он позеленел от злости.

На девушку, сидевшую рядом с ним, я даже не взглянул.

Это была Вельда.

Глава 5

Когда Вельда вставляла ключ в замок, я уже сидел в офисе в большом кожаном кресле. В этом костюме Вельда походила на миллионершу. Длинные черные волосы, уложенные, как у пажа, блестели в лучах утреннего солнца, и я подумал, что она лучшая из женщин, которые когда-либо попадались на моем пути.

— Я так и знала, что застану тебя здесь, — промолвила она таким холодным тоном, что у меня по коже побежали мурашки.

Вельда положила сумку на стол и уселась в то кресло, где в былые времена сидел я. Черт возьми, она теперь имела на это право.

— Ты делаешь колоссальные успехи, Вельда.

— Ты тоже не отстаешь...

— Тонкий намек на мою вчерашнюю спутницу? Во всяком случае, о моей даме можно сказать немного больше добрых слов, чем о твоем ухажере.

Лед растаял, и ее голос стал мягче:

— Я очень ревнива, Майк.

Мне не пришлось тянуться вперед, чтобы заполучить ее в свои жадные лапы. Кресло было на роликах, и мне понадобилось просто оттолкнуться. Я запустил пальцы в ее волосы и хотел что-то сказать, но просто поцеловал в кончик носа. Сумочка свалилась на пол и раскрылась: в ней лежал пистолет.

Потом я поцеловал ее в губы. Они были теплыми, мягкими и желанными. Всего лишь легкий поцелуй, но как он врезался мне в память. Захотелось обнять ее покрепче, но я не сделал этого, а откинулся в кресле.

— Я не желаю, чтобы ты обращался со мной, как с другими, Майк...

Когда я попытался зажечь спичку, руки мои заметно дрожали.

— Я не рассчитывал встретить тебя в “Бовери”, Вельда.

— Ты же сказал, чтобы я принималась за работу.

— Тогда докладывай, чего тебе удалось добиться. Вельда села и устремила свой взгляд на меня.

— Ты сказал, чтобы я занялась Вилером. Так я и поступила. Газетчики столько понаписали об этом деле, что здесь копать было уже нечего. Тогда я села на ближайший самолет, летевший в Колумбус, поговорила с его родными и сотрудниками и вернулась обратно. — Она подняла сумочку, вытащила из нее маленький блокнотик и раскрыла его. — Вот результаты моей поездки. Все единодушно утверждают, что Честер Вилер был примерным супругом, любящим отцом и честным коммерсантом. Уезжая из дому, он часто писал письма и звонил по телефону. Никогда не ссорился с детьми и женой. На этот раз семья получила от него две открытки и письмо. Однажды он звонил и сообщил, что добрался в Нью-Йорк благополучно. Первую открытку прислал сыну, во второй написал, что собирается пойти в ресторан “Бовери”, и на ней стоял штемпель этого района. Потом он прислал жене письмо, в котором не было ничего, заслуживающего внимания. В постскриптуме он сообщил дочери, что случайно встретил ее школьную подругу, которая теперь работает в Нью-Йорке. После этого близкие не получали от него никаких известий до тех пор, пока они не узнали о его смерти. От его коллег я тоже не услышала ничего интересного. Дела у него шли хорошо, зарабатывал он много и без особых хлопот.

Я стиснул зубы, вспомнив свой разговор с Патом. Некий человек по имени Эмиль Перри сообщил ему, что Вилер серьезно беспокоился за свой бизнес.

— Ты уверена в том, что дела его шли достаточно успешно? — спросил я Вельду.

— Да, я проверила.

— Очень хорошо. Рассказывай дальше.

— Единственной зацепкой для меня оказался ресторан “Бовери”, поэтому-то я и направилась туда. Ты, кажется, знаешь его владельца. Я тоже познакомилась с ним и думаю, что понравилась ему, чего нельзя сказать о тебе. Ты в нем разбудил совсем иные чувства.

— Что ж, его можно понять. Не так давно я всадил ему пулю в ногу.

— После того как ты ушел, он минут на пять потерял дар речи, а потом встал и ушел в заднюю комнату. Когда он вернулся, вид у него был довольный, а на руках — кровь.

— Да, Динки и раньше любил распускать руки, особенно если оставался в дураках. Вельда замолкла, и я спросил:

— Это все?

— Почти, — отозвалась она. — Клайд хотел встретиться со мной еще.

— Вонючая погань... — Я почувствовал, как все жилы у меня на шее напряглись. — Как-нибудь на досуге переломаю ему все кости.

Вельда со смехом откинула голову, взглянув на меня.

— Неужели ты ревнуешь меня, Майк? — Немного посерьезнев, добавила:

— Ну так как, нужно мне встречаться с ним? Как ты считаешь?

Я неохотно кивнул.

— Вилера действительно убили?

— Да, причем очень хитроумно. Я бы сказал, блестяще во всех отношениях.

— Что же мне теперь делать?

На миг я задумался, потом сказал:

— Морочь голову этому Клайду. Внимательно наблюдай за всем, что там творится. Удостоверение и пистолет я бы на твоем месте оставлял дома. Он ничего не должен заподозрить. Взаимосвязь мне ясна. Сперва о Вилере... Очень может быть, что он ушел с этой манекенщицей. Вполне вероятно, что побывал с ней в “Бовери”. И наконец, не исключено, что именно там он угодил в какую-нибудь историю, которая привела его к гибели. Если бы я не повстречался с Клайдом, я бы уже давно забыл о ресторане “Бовери”. Но я увидел его там и теперь имею достаточно веские основания, чтобы сделать кое-какие выводы. Только одно не укладывается в систему: девушка-манекенщица. Эту девушку нашла Джун Ривс. Вилер действительно ушел с ней после презентации, но он просто проводил ее домой.

— В таком случае...

— Возможно, он был здесь с кем-то другим или в другой день. Тогда нам остается только строить предположения, не имея никаких фактов. Но копать надо именно здесь, и если тебе удастся войти в доверие к Клайду, то, мне кажется, мы распутаем этот клубок.

Вельда встала. Немного расставив ноги, она подняла руки и потянулась так, что ее одежда чуть не лопнула по всем швам. Я уставился в пол: Клайду сильно повезло. Нахлобучив шляпу, я распахнул перед Вельдой дверь.

На улице я усадил Вельду в такси и направился к ближайшей телефонной будке. Бросив в щель монетку, позвонил в полицейское управление. Пат был на службе, но его нигде не могли разыскать. Я попросил дежурного передать Пату, что буду ждать его через полчаса в маленьком итальянском ресторанчике неподалеку от управления, и сел в машину. В этот день мне предстояло провернуть кучу дел.

Когда я вошел в ресторан, Пат уже сидел за чашкой черного кофе. Увидев меня, он заказал еще один кофе и кексы. Я подсел к нему и улыбнулся:

12
{"b":"25534","o":1}