ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Доброе утро. Что новенького в управлении?

— Ровным счетом ничего.

— Жаль...

Пат, побледнев от злости, поставил чашку на стол:

— Не начинай все сначала, Майк. Я сделал непонимающее лицо.

— Кто, я? А что я могу начать? Кельнер принес кофе. Сперва Пат молчал, но после того, как я проглотил пару кексов, он не выдержал:

— Ну, говори же наконец, Майк!

— Ты же опять будешь упираться, Пат.

Лицо моего друга оставалось все таким же каменным.

— Ну, говори, Майк!

Вид у меня был совершенно невозмутимый, но с голосом я ничего не мог поделать — в нем слышались неприятные рыкающие нотки.

— Ты классный полицейский, Пат. Всем это известно, и мне в том числе. Но я не глупей тебя — это ты тоже знаешь. Я сказал тебе, что Вилера убили, а ты погладил меня по головке и велел вести себя хорошо. Теперь я повторяю еще раз: Вилера убили. Ты должен выбрать: или займешься этой историей, или я буду расследовать ее собственными силами. Мне надо получить обратно свою лицензию, и я этого добьюсь. Но если я все сделаю сам, у многих пострадает репутация, в том числе и у тебя. Я не хочу, чтобы так случилось. Мы давно знакомы. И я не ребенок. Кое-что у меня уже складывается, и это ясно указывает на убийство. Так что скоро я вытащу на свет Божий еще одного убийцу и утру прокурору нос.

Я ожидал какой угодно реакции. Пат мог задуматься, или удивиться, или отмахнуться от меня, как от психа. Но такого я не предполагал. Лицо его стало еще более бесстрастным, и он произнес:

— Я с самого начала поверил тебе, Майк. Мне тоже кажется, что Вилера убили. — Он слабо улыбнулся, заметив мое изумление, и продолжил:

— Но в этом деле появился один неприятный момент. Кто-то донес о случившемся прокурору, который сунул нос в эту историю и заявил, что здесь наверняка самоубийство. Медицинское заключение это подтверждает. Поэтому начальство приказало мне не терять времени и заниматься своими делами.

— Вот как! Выходит, мой друг-прокурор тебя тоже не очень любит?

— Шутишь? Так что давай, Майк, выкладывай.

— Погоди немного. Я уже разнюхал кое-что, но расскажу тебе обо всем, когда разберусь поточнее. А твой авторитет вряд ли сильно пошатнется от прокурорских инсинуаций.

— Ладно, где наша не пропадала.

— Тогда я изложу тебе все сегодня вечером. А ты тем временем постарайся разузнать что-нибудь о гангстере по имени Рейни.

— Я его знаю.

— Неужели?

— Недавно мы арестовали его за вооруженное нападение. Но пострадавший не смог возбудить дело, и нам пришлось выпустить этого мерзавца. Он околачивается где-то при спорте.

— Жаль спортсменов.

— В момент ареста у него нашли кистень, но он сослался на свою должность при ресторане “Бовери”.

— Где-где? — переспросил я.

— В “Бовери”. А что?

— Очень интересно. Слишком часто приходилось мне за последнее время слышать это название. Пожалуйста, выясни, где сейчас находится Рейни.

Пат затушил окурок о стол.

— Это все? — спросил он.

— Нет. Но к остальному мы еще вернемся. А сейчас я хотел бы выяснить одну вещь. Почему все-таки ты решил, что Вилера убили?

— Благодаря тебе. Я же знаю, что ты не гоняешься за привидениями. Я заявил тебе, что не желаю тратить на это время, но ничего не мог с собой поделать. Вернувшись в бюро, я снова вызвал экспертов, и после вторичного тщательного осмотра тела они единодушно пришли к выводу, что Вилер до того, как ему всадили пулю в голову, с кем-то дрался.

— Слишком упорно он защищаться не мог, поскольку был пьян в стельку.

— И тем не менее следы борьбы остались. Кстати, Майк, это ты подбросил пулю с гильзой?

— Нет, не я. Кто-то другой с дыркой в кармане...

— Придется еще раз появиться в отеле, — задумчиво проговорил Пат. — Это запросто мог быть и постоялец, и кто-то из гостей. Жаль, что ты не запер тогда дверь.

— Это ничего бы не изменило. У убийцы была куча времени, и шуметь он мог сколько угодно. Соседи Вилера спали мертвым сном, а звукоизоляция там хорошая.

Он расплатился с официантом и встал.

— Итак, ты позвонишь мне сегодня вечером?

— Как договорились. И передай прокурору мой сердечный привет.

До “Чедвик-отеля” я добирался пятнадцать минут. Внешне отель выглядел вполне благопристойно, но такое впечатление мгновенно исчезало, едва посетитель входил в холл. Обязанности портье исполняла женщина, с первого взгляда похожая на домашнюю хозяйку, но, как только она открыла рот, я сразу понял, что передо мной профессиональная сводница. Когда я сказал, что хочу пройти к Марион Лестер, она, ни минуты не задумываясь, буркнула:

— Комната 314. По лестнице идите осторожнее, она скрипит.

Я послушался совета и поднимался очень аккуратно, но ступеньки все-таки отчаянно скрипели. Постучав в комнату 314, я выждал немного, потом постучал еще раз. Наконец послышались шаги, и дверь приоткрылась ровно настолько, чтобы я мог увидеть голубые глаза, кудряшки волос и шелковый пеньюар, затянутый у горла. Я действовал решительно:

— Добрый день, Марион. Меня прислала к вам Джун. Можно войти?

Ее огромные голубые глаза стали еще больше. Дверь открылась во всю ширь, и я вошел как истинный джентльмен, сняв шляпу. Марион облизнула губы и кашлянула, прочищая горло:

— Я... я только что проснулась.

— Это я уже понял. Тяжелая ночь?

— Нет...

Она провела меня через крошечную переднюю в такую же крошечную комнатку и жестом пригласила сесть:

— Надеюсь, вы извините меня, я должна переодеться.

Марион ушла в спальню. Было слышно, как открываются ящики комода и дверцы шкафа. В отличие от большинства девушек, которых я когда-либо знал, Марион была готова через пять минут. За это время она успела одеться, причесаться и наложить легкий макияж. Грациозно усевшись на стуле с прямой спинкой, Марион взяла сигарету из серебряного ящичка:

— О чем вы хотели бы со мной поговорить, мистер?..

— Майк Хаммер. Можно просто Майк. — Я чиркнул спичкой и поднес девушке огонек. — Джун, по-видимому, уже рассказала вам обо мне?

Марион кивнула, выпустив через нос тоненькую струйку дыма. Голос ее звучал с хрипотцой, и она еще раз облизнула губы:

— Это вы были вместе с мистером Вилером, когда... когда он... умер?

— Верно. Но был так пьян, что даже не заметил этого.

— Весьма сожалею, но, право, я смогу рассказать вам очень немного.

— Расскажите мне о том вечере, когда вы познакомились с Вилером. Этого мне будет достаточно... по всей вероятности.

— Разве Джун не объяснила вам...

— Объяснила. Но я хотел бы услышать все лично от вас.

— Он отвез меня домой. — Марион глубоко затянулась. — Я немного перепила и... ну... и не очень уверенно держалась на ногах. По-моему, он меня немножко прокатил на такси... Но я не помню точно...

— Говорите, я слушаю.

— Потом я, наверное, заснула, поскольку следующее, что я помню, это пробуждение. Я очнулась в своей кровати, полностью одетая, со страшной головной болью. Позднее я узнала, что он покончил с собой. Мне, конечно, было его страшно жаль.

— И это все?

— Все.

Плохо, подумал я. Чертовски плохо! Марион терпеливо ждала, что я скажу дальше, а поскольку времени у меня было достаточно, я попросил:

— Расскажите мне все по порядку. Начиная с показа моделей.

Марион откинула рукой волосы и посмотрела в потолок.

— Компания Колвея оформила заказ через мисс Ривс... Джун. Она...

— Все заказы проходят через Джун?

— Нет. Иногда через Антона. Но Джун всем заправляет. Она ведет все дела и работает за троих.

— Это понятно, — ухмыльнулся я. Марион тоже улыбнулась:

— Наше агентство одно из самых преуспевающих. Манекенщицы хорошо зарабатывают, и их нарасхват приглашают разные фирмы, все благодаря мисс Ривс. Звонок от нее — это как звонок с большой киностудии. Несколько наших манекенщиц благодаря ей стали знаменитостями.

— Хорошо. Вернемся к тому показу.

— Да. Пришел заказ, и Джун нас вызвала. Мы поехали в фирму Колвея, померили костюмы, те оказались в порядке. Это заняло часа два. Один из менеджеров пригласил нас на обед. Были речи и все такое, а примерно через час мы пошли одеваться. Само шоу продолжалось минут пятьдесят, потом мы переоделись и вернулись в зал. К тому времени подали коктейль, и я перепила.

13
{"b":"25534","o":1}