ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пат не ответил, тупо уставившись в свой бокал, и я продолжил:

— Я навещаю Эмиля Перри, и как раз в это время у него находится Рейни. Но Перри заявил, что Честер Вилер покончил жизнь самоубийством из-за финансовых неурядиц. Причем Перри совершенно не знал Вилера. Выходит, от Вилера нить тянется к Перри, а от того к Рейни. Каждые два месяца Перри снимал со своего счета по пять тысяч долларов. Что это значит? Явный шантаж. Вчера Перри снял со счета все деньги и умотал из города в неизвестном направлении. Но эти деньги он взял не на дорожные расходы. Он хотел выкупить документы, которыми его шантажировали. Я был в доме у Перри, и вот что осталось у него в камине. — Я вынул из кармана конверт и положил его рядом с бокалом Пата. — А теперь я расскажу тебе, из-за чего убили Рейни. Навещая Перри, я пообещал ему, что все равно докопаюсь, чем так запугал его Рейни. Это привело Перри в неописуемый ужас: он упал в обморок. Когда я ушел, он тотчас же позвонил Рейни, сообщил ему, что произошло, и предложил продать ему все документы за кругленькую сумму. Рейни согласился, но при этом решил вывести меня из игры. Он попытался пристрелить меня прямо посреди Бродвея. Если бы ему это удалось, то не осталось бы ни одного свидетеля, и он вышел бы сухим из воды. Но ему не повезло. Я нанес ему визит и потребовал, чтобы он оставил в покое Перри, а для вящей убедительности всадил пулю в ногу ему и его сообщнику.

Пока я все это рассказывал, мне казалось, что Пат меня не слушает. Но когда я закончил, он повернул голову и осведомился:

— От кого же Рейни получил вторую пулю?

— Дай мне договорить, Пат. Ведь все это дело — убийство Вилера, шантаж Перри, покушение на меня и все, что с этим связано, — Рейни проделывал не один. У него на это извилин не хватило бы. Здесь замешан кто-то еще. Рейни был простым исполнителем и погиб потому, что в чем-то ошибся или переступил грань дозволенного. Вполне возможно, убийца видел меня и решил, что я сделаю все за него, а когда его расчеты не оправдались, поспешил вмешаться сам.

Пат рисовал на стойке какие-то замысловатые узоры.

— Но кто бы это мог быть? — проворчал он.

— Например, Клайд. Мы до сих пор не установили связи между ним и Рейни, но наверняка это сделаем. Ведь Рейни околачивался в “Бовери” не просто так. Десять против одного, что он работал на Клайда вместе с дюжиной других бандюг.

— Возможно. Но пуля, застрявшая в бедре Рейни, и та, что разнесла ему голову, выпущены из одного пистолета.

— Я стрелял из чужого оружия.

— Об этом я не подумал. Пистолет, естественно, исчез, и мы его не нашли.

— Ну так вот. Я всадил пули в ногу Рейни и его дружку, а пистолет оставил там на столе.

К нам подошел бармен и вновь наполнил наши бокалы, придвинув тарелку с земляными орехами. Я сразу же запустил в нее пальцы. Пат бросал орехи в рот по одному.

— Я расскажу тебе, как выглядит дело. Тот парень, что остался целым и невредимым, выволок своего приятеля из комнаты и стал звать на помощь. Никто не пришел, и тогда он бросил Рейни, который, по его словам, был уже мертв, дотащил раненого до машины и повез в больницу. Оттуда он позвонил в полицию. Описал твою внешность и позже узнал тебя на фотографии.

— Тогда все ясно. Убийца пробрался туда после моего ухода. То ли угрозами, то ли взяткой он заставил партнеров Рейни показать, что смертельный выстрел сделан мною. Оба известны в полиции Детройта, и у одного из них был пистолет.

— Я займусь этими двумя голубчиками, — угрожающе проговорил Пат. — Думаю, мне удастся вытряхнуть из них правду.

— Не будь наивным, — ухмыльнулся я. — Неужели думаешь, что они еще сшиваются в Нью-Йорке?

— У одного из них прострелена нога.

— Ну и что? Это все же лучше, чем простреленная голова. А ребятки вовсе не так круты, какими хотели бы казаться.

— Но тем не менее я объявлю розыск.

— Это не повредит. Кстати, ты нашел пули, разбившие витрины?

— Об этом я и хотел тебе рассказать, — оживился Пат. — Там было две пули, и обе выпущены из оружия 38-го калибра. Правда, пистолеты были разными. Выходит, что отправить тебя на тот свет пытались сразу двое.

Если Пат думал удивить меня этой новостью, то сильно ошибся.

— Я так и подозревал. Ниточки тянутся к Рейни и Клайду. Как я тебе уже говорил, Перри после моего ухода, видимо, позвонил Рейни и сообщил ему о моих намерениях. Это было около полудня, и Рейни решил, что я буду обедать дома. Он отправился туда и, когда я вышел из квартиры, где надевал пальто и перчатки, последовал за мною. Я никак не ожидал слежки, потому и не обратил на него внимания. Возможно, он висел у меня на пятках целый день, пока я не подставился ему.

— Но какое отношение ко всему этому имеет Клайд?

— Раскинь мозгами, Пат. Если Клайд действительно был боссом Рейни, то он, видимо, присматривал за своими подручными, чтобы проверить, как выполняются его приказы.

— Тогда получается, что второй раз в тебя стрелял Клайд. И тебе это на руку.

— Да, но, к сожалению, я увидел только часть лица и не могу с уверенностью сказать, кто это был. Но если второй выстрел сделал Клайд, то он на этом не остановится. Он предпримет еще одну попытку, и она станет последней, будь уверен.

Я допил коктейль и протянул бокал за новой порцией. Потом мы заказали сандвичи, молча расправились с ними и отметили это событие еще двумя бокалами коктейля. Я предложил Пату сигарету, и мы закурили.

— Кто накрутил хвоста нашему приятелю прокурору?

— Я ждал, когда ты об этом спросишь. Все довольно странно. Люди услышали об убийстве и потребовали жестких мер. Некие влиятельные люди, живущие в Гленвуде. Кое-кто из них присутствовал при опросе свидетелей.

— Кто именно?

— Один — чиновник из какого-то министерства, другой — глава клуба во Флатбуше. Еще один крутится в доме сенатора штата, двое бизнесменов... Все активно занимаются общественными делами.

— Да, забавные у Клайда друзья.

— Он может найти друзей и повыше, Майк. И пониже — вплоть до самых грязных подонков, если ему потребуется. Я кое-что разнюхал с тех пор, как мы виделись последний раз. Задал разным людям по парочке вопросов о Динки Вильямсе. Сдается мне, этот негодяй далеко пошел.

С минуту я разглядывал кусочки льда в своем бокале. — А мне сдается, — проговорил я тихо, — что я могу помочь ему пойти еще дальше. Совсем далеко, туда, где он будет пожимать руку самому дьяволу. И я сделаю это, когда настанет время.

Глава 9

В тот вечер мне так и не удалось исполнить задуманное. Я зашел за своей машиной и, используя предоставившуюся возможность, поднялся в офис, где обнаружил записку от Вельды, в которой она сообщала, что звонила Конни. Вместо подписи она нарисовала меч, с которого капала кровь. Вельда и не догадывалась, что эта шутка окажется пророческой.

Я сразу же позвонил Конни. Ее голосок был не таким радостным, как обычно.

— Майк, я так беспокоилась...

— Из-за меня?

— Да... Майк, расскажи, что случилось вчера вечером? Я слышала в “Бовери” разговоры о тебе и о Рейни...

— Очень интересно... И кто же говорил?

— Какие-то люди, которые ходили на эти состязания. Они сидели в ресторане позади меня и рассказывали о том, что там случилось.

— В котором часу это было?

— Довольно поздно. Точно сказать не могу. Я очень беспокоилась за тебя и сразу же попросила Ральфа отвезти меня домой. О, Майк... — Голос Конни сорвался, и я услышал, как она заплакала.

— Успокойся, дорогая. Сейчас я к тебе приеду.

— Да, приезжай, пожалуйста, Майк. И не заставляй меня долго ждать.

Я исполнил ее просьбу. По дороге проскочил несколько светофоров на красный свет, дважды услышал где-то сзади свистки полицейских, но добрался до дома, где жила Конни, за пятнадцать минут. Лифт не работал, и я взбежал по лестнице.

Глаза Конни все еще были красные от слез. Она бросилась ко мне, и теплый запах ее волос растопил лед в моем сердце.

24
{"b":"25534","o":1}