ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вельда, ведь я...

— Нет, Майк. Сюда приходила полиция. Тебя подозревают в убийстве.

Кажется, я даже застонал от бессилия.

— Если тебя найдут, — продолжала она, — ты сразу же угодишь за решетку, а я не могу этого допустить.

— Я знаю. Я говорил с Патом сегодня вечером. Но я прошу тебя... хочешь, я встану на колени?

— И пожалуйста, не приезжай ко мне, — проговорила она. — Это бесполезно. Сейчас я вешаю трубку и ухожу. Так что ты все равно меня не застанешь, а за домом может следить полиция.

Раздался щелчок: Вельда бросила трубку. Несколько секунд я тупо смотрел на телефон, потом выскочил из будки и помчался к машине. Время — надо выиграть время... Пат сказал, что убийцу мы схватим через неделю. Разговаривая с ним, я имел в запасе несколько часов. Теперь же речь шла о минутах. И тут меня осенило... Ведь Честер Вилер познакомился на демонстрации мод не с Марион Лестер, а с Жанной Троттер. И именно с ней он тогда ушел. Но Жанна Троттер неожиданно уволилась, а Марион Лестер заявила, что это была она. Марион Лестер, кстати, коротко знакома с Антоном Липсеком...

Надо еще раз потолковать с ней, чтобы узнать, зачем и по чьей просьбе она солгала мне. И я заставлю ее выложить все, хотя у меня на это катастрофически мало времени.

Глава 11

Я истратил все жетоны, пытаясь разыскать Пата, звонил во все места, где он мог находиться, но он в это время, вероятно, разыскивал жениха Жанны Троттер. А я не мог его найти именно в тот момент, когда он был мне до чертиков нужен. Повсюду я просил передать ему, чтобы он ждал моего звонка или дома, или в кабинете. Когда я наконец вышел из телефонной будки, моя рубашка была насквозь мокрой.

Снова пошел снег. Сейчас мне только его не хватало. По такому снегу быстро не поедешь, а я и так уже потерял массу времени, драгоценного времени. Усевшись за руль, я влился в поток машин. Троттер и Честер Вилер... Оба наверняка убиты по одной и той же причине. Но почему? Потому что он узнал в ней подругу своей дочери? Потому что он слишком много о ней знал? Или она о нем?

Здесь, конечно, пахло шантажом, в который были втянуты Эмиль Перри и другие большие шишки. Фотографии. Сожженные фотографии. Манекенщицы. Антон Липсек, профессиональный фотограф. Крутой гангстер Рейни. Хитрец Клайд. Из всех этих камешков складывалась забавная мозаика.

Я остановил машину за квартал до “Чедвик-отеля”, пошел пешком. В такую погоду поднятый воротник смотрелся вполне естественно, и я мог не бояться, что меня опознает какой-нибудь ретивый полицейский. В холле отеля толкалось множество людей, забежавших сюда на минутку просто погреться.

Домохозяйка за столом дежурного улыбнулась и поздоровалась со мной гнусавым голосом.

— Я хотел бы видеть мисс Лестер.

— Вы уже здесь были. Поднимитесь и сами постучите к ней.

— Можно мне отсюда позвонить?

— Кому? Мисс Лестер? Конечно можно. Она немного повозилась с какими-то штекерами, соединяясь с номером Марион, но трубку на том конце никто не снял. Женщина нахмурилась и пожала плечами:

— Ведь она была дома, я не видела, чтобы она выходила. Может, в ванной?

Я отодвинул телефонный аппарат и поднялся по лестнице. Шум в холле заглушал скрип ступеней. Отыскав комнату Марион, я постучал. Из-под двери выбивалась полоска света. Вероятно, Марион и правда была в ванной. Хотя ни шума воды, ни каких-либо других звуков я не слышал. Пришлось постучать еще, на этот раз погромче, но за дверью не раздалось ни звука. Нажав на ручку, я понял, что дверь не заперта. Когда я вошел в комнату, мне сразу стало ясно, почему Марион Лестер не отозвалась на телефонный звонок. Она была мертва. Я быстро прикрыл за собой дверь.

Марион была одета в красный шелковый халат. Она лежала на кровати вниз лицом. Если бы не поза, можно было бы подумать, что она спит. На шее виднелась синяя полоса. Кто-то достаточно сильный точным ударом переломил ей шейные позвонки. Тело девушки уже окоченело.

Я поднял телефонную трубку, и дежурная сразу же мне ответила.

— Когда мисс Лестер вернулась домой? — спросил я ее.

— Сегодня утром... Она была очень пьяна и едва держалась на ногах. Она дома?

— Дома и уже никогда никуда не сможет уйти. Она мертва. Будет хорошо, если вы подниметесь.

Женщина испуганно вскрикнула. Через несколько секунд распахнулась входная дверь, и она ворвалась в комнату. Ее обычно бледное лицо сперва посерело, а потом постепенно стало пурпурно-красным.

— Какой ужас! — воскликнула она. — Это вы ее так? Вы ее... — Она плюхнулась на стул и закрыла лицо руками.

— Она мертва уже несколько часов, — заметил я. — Возьмите себя в руки и попытайтесь кое-что припомнить. Я хочу знать, кто был у нее сегодня. Кто спрашивал ее или разговаривал с ней? Ей звонили по телефону?

— Какой ужас, какой ужас... — повторяла женщина. Я взял ее за плечи и встряхнул так, что у нее лязгнули зубы. Наконец она пришла в себя и умолкла.

— Кто был у Марион сегодня? — спросил я снова.

— Они... они закроют отель, а я потеряю место, — пробормотала она и застонала.

Я оторвал ее руки от лица и громко заявил:

— Она не первая жертва. Вы меня слышите? На совести убийцы уже несколько жизней. Если его не остановить, он прикончит еще кого-нибудь. Понимаете?

Она в ужасе посмотрела на меня и кивнула.

— Ну, быстрее выкладывайте, кто у нее был сегодня в гостях?

— Никто... у нее никого не было...

— Но ведь кто-то убил ее, так?

— Боже мой, — женщина нервно облизала губы, — не могу же я всех запомнить... По лестнице ходит масса людей, туда и обратно.

— И вы никогда не спрашиваете, к кому они идут?

— Я не имею права этого делать.

— Так... выходит, что этот чудесный отель не что иное, как дом свиданий. Другими словами, просто бордель!

Женщина гневно взглянула на меня. На какое-то время она даже забыла о страхе.

— Я не сводня. Просто здесь женщинам не задают лишних вопросов. Какой же это бордель?

— А вы знаете, что произойдет дальше? Через десять минут сюда примчится свора полицейских. И свои расспросы они начнут с вас. А когда они поймут, что здесь происходит, они... словом... вам будет плохо. Так что вам остается либо постараться что-то вспомнить, либо попасть в лапы полиции. Выбирайте!

Она посмотрела мне прямо в глаза:

— Клянусь вам, я ничего не знаю. Начиная с полудня в холле толпилась куча народу, а я весь день читала книгу.

Мне показалось, что я падаю в пропасть.

— Ну ладно, — вздохнул я. — А может быть', найдется кто-либо другой, кто что-нибудь видел?

— Кто... Уборщицы бывают здесь лишь в первой половине дня. А свои комнаты постояльцы убирают сами.

— А слуги или мальчики-рассыльные?

— Таких нет, это же не первоклассный отель. Я снова посмотрел на Марион Лестер, и мне захотелось завыть. Никто ничего не видел. Никто ничего не знает. Убийца точно растаял в воздухе. А те, кто попались ему в руки, уже ничего не могли сказать.

Только мне повезло. Я избежал такой участи. Сперва он дважды хотел меня пристрелить, а когда ему это не удалось, попытался пришить мне убийство. Этот план тоже провалился. Наконец, он решил расправиться со мной в моей же квартире и вновь потерпел неудачу. Но больше мне рисковать нельзя.

— Идите вниз! — приказал я женщине, еще раз взглянув на Марион. — И соедините меня с полицейским управлением. Я им все расскажу, а потом исчезну. Вы, в свою очередь, тоже выложите им все, что говорили мне. Ну, живо...

Нахмурившись, она тяжело вышла из комнаты. Я подошел к телефону и снял трубку. Женщина соединила меня с городом, и я набрал номер полиции. Там я попросил отдел по расследованию убийств и заявил дежурному:

— С вами говорит Майк Хаммер. В “Чедвик-отеле” убита женщина. Не мной, это я сразу заявляю. Она мертва уже несколько часов. Этим делом наверняка заинтересуется прокурор, так что сообщите ему, пожалуйста, обо всем. Не забудьте ему сказать, что говорили со мной лично. Передайте также, что я зайду к нему попозже, хотя мне ужасно противно видеть его наглую рожу.

32
{"b":"25534","o":1}