ЛитМир - Электронная Библиотека

– И зря.

Я послал ей поцелуй. Она сделала вид, будто поймала его и спрятала за вырез, глаза потемнели и стали чувственными.

– Приходи еще...

Вошла пара в вечерних туалетах, и она поспешила к ним, а я проследовал внутрь. Большинство столиков вокруг танцплощадки было занято.

На маленькой эстраде покачивалась певичка, гораздо больше впечатления производившая своими бедрами, нежели голосом. Ни Мюррея, ни его мальчиков нигде не было видно. Я нашел неприметный столик сзади, заказал хайбол и стал наслаждаться зрелищем.

Официант принес коктейль, но не успел я его высосать до половины, как мои волосы взлохматила чья-то рука, и, подняв глаза, я увидел давешнюю улыбчивую «хозяйку». Я хотел подняться, но она толкнула меня вниз, выдвинула стул и села.

– Я тебя искала.

Она закурила сигарету из моей пачки и выпустила в воздух густую струю дыма.

– Ты говорил что-то о пяти сотнях зелененьких...

– Продолжай.

– Пожалуй, я могу тебе помочь.

– Да?

– Но не за пятьсот.

– Грабеж!

– Может быть.

– Что у тебя есть? На пятьсот долларов можно достать многое.

Блондинка еще раз глубоко затянулась и смяла сигарету в пепельнице.

– Я освобождаюсь в час ночи. Встретишь меня на углу. Пройдем ко мне и обо всем поговорим.

– Хорошо.

– И приноси побольше денег.

– Посмотрим.

Она улыбнулась и накрыла мою руку своей.

– Знаешь, ты очень хорошенький. До встречи!

Я не стал ждать, махнул официанту, расплатился и вышел. в фойе.

Девушка в окошке притворно нахмурилась.

– Ты слишком нетерпелив. Я еще занята.

Подавая мне шляпу, она, с удовольствием ловя мой взгляд, еще раз продемонстрировала место, где спрятала брошенный ей поцелуй. Я вытащил банкноту свернул ее в длину и сунул в заветное местечко.

– Если не найдет босс, оставь себе.

– Он и не думает сюда заглядывать, – улыбнулась она соблазнительно.

Потом выпрямилась, и вся непосредственность исчезла. – Но если желаешь разменять, достань сам.

На сей раз я просто надел шляпу и вышел.

В баре поблизости нашлось несколько свободных мест. Я заказал пиво с бутербродами и настроился приятно провести вечер, но мои мысли все время возвращались к блондинке. Скоро я узнаю что-то стоящее. Пять сотен, половина моего гонорара... Через два часа я решился и прошел к телефонной будке.

Мне ответили, что мистер Берин удалился на ночь, но я настаивал, и вскоре в трубке раздался сонный голос.

– Мистер Берин, здесь Майк. Простите, что потревожил вас. Есть новости.

– Важные?

– Да. Вам следует их знать.

– Слушаю, Майк.

– Могу получить информацию относительно Рыжей. Сначала я предложил пять кусков...

– Что?

– Пятьсот долларов, если одна дама кое-что выяснит. Но теперь она хочет больше. Следует мне идти на это, или попытаться получить сведения другим путем?

– Но... о чем они?

– Она не говорила. Хочет встретиться со мной позже.

– Понимаю. – Он задумался. – А вы как считаете, Майк? – Решать вам, мистер Берин, но я бы сказал: посмотри внимательно, и, если это чего-нибудь стоит, покупай.

– На ваш взгляд, информация интересная?

– Возможно. Это дама – «хозяйка» в клубе «Зеро-Зеро» и знала Нэнси, во всяком случае, в последнее время. А здесь, кажется, и зарыта собака.

– Что ж, давайте, Майк. Сумма достаточно тривиальная... для меня, по крайней мере. Поступайте, как находите нужным.

– Договорились. Но она хочет деньги сейчас же.

– Выпишите чек, потом позвоните мне, и я переведу эту сумму на ваш счет.

Я повесил трубку и вернулся в бар, а в полпервого ночи поехал на такси к стоянке, где оставил свою машину.

В пять минут второго я подъехал к углу где уже стояла блондинка. Она узнала меня, открыла дверцу и скользнула на сиденье.

– Куда?

Я отъехал от тротуара и влился в поток машин, направляющихся к центру.

– Прямо. Я живу на Восемьдесят девятой.

Между ног у нее стояла сумка, и я кивнул:

– Материалы там?

– Ага.

Блондинка достала губную помаду и, несмотря на скудное освещение, стала приводить себя в порядок. Затормозив перед светофором, я внимательно рассмотрел ее. Вовсе не дурная штучка.

Она повернула голову и посмотрела мне прямо в глаза; затем легкая усмешка тронула ее губы.

– Интересуешься?

– Сумкой?

– Мной.

– Я всегда интересуюсь блондинками.

Она ждала, что я предприму дальше, но свет переменился, и мы поехали.

На Восемьдесят девятой я подрулил к тротуару там, где она указала, вырубил двигатель и взял сумку.

– Надеюсь, ты не думаешь с ней удрать? – спросила она.

– Думал, но потом заинтересовался.

– Сумкой?

– Тобой.

Она сжала мою руку и мы поднялись в старую квартиру с высокими потолками. Стены были выкрашены в различные оттенки пастели. Мебель только выглядела неуклюжей, а на деле оказалась надежной и удобной.

Когда я швырнул шляпу на лампу блондинка заметила:

– Может, представимся? Меня зовут Энн Минор.

Она сняла пальто, глядя на меня со странным выражением.

– Майк Хаммер, Энн. Я не из полиции, я частный детектив.

– Знаю. Я как раз думала, скажешь ты мне это или нет.

Она с облегчением рассмеялась.

– Кто тебя предупредил?

– Сама догадалась... Я заметила значок.

– И постаралась поскорее выставить меня из заведения?

– Да.

– Почему?

– Мюррей не в восторге от сыщиков, пусть даже частных.

– Чего бояться честному бизнесмену?

– Повтори это снова и выброси одно слово.

Я не стал этого делать, сел на подлокотник кресла и уставился на нее.

Энн повесила пальто в гардеробе сняла мою шляпу с лампы, положила на полку и закрыла дверцы. Затем круто повернулась и подошла ко мне.

– Я не ребенок, – сказала она. – Мне кажется, я никогда им не была. В клуб ты пришел не развлекаться. Стоило тебе упомянуть про Нэнси, как я похолодела от мысли, чем это пахнет. Покажи мне, на что ты способен.

Дуло моего револьвера ткнулось ей в живот, прежде чем она успела договорить. Дав ей им полюбоваться, я убрал револьвер в кобуру и стал ждать. Ее глаза расширились.

– Я ненавижу Мюррея. Не могу сказать, что люблю остальных, но его я ненавижу. Мюррея и его ребят.

– А что ты имеешь против них?

– Не строй из себя пай-мальчика, Майк. Он крыса. Мне не нравится, что он делает с людьми.

– Что Мюррей тебе сделал?

– Мне – ничего. Но я видела, что он делал с другими. Он платит мне зарплату и это все, но я не слепая. Мюррей гладко стелет, однако любыми путями добивается того, что хочет.

Мне не терпелось добраться до сумки. Энн это поняла. Она улыбнулась и нащупала в моем внутреннем кармане бумажник.

– Принес деньги?

– Сколько смог достать.

– Сколько же?

– Все зависит от содержимого. Как ты собираешься распорядиться деньгами?

– Уеду. Сделаю все, чтобы выбраться из этого города. Я устала от него.

Я подошел и поднял не очень тяжелую сумку. Она была испачкана, по бокам виднелись грязные подтеки. Возможно, здесь находится ответ, таится причина смерти Рыжей... Сумка была закрыта на замочек.

– Я нашла ее сегодня утром. У нас есть маленький чуланчик, забитый всяким хламом. И вот сегодня, когда мне понадобилась какая-то мелочь, я натолкнулась на нее. На сумке был автобусный ярлык с именем Нэнси.

– Как она туда попала?

– Недавно Мюррей делал ремонт. Когда убирали помещение, все ненужное сносили в чуланчик. Очевидно, Нэнси тогда не было, а потом она решила, что потеряла ее.

Энн вышла и вернулась с бутылкой и двумя бокалами. Мы молча выпили, затем она снова налила, села на край тахты и принялась за мной наблюдать.

Ее поза напоминала кошку – совершенно свободная, но таившая мощь сжатой пружины. Она подтянула под себя ноги, и даже грубый нейлон не мог скрыть упругую округлость ее бедер. При каждом вдохе грудь наполняла складки платья, борясь с материей, и мне казалось, что схватка будет выиграна.

15
{"b":"25535","o":1}