ЛитМир - Электронная Библиотека

Пусть отдохнет до утра.

Я проснулся ранним утром, принял душ, чтобы согнать сон, и побрился.

Чувствовал я себя все равно неважно, глаза покраснели и опухли. Но большая тарелка копченой свиной грудинки придала мне сил, чтобы одеться и подумать о том, что день не грех начать с более пристойной пищи.

Изумительный кусок мяса сочился и шипел в жаровне бара Джимми, будто специально поджидая меня. К счастью, я явился вовремя, и он очутился у меня на столе, прежде чем успел пережариться.

– Весь день вчера звонила дама из вашей конторы, – проинформировал Джимми.

– Чего она хотела?

– Интересовалась, где вы. Наверное, черт знает что думала.

– Чепуха. Она всегда что-нибудь думает. – Я прикончил десерт и расплатился. – Если позвонит снова, скажи, что я уже еду, ладно?

– Конечно, мистер Хаммер, с радостью.

Я отодвинул тарелку, закурил, вышел на улицу и влез в машину. Поездка к центру заняла немного времени, но чтобы найти место для стоянки потребовалось полчаса. Когда я наконец ввалился в контору, Вельда укоризненно подняла свои большие карие глаза, нагонявшие на меня ужас пуще всяких слов. Когда мне понадобился делопроизводитель, я считал, что сойдет любая девушка, как хорошенькая, так и уродина, – но мне явно удалось снять сливки. Не ожидал я только, что она окажется такой едкой и остроумной...

От хорошеньких этого не ожидаешь.

Сбросив пальто, я выложил на стол пачку пятидесятидолларовых бумажек.

– Вычти отсюда расходы и положи в банк остальное. Посетители были?

– Два. Один субъект хотел оформить развод, другому нужен был телохранитель – муж подружки обещал сделать из него хладный труп. Я отослала обоих к Эллисону. Там им помогут.

– Все-то ты решаешь за меня. Работа телохранителя не лишена интереса.

– Ага. Я видела фотографию этой подружки. Как раз твои любимый тип.

– Ах, птичка, ты же знаешь – ненавижу женщин!

Я уселся в кресло для клиентов и подобрал со стола газету. Мое внимание привлекла фотография на первой странице, внизу, в уголке, окруженная сообщениями об очередных происшествиях. Фотография рыжеволосой, скрючившейся у обочины. Заголовок гласил: «Водитель-убийца скрылся».

– Бедняга! Вот тебе и удача...

– Кто это? – спросила Вельда.

Я протянул ей газету.

– Проститутка. Я купил ей кофе в баре и дал немного денег, чтобы выбраться из этого болота.

– Приятная у тебя компания, – саркастично заметила Вельда.

Мне стало обидно.

– Черт побери, она не пыталась меня подцепить. Я ей помог, и она была мне благодарна...

– Прости, Майк. Я действительно сожалею, честно. – Любопытно, Вельда сразу понимает, когда я говорю правду. Она раскрыла газету, прочитала заметку и нахмурилась. – Личность не установлена... Ты знаешь ее имя?

– Нет, ее звали просто Рыжая. Дай-ка посмотрю.

Я проглядел заметку. Тело нашли на улице рано утром. Парень, дважды проходивший мимо, сперва решил, что она пьяна. Довольно разумно. В наше время куда ни глянь – везде валяются пьяные, искать не приходится.

Сложив газету, я сказал:

– Продержись тут без меня. Немного пройдусь.

– Насчет этой девушки?

– Да. Надо попробовать установить ее личность. Позвони Пату, предупреди, что я скоро буду у него. – Хорошо, Майк.

Я решил не возиться с машиной и на такси подъехал к зданию из красного кирпича, где располагалась контора Пата Чамберса. Вам стоит увидеть такого парня. Он – молодой капитан отдела по расследованию убийств, полицейский с головы до пят, хотя по виду этого никак не скажешь.

Умудрен знаниями и являет собой прямо-таки примерный образчик полицейской эффективности. Не часто встретишь стража порядка, водящего знакомство с частным детективом, но Пат прекрасно понимал, что я могу затронуть вещи, недоступные для закона, а он, в свою очередь, способен сделать многое, с чем не справился бы я. Деловое соглашение переросло в прочную дружбу.

Он встретил меня в лаборатории, где проводил баллистическую экспертизу.

– Привет, Майк. Каким ветром занесло тебя сюда в столь ранний час?

– Задачка, приятель. – Я развернул перед ним газету и указал на фотографию. – Что-нибудь выяснили о ней?

Пат покачал головой.

– Не знаю. Пойдем в кабинет.

Он провел меня в комнату и указал на кресло. Пока я закуривал, он придвинул к себе телефон и набрал помер.

– Чамберс. Я хочу знать, удалось ли установить личность той девушки, сбитой машиной.

Он выслушал и нахмурился.

– Ну, что?

– Ничего. Кроме того, что причина смерти – перелом шеи.

– Могу кое-что добавить. Проститутка, звали Рыжая. Мы познакомились предыдущей ночью в баре.

Пат откинулся на спинку стула.

– Итак, имя неизвестно. Одета во все новое, с новой сумочкой с шестью долларами мелочью, и ни единой особой приметы. На одежде нет даже меток прачечной.

– Правильно. Я дал ей полторы сотни, чтобы она смогла одеться и найти приличную работу.

– Какой ты великодушный!

Тон у него был, как у Вельды, и я разозлился.

– Черт побери, Пат! И ты несешь эту чепуху! Я на своем веку повидал таких крошек немало. Думаешь, кто-нибудь протянет им руку помощи? Как же!

Но удовольствие из них выжмут все до капли. Да, проститутка, да, мне она понравилась – ну и что? Я хотел ей помочь! Может, она была погружена в мечты о будущем и забыла открыть глаза, переходя дорогу!

– Эй, погоди, Майк, не набрасывайся на меня. – Пат потянулся к столу и взял записную книжку. – Думаю, лучшее, что мы можем сделать, это опубликовать ее фотографию и надеяться, что кто-нибудь ее узнает.

Устраивает?

Он свернул газету и в это время вошел лаборант в белом халате и вручил ему листок бумаги. Пат пробежал глазами текст и нахмурился. Потом протянул его мне и кивнул, отпуская лаборанта. Это было заключение экспертизы. Оно ясно гласило, что, хотя, вероятно, смерть была случайной, не исключена возможность убийства. Такой перелом шеи мог возникнуть лишь при самом причудливом стечении обстоятельств.

Впервые за все время, что я знал Пата, он занял типично полицейскую позицию.

– Интересную ты задал мне задачку, Майк! Какой ее части я должен верить?

Его голос сочился сарказмом.

– Иди к черту! – Я прекрасно понимал, что происходит сейчас. в его казенных мозгах. У нас была пара запутанных случаев, и он думает, что я специально их ему подсовываю. – Ты неплохой парень, Пат. Раньше мы оказывали друг другу услуги, не задавая вопросов. – Я когда-нибудь обманывал тебя?

Он начал отвечать, но я прервал его:

– Да, конечно, наши пути несколько раз пересекались, но тебе это только на пользу. Потому что ты полицейский. А что могу я? Ничего... защищать клиента. С каких пор ты считаешь, что я тебе мешаю?

Пат улыбнулся.

– Придется мне снова извиниться. Сделай еще одно одолжение: допусти, что у меня есть причина быть подозрительным. Когда ты занимаешься делом, то, по крайней мере, не играешь в политику. А я должен заботиться о сохранности своей шеи, – знаешь ведь, какое давление оказывают на наш отдел.

Он продолжал говорить, но я его больше не слушал. Передо мной, как живая, стояла Рыжая, с милыми ямочками на щеках, улыбающаяся улыбкой, предназначенной мне одному. Бродяжка, которая могла бы быть леди; мой друг на несколько коротких минут...

В моем желудке сгустился ледяной комок, потому что я вспомнил еще и Масляную голову, с револьвером и гнусной ухмылкой. С каким ужасом глядела на него Рыжая... Мои ногти впились в ладони, я тяжело задышал. Оно всегда так проявляется – это сумасшедшее чувство, когда мне хочется вышибить дух из какого-нибудь сукиного сына.

– Думаешь – убийство? – спросил Пат, всматриваясь в меня.

Я кинул листок на стол.

– Она мертва. И какая разница, как она умерла? Покойники не обращают внимания на подобные мелочи.

– Послушай, Майк, если это убийство, то им займется мой отдел. Ты собираешься поделиться со мной тем, что знаешь?

– Собираюсь, Пат.

2
{"b":"25535","o":1}