ЛитМир - Электронная Библиотека

Я кивнул.

– И все равно тебя разбирают сомнения. Так?

Он пробормотал что-то неразборчивое.

– Ты заставляешь меня отвергать все, чему меня учили. И знаешь, почему я сомневаюсь?

– Да, но скажи мне еще раз, Пат.

Он перегнулся через стол и прошипел:

– Потому что здесь... – он постучал по голове, – у тебя кое-что есть.

У тебя есть мозги, нюх, хватка и то, чего недостает мне – интуиция.

– Ладно, брось самобичевание. Лучше скажи, кто стоит за всей этой организацией?

– Хотел бы я знать. Мне известны имена только нескольких ребят, которые подозревается в участии в деле.

– Сойдет.

– Ну нет. Сперва послушаем, что скажешь ты. Давай, Майк, колись.

Это могло занять много времени, и я заказал еще кофе для нас обоих, а потом рассказал Пату все с начала и до конца – кроме некоторых совсем уж интимных деталей.

Когда я закончил, он откинулся на спинку стула и закурил.

– Прелестная коллекция событий, Майк. Теперь думай. Начинай с Рыжей.

– Я задаю себе вопрос: почему ее убили! Выходит, для кого-то она представляла опасность. Однако чем могла угрожать девушка в ее положении?

Компрометирующими документами? Не верится, что она могла пойти на это...

Пат, я потерял голову, и кто-то ответит мне за ее смерть.

– Найди мотив и найдешь убийцу, – сказал Пат. – А как Финней Ласт?

– Как раз он-то способен на шантаж. По его словам, Рыжая украла какие-то материалы, и, так как она все же была той, кем была, от этого нельзя отмахнуться. Но все может быть и наоборот.

– Он мог убить ее?

– Конечно, но без всяких затей. Финней не артист. Он любит ножи и револьверы. Нет, это не его рук дело, иначе Рыжая умерла бы быстро и просто.

Пат затянулся.

– Твой клиент, Майк?

– Берин-Гротин? Исключено! Черт, да он и мизинцем не оказался бы замешанным в этой истории, если бы не газеты. Это человек другого поколения, Пат. Деньги, положение, манеры... все, что можно ожидать у джентльмена старой школы. Он чрезвычайно гордится своим именем... не дай бог, от облачка падет тень. Берин-Гротин не глуп. Нуждаясь в защите, он нанял себе Финнея, но поспешил избавиться от него, как только тот вляпался в дерьмо.

– Ты говоришь, Кобби Беннет и тот, в баре, были чем-то напуганы.

Подумай об этом.

– И здесь тупик, Пат. Коротышка – мелкий жулик. Кобби – в таком деле, где всего надо опасаться. Обоих напугать очень легко. Вот почему я не придаю особого значения их страху.

Пат хмыкнул. Я чувствовал, как он размышляет, отыскивая ответ, тасует события, сопоставляет факты и возможности.

– Ребята, которых я знаю, мелкие сошки. У меня есть кое-какие предложения, но с тобой ими пока не поделюсь, потому что ты осатанеешь и впутаешь меня в какую-нибудь историю. – Он уставился в пепельницу. Послушай, Майк, чего ты хочешь?

– У тебя есть люди. Пусть они поработают, узнают подробности.

Действуй, как будто это убийство, и что-нибудь выяснится. Подробности, вот что нам нужно.

– Ладно, Майк. Но сотрудничество должно быть взаимным. И раз я пускаю людей, чего ожидать с твоей стороны?

– Черт побери! – воскликнул я. – Сегодня вечером у меня встреча с Лолой. Может быть, у нее найдется подружка.

Глава 5

Приятно было возвращаться к Лоле. Она открыла дверь прежде, чем я дотронулся до звонка, и стояла, с радостной улыбкой глядя на меня, будто я действительно что-то из себя представлял. Она была снова в черном, но без декольте.

Голос звучал мягко, как мурлыканье кошки.

– Привет, Майк. Ты не войдешь?

– Только попробуй не впустить!

Я прошел через коридор в маленькую комнату, украшенную безделушками, которые так любят собирать одинокие женщины. Занавеси были накрахмалены, а от свежей краски еще пахло скипидаром. Усевшись в кресло, я поинтересовался:

– Недавно переехала?

Она кивнула и, устроившись напротив, стала смешивать два хайбола из миниатюрного бара.

– Совсем недавно, Майк. Я не могла оставаться в старой квартире.

Слишком много неприятных воспоминаний. У меня для тебя сюрприз.

– Да? Какой?

– Я снова манекенщица. В универсальном магазине за скромную плату, но работа мне нравится.

В самом ее облике, как и в квартире, чувствовалось что-то новое.

Забылось то, кем она была, и осталось только будущее.

– Твои бывшие... связи, Лола. Как с ними?

– Никаких привидений, Майк. Все в прошлом. Люди, которых я знала, никогда не станут искать меня здесь, и один шанс из миллиона, что где-нибудь встретятся со мной случайно. Ну, а если и встретятся...

Я закурил «Лакиз», бросил пачку на кофейный столик и смотрел, как она ногтем выбирает сигарету. После первой затяжки Лола подняла глаза и заметила, что я за ней наблюдаю.

– Майк, – произнесла она, – прошлой ночью тебе было хорошо?

– Прекрасно.

– Но ведь сегодня ты пришел. – не только за этим?

Я медленно покачал головой.

– Спасибо, приятель, – подмигнула она мне. – А теперь выкладывай, зачем явился.

Я подцепил носком оттоманку и подтянул ее к себе под ноги.

Устроившись удобнее, с удовлетворением затянулся и выдохнул струю дыма.

– Нэнси убили. Почему? Если я отвечу на этот вопрос, то найду и убийцу. Она была в древнейшем рэкете в мире. Это денежный рэкет; это политический рэкет. У девушек в нем вырабатывается интересное отношение к жизни – никто не может задеть их, зато они запросто могут кое-кому навредить... если захотят. Я говорю о шантаже. Нэнси не могла им заниматься?

Руки Лолы так дрожали. что она должна была поставить бокал. В ее глазах заблестели слезы.

– Это грубо, Майк.

– Я не о тебе, детка.

– Знаю. Просто мне больно. Нет, не думаю, что Нэнси способна на такое. Она могла быть... мм... нехорошей, но бесчестной ее никто не мог бы назвать. Готова поклясться. В других обстоятельствах Нэнси была бы достойной женщиной. Что-то подтолкнуло ее на тот путь, по которому она пошла. Не знаю что. Это способ быстро разбогатеть, если у тебя нет моральных устоев.

– Предположим, что причина – деньги. Зачем они ей?

– Не представляю. Мы не делились секретами, просто что-то нас объединяло.

Этот круг начал мне надоедать.

– Ладно, давай вернемся к системе «девушек по вызову». Кто ей заправляет?

Впервые лицо Лолы побелело. Она смотрела на меня со страхом в глазах, плотно сжав губы.

– Нет, Майк! – ее голос был едва слышен. – Держись от этого подальше, прошу тебя.

– Чего ты боишься, милая?

Только мой тон несколько ее успокоил.

– Не заставляй меня рассказывать о том, что я не хочу вспоминать!

– Но ты ведь не этого боишься, Лола. Ты боишься людей... каких?

Почему ты страшишься даже думать о них?

Я наклонился вперед, напряженный, возбужденный, пытаясь извлечь что-нибудь полезное из каждого произнесенного ею слова. Лола сперва колебалась, недоверчиво оглядываясь, будто нас кто-нибудь мог слышать.

– Майк. – они злобны и отвратительны. И действуют без угрызений совести. Сломать, чужую жизнь им так же легко, как тебе потратить доллар.

Если станет известно, что я проговорилась, меня убьют. Да, убьют. Для них это не впервой!

Можно было подумать, что со мной разговаривает Пат. Испуг ушел с ее лица, в глазах засверкал гнев, но в голосе еще слышалась дрожь.

– Деньги – вот все, что им надо, и они их получают. Тысячи... миллионы... кто знает. Это не просто дома... это больше. Маленькая сплоченная группа так все организовала, что никто не смеет шелохнуться, а с человеком, пытающимся вести свою игру; что-нибудь происходит. Майк, я не хочу, чтобы со мной что-нибудь произошло!

Я поднялся, присел к ней на подлокотник кресла и ласково погладил ее по волосам.

– Не бойся, детка, ничего с тобой не случится. Продолжай...

Лола закрыла лицо руками и бессознательно стала всхлипывать; я ждал.

Через пять минут она выплакалась, но все еще дрожала и затравленным взглядом смотрела на свои ладони, расцарапанные ногтями до крови. Я зажег сигарету и протянул ей. Лола с благодарностью затянулась и облегченно выпустила дым. Затем перевела глаза на меня и произнесла:

9
{"b":"25535","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Любовь по-драконьи
Гридень. Из варяг в греки
Психиатрия для самоваров и чайников
Первому игроку приготовиться
Целлюлит. Циничный оберег от главного врага женщин
Роберт Капа. Кровь и вино: вся правда о жизни классика фоторепортажа…
Список ненависти
Цена удачи
Душа моя Павел