ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Sapiens. Краткая история человечества
Чужое тело
Счастливы по-своему
Как говорить, чтобы дети слушали, и как слушать, чтобы дети говорили
Карильское проклятие. Возмездие
Нелюдь. Время перемен
Дизайн привычных вещей
Вместе навсегда
Убить пересмешника
A
A

Пусть он тысячу раз прав, но я до тех пор не успокоюсь, пока сам не найду ответ. Если, конечно, он вообще существует.

Не знаю, как долго я стоял на мосту. В какой-то момент, кажется, после шестой сигареты, туман превратился в белый снег, который лепился к моему лицу и пальто. Вначале снежинки таяли, соприкасаясь с бетонной мостовой и металлическими конструкциями моста, затем снег повалил гуще, одевая все в белое. Через какое-то время все вокруг преобразилось. Фермы моста превратились в огромные сказочные деревья, раскинувшие свои ветви, а сам мост — в лес, населенный белыми чудовищами с резиновыми покрышками вместо ног, несущимися из леса в город. Я отклонился в тень от перекрытия фермы и смотрел на них, постепенно освобождаясь от тяжелых мыслей. Мне было приятно ощущать себя частью этого нереального мира.

Наконец мое напряжение спало. Ушла скованность из пальцев, всеми легкими я вдохнул сигаретный дым так, как любил это делать. Наконец-то я снова мог улыбаться и смотреть на исчезающие вдали корабли. И гудящий во мне колокол был всего лишь речным колоколом, который раздавался неподалеку из темноты.

Я должен взять Вельду и начать все заново в другом, спокойном месте, где нет ни убийств, ни ружей, ни пистолетов. Может быть, мне это и удастся. Это замечательно, стать способным вновь никого ни в чем не подозревать. Быть свободным от ненависти, не охотиться за подонками, которые готовы взорвать мир. Это была бы официальная полицейская работа. Исполнение закона во имя порядка. И никаких грязных дел, никакого дерьма. Вот что сделали со мной снег и тишина. Давно я не чувствовал себя так хорошо, как сейчас. Может, я не так уж испорчен и был убийцей в силу сложившихся обстоятельств. Может, мне вообще не по душе убивать.

Я собирался закурить еще одну сигарету “Лаки страйк” и полез в карман за спичками. Что-то заставило меня насторожиться, и я замер, прислушиваясь, так и не найдя спичек. Дул ветер. На мостовую валил снег. На реке в тумане гудел предупреждающий сигнал. Больше не было ничего. Передернув плечами, я достал спички, оторвал одну и снова услышал слабые назойливые звуки, уносимые ветром и различаемые яснее, когда тот стихал. Неровные шаги спешащего человека, заглушаемые снежным покровом. Я готов был зажечь спичку, когда понял, что человек пытается бежать из последних сил. Звуки шагов становились все ближе и ближе, пока я не увидел призрачную фигуру метрах в пяти от себя. Оказалось, что это девушка, закутанная в пальто с поднятым воротником. Она ухватилась за поручни, но руки ее соскользнули, и она упала лицом на тротуар. Она попыталась подняться, чтобы снова бежать, но силы оставили ее. Она глубоко и тяжело дышала, вместе с дыханием вырывались рыдания, сотрясавшие все ее тело.

Мне приходилось видеть испуганных людей и раньше, но такого выражения страха я не встречал никогда.

Она упала всего в нескольких шагах от меня, и я, подбежав, поднял ее на ноги и взял под руки. Ее огромные воспаленные глаза были полны слез. Она лишь коротко взглянула на меня и выдохнула:

— Господи... о нет, пожалуйста!

— Успокойся, девочка, успокойся, — сказал я и прислонил ее к парапету.

Ее глаза сквозь слезы изучающе бегали по моему лицу, с трудом стараясь рассмотреть меня яснее. Она хотела что-то сказать; но я остановил ее:

— Не надо слов, детка. Позже будет много времени для этого. А сейчас успокойся, никто не собирается причинить тебе вреда.

Вдруг что-то насторожило ее, она вздрогнула и, повернув голову, уставилась в ту сторону, откуда появилась. Я услышал шаги, уверенные и неторопливые, словно идущий знал, что настигнет свою цель, и очень скоро. Я тихо зарычал, глаза прищурились, всматриваясь в темноту. Ты можешь иметь женщину, ты можешь сделать ее жизнь чертовски несчастной, но доводить ее до смертельного испуга — это уж слишком. Этого я не могу позволить.

Она так сильно дрожала, что мне пришлось обхватить ее за плечи и прижать к себе. Я видел ее губы, которые пытались что-то произнести, но от испуга она не могла вымолвить ни слова.

Я потянул ее за собой, оттолкнув от парапета:

— Пойдем, мы сейчас во всем разберемся. Она была слишком слаба, чтобы сопротивляться. Я обнял ее за плечи, и мы пошли навстречу раздававшимся шагам.

Он появился из снежной пелены, приземистый, крепкий парень в длинном пальто, перехваченном поясом. Шляпа была сильно сдвинута набок, и даже с этого расстояния я видел его улыбку. Руки его были засунуты в карманы пальто, шел он походкой пижона. Увидев нас, парень ничуть не удивился, только одна бровь его слегка приподнялась, но это было все. Конечно, в кармане пальто он держал пистолет, и дуло было направлено в меня.

Мне не нужно было объяснять, что это именно он. Мне даже не нужно было замечать, что он вооружен. Достаточно было только почувствовать, как сжалось объятое ужасом тело девушки, чтобы все понять и обо веем догадаться. Думаю, мое лицо выражало все мои мысли и намерения, но парня, казалось, это не беспокоило. Он шевельнул рукой в кармане, и теперь я знал наверняка, что он сжимает в ней пистолет. Его голос, густой и отрывистый, очень подходил к его фигуре.

— Не так уж легко быть героем. Совсем не легко. — Его толстые губы искривились в усмешке.

По его разумению, все было очень просто и обычно, это слышалось в каждой его интонации. Девчонка бежала по мосту и встретила случайного прохожего. Ее мольба о защите, готовность мужчины помочь ей, но ведь не ценой собственной жизни, когда он увидит пистолет. Парень и не представлял себе, что все обстоит иначе. Еще шире улыбнувшись, он резко сказал:

— Так теперь завтра утром они найдут здесь вас двоих. — Глаза его светились холодным блеском.

Он был слишком самонадеян и видел лишь полное свое преимущество в этой ситуации. Если бы он всмотрелся в меня повнимательней, то, наверное, смог бы понять выражение моих глаз. Может быть, увидел, что я тоже крутой парень и знаю — он не станет портить свое хорошее пальто, стреляя через карман. Такой тип предпочтет вынуть пистолет, когда это станет действительно необходимо.

Но я не дал ему этой возможности. Я только шевельнул рукой и, еще до того как он успел выдернуть пистолет, уже сжимал в ладони свой пистолет 45-го калибра со снятым предохранителем и взведенным бойком. Только одну секунду дал я ему на осознание близкой смерти и затем стер выстрелом выражение с его лица.

Прежде чем я засунул пистолет назад в кобуру, девчонка отскочила от меня и, откинувшись назад, прижалась спиной к парапету. Ее глаза смотрели ясно. Они пробежали по телу на земле, по пистолету в моей руке и по моему лицу. Она закричала. Господи Боже, как она закричала. Она кричала так, словно я был чудовищем, вылезшим из бездны. Сквозь крик вырвались слезы:

— Ты... один из них... Нет, это все! Я понял, что она собирается сделать, и попытался схватить ее, но страшное возбуждение придало ей силы, достаточной, чтобы повернуться и перевалиться через парапет. Я лишь почувствовал, как ее тело ускользает из моих рук, остался только зажатый в пальцах клочок пальто, в то время как ее скрыл белый саван за мостом.

Боже, Боже, что произошло? Я вцепился в поручни парапета, уставившись ей вслед. Три сотни футов высоты. Маленькая глупышка, она не должна была этого делать! Она была в безопасности! Ей нечего было больше бояться, неужели она не поняла этого? Я кричал это во всю силу своих легких, и никого не было, кто мог бы услышать меня. Я кричал это мертвому телу, лежащему на мостовой. Когда я оторвался от поручня, то дрожал, словно лист на ветру.

Все из-за этой толстой сволочи, распростертой на снегу. Я стал с силой пинать его ногами, пока он не перевернулся лицом вниз.

Итак, я сделал это снова. Убил еще одного человека. Сейчас я мог бы стоять в зале суда перед судьей с белыми волосами и голосом ангела, позволить ему вынуть мою душу для всеобщего обозрения и вновь запачкать ее черной краской.

Покой и тишина — это было великолепно! Но я должен осознать, что происходит в моей голове. А ведь этот парень мог сделать в ней приличную дырку. Эта толстая свинья шла мне навстречу, держа наготове свой пистолет и рассчитывая разделаться со мной. Судя по всему, его ничто не волновало и он готов был спокойно отправить двух человек на тот свет не моргнув глазом. Однако он частично добился того, что хотел: девушка мертва. Он относился к той породе подонков, которые потешаются назавтра, прочитав о случившемся в газетах. А может, предполагалось, что он и есть тот самый очистительный поток, который смоет меня в сточную канаву со всей остальной сволочью?

2
{"b":"25537","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Деньги и власть. Как Goldman Sachs захватил власть в финансовом мире
Завтрак в облаках
Мой знакомый гений. Беседы с культовыми личностями нашего времени
Предательница. Как я посадила брата за решетку, чтобы спасти семью
Пять четвертинок апельсина
Дети мои
Питание в спорте на выносливость. Все, что нужно знать бегуну, пловцу, велосипедисту и триатлету
Обними меня крепче. 7 диалогов для любви на всю жизнь