ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Битва за реальность
Бавдоліно
Хватит быть хорошим! Как прекратить подстраиваться под других и стать счастливым
Люди черного дракона
Сияние первой любви
Отголоски далекой битвы
Йога между делом
Цвет Тиффани
Развивающие занятия «ленивой мамы»
A
A

Полицейский вперился в меня взглядом из-под козырька фуражки. Мою информацию передали по радиотелефону. Полицейские настаивали на том, чтобы я поехал с ними в участок, и мне пришлось позвонить из полицейской машины Пату. Он сказал полицейским, что я имею особые полномочия, и полицейские, раздвинув толпу, дали мне пройти. Многие недоброжелательно смотрели на меня.

Когда я уже стоял возле своей двери и доставал ключи, меня вдруг поразила одна мысль. Мое маленькое любовное приключение с Этель Брайтон имело свои последствия. Мой бумажник на полу... Он оказался утром совсем в другом месте, не там, где я уронил его. Когда она поднималась ночью за одеялом, то просмотрела содержимое и нашла мое удостоверение. Сегодня вечером она передала эту информацию.

Можно считать, что я счастливо отделался, раз они не продырявили мне сейчас кожу.

Этель. Я думал, ты маленький дикий дьяволенок. Ты так прекрасно выглядела совсем нагая на фоне горящего огня. Может быть, я увижу тебя такой снова. Скоро. Когда же увижу, сниму ремень и отстегаю по ягодицам, как это нужно было сделать тогда, когда ты только начала играть в эти игры.

По правде говоря, мне очень хочется скорее сделать это.

Глава 6

Выпив почти два литра пива, я решил позвонить Вельде. Она была дома. Я поинтересовался, что ей удалось выяснить.

— Не так уж и много, Майк. Хозяйка, у которой он снимал жилье, назвала его молчуном, по ее мнению, слишком глупым, чтобы говорить. Он никогда ни на что не жаловался, и за все время проживания у него ни разу не собиралась компания.

—  — Да зачем ему надо было много говорить, если он агент КГБ. По этой же причине он не водил и компании. Со своими друзьями он встречался по ночам в тайных местах, где-нибудь на окраине, в незаметных зданиях. А ты была на фабрике, где он работал?

— Была, но и там не удалось выяснить ничего значительного. Последние несколько месяцев он работал на доставке пирожков. Его начальник отозвался о нем как о тупом парне, простачке, который все записывал, чтобы не забыть, но свою работу выполнял довольно добросовестно. А один водитель на фабрике, знавший его, сказал о нем пошлость и сделал мне предложение встретиться вечерком. Словом, парень вел себя расчетливо и не отличался умом, а люди не очень-то любят заводить знакомства с тупицами.

— Когда водители выезжают с фабрики?

— В восемь утра, Майк. Ты хочешь туда поехать еще раз?

— Думаю, так будет лучше. Давай поедем вместе. Мы встретимся на улице около конторы в семь часов утра, у нас будет время застать их и поговорить.

— Майк... а что такое важное связано с этим Чарли Моффитом?

— Завтра скажу тебе.

Вельда высказала свое недовольство и пожелала мне спокойной ночи.

Едва я успел положить трубку, как услышал шаги возле своей двери и звонок. На всякий случай я вынул из кобуры пистолет и переложил его в карман, чтобы незаметно держать в руке наготове.

Мои приготовления не понадобились. Это были ребята из газеты, четверо, среди них и Марти Куперман. На его лице играла сардоническая улыбка, говорившая, что он заранее готов верить любым моим небылицам.

— Так, четвертая власть! Заходите, но ненадолго. — Я широко распахнул дверь.

Билл Коуэн из “Новостей” ухмыльнулся и показал на мой карман:

— Прекрасная манера встречать старых друзей.

— Это не для вас, входите.

Они вошли и прямиком направились к холодильнику. Кроме неначатой бутылки виски, которую я приберегал для себя, в нем ничего не было. Ее тут же откупорили. Марти остался стоять около меня.

— Мы слышали, в тебя стреляли, Майк?

— Все верно, но они промазали.

— Да, хорошего мало.

— Какое тебе дело, Марти? В меня стреляли и раньше. Разве ты занимаешься полицейской хроникой?

— Нет, я шел по своим делам, когда услышал, что случилось. — Он помолчал. — Майк... хочу выяснить только одно. Это связано с Ли Демером?

Ребята на кухне допивали первую порцию виски. У меня было немного времени, чтобы поговорить с Марти один на один — Марти, не волнуйся о своем идоле. Давай скажем так, что это случилось из-за того, что я влез в одно дело, которое предположительно связано с Ли Демером. Он сам, в любом случае, в этом не фигурирует.

Марти глубоко вздохнул, повертел в руках шляпу и повесил ее на крючок.

— Хорошо, я верю твоему слову.

— Ну а если бы это было напрямую связано с Ли, что тогда?

Он твердо сжал губы:

— Мы обязаны знать. Они пытаются достать Ли любыми доступными способами. А нас не так уж много, тех, кто может им помешать.

— Кого это нас? — хмуро спросил я.

— Так называемой четвертой власти, Майк. Мы — твои соседи.

В этот момент с кухни вернулись ребята с новой порцией виски и карандашами в руках, готовые записывать. Я пригласил их в гостиную, и мы расселись.

— Итак, ребята, что вам нужно?

— Все про нападение, Майк. Стрельба на улице — это хорошие новости для газет, ты ведь знаешь.

— Да, велика новость. Завтра моя физиономия появится во всех газетах вместе с еще одной статьей о том, как этот герой ведет личную войну на виду у всех на главной улице. Я тут же получу уведомление о выселении от хозяина дома, и от меня разбегутся все клиенты.

Билл рассмеялся и одним махом выпил свою порцию виски.

— У нас есть информация из полиции, но нам бы хотелось все услышать из первых уст. Черт, мужик, посмотри, как тебе повезло. Тебя готовы выслушать, и тебе есть что сказать для прессы, в то время как другая сторона лишена такой возможности. Ну, давай выкладывай!

— Подожди. — Я закурил и как следует затянулся. — Я шел домой и...

— А где ты был?

— В кино. Так вот, как только я...

— В каком кинотеатре?

Я оскалил зубы в кривой усмешке. На этот вопрос было легко ответить:

— “Лауренс театр”. Пошлое зрелище. Марти тоже осклабился:

— О чем был фильм, Майк?

Я начал ему рассказывать о картине все, что мне удалось увидеть. Он остановил меня:

— Этого достаточно, я смотрел этот фильм. Кстати, у тебя, случайно, не сохранился билет?

Марти нужно было бы быть полицейским. Он прекрасно знал привычку мужчин засовывать в карманы разные вещи почти бессознательно. Я выгреб содержимое карманов и передал ему билет. Остальные переглядывались, не понимая, что здесь происходит. Он позвонил по телефону в кинотеатр и, назвав номер билета, поинтересовался, был ли он продан в этот день. Ему ответили утвердительно, и он повесил трубку. Я облегченно вздохнул. Хорошо, что он не догадался спросить, в какое время был продан этот билет.

— Продолжай, — скомандовал Марти.

— Это все. Я шел домой, когда из автомобиля начали стрельбу, не успел даже их разглядеть.

— Ты сейчас ведешь какое-нибудь дело? — поинтересовался Билл.

— Если бы и вел, то все равно не сказал. Что еще? Один из репортеров сморщил нос от моих слов:

— Послушай, Майк, можешь говорить что угодно, но никто без причины не будет стрелять в тебя.

— Знаешь, парень, у меня больше врагов, чем друзей. А мои враги чаще всего ходят вооруженными. Можешь проверить наиболее крупных уголовников и ты найдешь людей, которым я очень не нравлюсь.

— Другими словами, у нас никакой истории не получится, — констатировал Билл.

— Хотите еще выпить? — предложил я. — Во всяком случае, это хоть какая-то компенсация.

Когда они допили бутылку до самого донышка, я прекратил их шатание по квартире и собрал, чтобы кое-что сказать напоследок:

— Пусть никто из вас не пытается болтаться возле меня, стараясь получить дополнительную информацию по этому делу. Если эта история будет раздута, вам не пройдет даром.

— Уф-ф, Майк!

— Никаких “уф-ф”! Я не шучу, так что лучше вам мне не попадаться.

Они вымелись из квартиры, Марти замыкал шествие. Он печально попрощался со мной, моля взглядом об осторожности.

Раздвинув шторы, я наблюдал за тем, как все они уселись в машину и уехали. Только после этого я разделся и залез под душ. Сначала принял горячий, затем холодный, почистил зубы, и в это время снова раздался звонок в дверь. Я не терплю некоторые вещи, и репортеров особенно, потому что никогда нельзя быть уверенным, что ты окончательно с ними разделался. Я обернул вокруг пояса полотенце и, оставляя мокрые следы на полу, отправился открывать дверь.

22
{"b":"25537","o":1}