ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда мы поднялись в офис, Вельда первым делом достала бутылку виски и передала ее мне. Я налил себе в стакан приличную порцию и выпил залпом. Вельда кивнула мне, чтобы я выпил еще, но я отрицательно покачал головой. Мне хотелось только посидеть в покое, отгородившись от всего мира, чтобы успокоиться и прекратить эту музыку.

— Майк! — Вельда пробежала пальцами по моим волосам.

— В чем дело, детка? — спросил я не своим голосом.

— Скажи мне, скажи, что тебя мучает, может, я смогу помочь тебе.

Я открыл глаза и посмотрел на нее. Она сняла пальто, и ее грудь высоко вздымалась под блузкой. Она предпочла сесть в большое кресло, вытянув свои длинные ноги, белизну и длину которых подчеркивал бледный свет, падающий из окна. Живые прекрасные ноги удивительно точных форм, каждый мускул играл в них под эластиком. Было так легко получить эту женщину.

Наверное, мне надо сделать это. Она была готова стать моей в любое время, стоило мне только захотеть.

Я снова закрыл глаза и так, с закрытыми глазами, рассказал ей по порядку, эпизод за эпизодом, всю историю. Рассказал об убийстве на мосту, о Марти и почти все об Этель. Я сказал ей все и теперь с интересом ждал ее реакции.

Прошло около минуты, она молчала. Я открыл глаза и увидел, что Вельда внимательно разглядывает меня. В ее взгляде не было ни стыда за меня, ни страха. Наоборот, она верила в меня. Она сказала:

— Во всем этом нет смысла.

— Пока это так, — сказал я устало. — Но есть одно слабое место.

— Да, Чарли Моффит.

— Ты права. Человек без прошлого. Никто его хорошо не знает. Откуда он появился, что делал раньше? Он весь в настоящем.

— Идеальный случай для агента КГБ.

— Верно. Почти идеальный. Но где тогда слабое место? Вельда постучала пальцами по ручке кресла:

— Все настолько идеально, что в это трудно не поверить.

— Вывод. Чарли Моффит был агент КГБ. Я думал сначала, что эти красные приняли меня за человека, который заменил его. Я ошибался. Парень, которого я убил на мосту, был из КГБ. Пат намекнул мне, но я не уловил намека. У него были металлические зубы, а зубы из стали делают только в СССР. Этот парень имел полномочия следить за агентурой у нас и в случае чего убирать агентов. Человек с неограниченными полномочиями решать человеческие судьбы. А ты знаешь, как они установили, что он мертв?

— Не по портрету в газетах. И не по отпечаткам пальцев.

— Они и не могли их иметь, потому что я стер ему всю кожу с пальцев о цементное покрытие пешеходной дорожки, перед тем как выбросить в реку.

Вельда поджала губы и повела плечами, после чего мягко произнесла с упреком:

— Майк...

— Нет, единственное, из чего они могли заключить, что он мертв, это его внезапное исчезновение. Возможно, к ним попала информация о проверке Патом всех неопознанных трупов в моргах, а также его запрос к дантистам по поводу металлических зубов. Последнее они могли увязать с его исчезновением.

— Но ты сказал, что они уже знали о его смерти в следующую ночь.

— 0-хо-хо. Выходит, у них существует какая-то система контроля, и когда этот толстяк не появился в нужное время в определенном месте, это могло означать, что он мертв. Проверка у дантистов только подтвердила это.

— Что они могли подумать? Почему... Я старался говорить сдержанно:

— Опять эта чертова конспирация, они просто помешались на секретности. Считают себя самыми умными, никто не в состоянии их переиграть.

Вельда высказалась по этому поводу, используя довольно неприличные выражения.

Я продолжал:

— На следующую ночь группа получила новое сообщение: что-то случилось с их курьером, пропали документы. Поэтому они очень расстроились. Черти проклятые.

Вельда поднялась, лицо стало напряженным.

— Опять, Майк. Правительственные документы, двойной шпионаж. Черт подери, Майк, почему происходят такие вещи?

— Потому что мы слишком мягки, слишком добропорядочны.

— Тебе сказали, что это были за документы?

— Нет, но я понял, что очень важные.

— Должно быть, так.

— Вельда, существует много важного, что можно свободно заполучить. Знаешь, чем они занимались? У них была кипа технических журналов, которые свободно продаются в любом киоске. Они их микрофильмировали для пересылки. Специалист в разведке может очень многое почерпнуть из этого материала. Информация собирается по частям — там немножко, здесь немножко, до тех пор, пока картина не становится ясной и законченной. Таким образом они получают то, что мы стараемся держать в секрете.

— Но документы, Майк. Это же государственное дело. Об этом должно знать ФБР.

— Да, конечно. Может, они и знают. Но могут и не знать, если документы были сфотографированы, а оригиналы не пропали. Главное, что они завладели информацией, содержащейся в этих документах. А я ничего не могу поделать, потому что они меня раскрыли. Теперь меня будут разыскивать повсюду, чтобы свести счеты. Прошлой ночью меня уже пытались убить.

— Майк!

— Ты что, не знала об этом? Читай газеты! Целых шесть строк на четвертой странице. Даже не напечатали моей фотографии. После того как они раскрыли меня, началась охота. Каждый сам за себя. Если они мне попадутся в следующий раз, первым начну стрелять я и не промахнусь.

Вельда от страха прикрыла рот рукой, и было слышно, как стучат ее зубы.

— Боже, ты попал в ужасную переделку! Умоляю тебя, будь осторожен! — Она готова была заплакать. — И ты никому не сказал, что находишься в такой опасности, ты не хочешь попросить ни у кого помощи, когда она тебе так нужна. Майк... прошу тебя, пожалуйста... Ты должен позволить помочь тебе.

Я почувствовал, как искривились мои губы.

— Вельда, неужели я должен всем говорить, что хожу убивать людей?! Легко сказать, я ведь считаюсь человеком, который несет угрозу обществу. Я такой, какой есть, и не хочу меняться. Поэтому у меня свой путь, и общество должно принимать меня таким.

Она смахнула слезы, катившиеся по щекам:

— Он не должен был тебе говорить все это, Майк.

— Кто?

— Судья.

Я грубо выругался в сердцах.

— Ты собираешься... продолжать расследование? Я утвердительно кивнул:

— Косвенно, да. Ли Демер нанял меня. Вельда вскинула голову:

— Майк, послушай...

— Что?

— Документы. Чарли Моффит мог быть тем курьером, о котором они говорили. Он нес документы в ту ночь, когда Оскар Демер напал и убил его. Должно быть, Оскар и забрал их.

— Дьявол! — вырвалось у меня. — Конечно же! Карман, который был сорван с его пальто... — Я с улыбкой поблагодарил Вельду за подсказку. — Теперь все становится ясно, крошка, действительно, все встает на свои места. Оскар приезжает в Нью-Йорк, разыскивает Ли и пытается его шантажировать, но ему это не удается. Тогда он идет и убивает человека, полагая, что его примут за Ли. При этом он отлично знает, что у Ли полное алиби и что это вызовет всего лишь сенсацию и шумиху в газетах. Он рассчитывал тем самым поставить Ли на колени и получить свои деньги. Другая идея пришла к нему, когда он убил парня и заполучил документы. Просмотрев их, Оскар понял, что попало ему в руки, и решил использовать этот шанс, чтобы отыграться на Ли. Именно об этом он сообщил ему, когда звонил по телефону. Если бы Ли захотел передать Оскара в руки полиции, то наличие этих документов у себя Оскар отнес бы на счет Ли.

Вельда стала белой как мел и прерывисто задышала.

— Как все это низко, Майк. Небеса Господни, если это выплывет наружу...

— Да, в этом случае с Ли все будет кончено, даже если он сможет доказать, что невиновен.

— Только не это.

— Прекрасно. Что бы ни произошло, комми выигрывают в любом случае. Если они находят документы, приобретают ценную информацию, а не находят — избавляются от опасного врага.

— Майк, этого не должно быть!

— Ну как, Вельда, должен я сделать это один, своими собственными силами?

— Пожалуй, да. Ты... и я.

Подонки, грязные подонки. Видели бы они сейчас Вельду, все эти Глэдоу, генерал, парни в армейских куртках. Они бы поняли, с кем и с чем они затеяли свои игры.

24
{"b":"25537","o":1}