ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я положил трубку, допил ликер и закрыл офис. Был субботний вечер, и можно было немного развеяться. Кроме того, пока я не увижу Вельду, не смогу все окончательно решить. Я отправился на Бродвей, заглянул в бар и остался немного посидеть и выпить. Было достаточно многолюдно и шумно, разговоры затихали, только когда передавали новости. В семь часов вечера включили телевизор, и все головы повернулись к экрану. Показывали приготовления к ужину, который следовал за выступлениями в Вашингтоне. Видно было неважно, но звук был хороший.

Бармен налил мне стаканчик, и я, облокотившись о стойку, стал слушать выступление Ли.

Он задал им жару! Называл имена и факты, указывал на лидеров, бросал вызов прямо в лица людей. Ему аплодировали, сотрясая все заведение. Я кричал громче всех и заказал еще выпить.

В полночь я направился к своей машине и медленно поехал домой. Несколько раз по привычке дотрагивался до пистолета, это как-то успокаивало меня. Время от времени я бросал взгляд назад, проверяя машины, следовавшие за мной.

Я поставил машину в гараж, сказал служащему, чтобы он заправил и проверил ее, и вышел через боковую дверь на улицу. Посмотрев влево и вправо и убедившись, что все спокойно и мне не грозит еще один наезд или выстрел, я вышел на тротуар и направился к дому. Прежде чем подняться наверх, я проверил панель сигнализации, к которой были подсоединены датчики, установленные на окнах и дверях моей квартиры. Огни сигнализации не горели, все было в порядке. Я поднялся наверх и вставил ключ в замок. Открыв дверь, я сразу проверил всю квартиру, но все было в том же состоянии, как я и оставил. Возможно, парень в шляпе боялся западни, может, будет ожидать меня где-нибудь на улице. Он и его люди скоро догадаются, куда ушли документы, и у них появятся все основания встретиться со мной, а я как раз на это и надеюсь.

Я с большим удовольствием встречусь с ними, с каждым из них. Покажу этим сукиным детям, что их ждет, когда они затевают смертельную игру с тем, кто сам любит такие игры.

В эфире были последние новости. В общем, ничего нового. Я положил пистолет под подушку и залез в спальный мешок.

Глава 10

Я проспал все воскресенье. В шесть пятнадцать вечера мне пришлось встать, чтобы открыть дверь. Кто-то настойчиво звонил. Оказалось, посыльный принес телеграмму от Вельды. Я заплатил доллар, взял телеграмму и вернулся в комнату.

Вельда сообщала, что благополучно закончила работу и первым самолетом привезет бумаги. Я положил телеграмму в карман пиджака, висевшего на спинке стула. Немного перекусил, затем послал за газетами и прочитал их, лежа в постели. За чтением я уснул и проснулся только через двенадцать часов. Дождь тугими струями колотил по стеклам окон.

Я подошел к окну. Вся улица была залита водой, которая не успевала уходить в сточную канализацию. Утро начиналось с дождя. Внизу спешили редкие прохожие, сиротливо стояли автомобили. Противоположное здание было мокрым от воды, которая сбегала по стенам и стеклам окон. В этих бегущих струях я вдруг увидел знакомое лицо с глазами, словно две спелые вишни. Они снова смотрели на меня.

Это опять ты, судья. Это твой очистительный дождь. Ты оказался лучшим провидцем, чем я думал. Сейчас и во все времена — дождь очищения. Холодный, чистый дождь, который смывает всю грязь, накопившуюся за зиму, очищает души, унося все вниз, под землю. Дождь идет, и ты ждешь, что я пойду под этот дождь и он смоет меня. Ты ждешь этого, да? Я мог бы остаться здесь, в тепле и безопасности, но ты знаешь, что я этого не сделаю. Я, Майк Хаммер, буду самим собой до конца. Я спущусь вниз вместе со всей этой грязью.

Будь спокоен, судья, я умру. Я столько раз был так близок к смерти, что на этот раз смерть вряд ли обойдет меня. Мне всегда удавалось увертываться от смерти. Сейчас я потерял чувство реальности угрозы и быстроту реакции, которую имел раньше. Время сказалось на мне, ты заметил это, и Пат тоже заметил... Я изменился, и сейчас вижу это сам. Мне стало все равно. Черт с ним, со всем этим, судья... На твой вопрос не будет ответа. Ты никогда не узнаешь, почему я был наделен способностью действовать быстрее смерти. Я не боялся смотреть в ее стеклянные холодные глаза и вовремя замечал лезвие ее косы, чтобы уклоняться в нужный момент, и она ничего не могла поделать с этим.

Твой дождь очищения пришел, и в нем есть что-то грустное и печальное, а это значит, что в этот раз мне не удастся уйти от нее. Она поднимет свою косу, махнет ею изо всей силы, и я упаду, но этот широкий взмах заденет вместе со мной и многих других еще до того, как коса рассечет меня пополам.

Жаль, судья, очень жаль, ты никогда не узнаешь ответа. Мне самому любопытно. Мне тоже хочется узнать ответ. Он возбуждал мое любопытство долгое время.

Я принял душ, оделся и положил смазанный пистолет в кобуру. Закончив приготовления к выходу, я позвонил в больницу. Мне повезло, к телефону подошел доктор. Я назвал себя, и для него этого было достаточно.

— Мисс Брайтон уже вне опасности, — сказал он, — но она находится под надзором полиции.

— Молодого красавца?

— Да.

— Как ее отец?

— Он ежедневно навещает ее в сопровождении личного доктора.

— Понятно. Условленное время истекло, вы можете говорить, если хотите.

— По некоторым соображениям я предпочитаю молчать, мистер Хаммер. Хотя и не понимаю еще всего до конца, но знаю, что это серьезное дело и мне нужно во многом разобраться. Поэтому подожду. Кроме того, мисс Брайтон спрашивала о вас, она тоже решила пока молчать.

— Благодарю вас, доктор. Когда все начнется, то будет выглядеть довольно грубо. Скажите мисс Брайтон, что я спрашивал о ней.

— Я передам. До свидания.

Я положил трубку и надел плащ. В гараже сел в машину и выехал под дождь. Щетки работали, борясь с потоками воды и помогая мне хоть что-то различать на дороге. Я направился к Пату, но его не было. Он звонил из машины и сказал, что попал в пробку, из которой не может выбраться. Я купил газеты, припарковал машину и стал их просматривать. Заголовки не изменились. Были статьи, посвященные “холодной войне”, статьи об ожидаемых выборах, некоторые сообщали о встряске в Вашингтоне, которую задал Ли Демер, и о еще большей встряске, которую он им обещал.

Редакционная статья была посвящена разбору его речи. Также были сообщения о демонстрациях красных, прекращенных самими гражданами, часть демонстрантов попала в госпиталь, часть была арестована.

Дождь на некоторое время прекратился. Я воспользовался этим и выскочил в аптеку, чтобы позвонить в офис Ли. Мне ответили, что он будет только вечером. Я купил пачку сигарет и направился к машине. Дождь начался снова.

Я сидел и под шум дождя вновь и вновь обдумывал дело. Укладывая по порядку все факты и события, я видел, что теперь они согласуются между собой и образуют ясную ситуацию. Теперь я спокойно мог показать эту картину любому. Мне было необходимо только получить последние недостающие детали, и я надеялся, что Вельда их привезет. Я еще раз все сопоставил и, довольный своей работой, потянулся за сигаретой. Она была последней. Я удивился, ведь только недавно купил новую пачку, и вот она пустая. Время прошло совсем незаметно, уже наступил вечер. Я вышел и из аптеки позвонил в аэропорт.

В справочной сообщили, что из-за дождя самолеты задержаны, и последний рейс со Среднего Запада приземлился в два часа дня. С досады я хлопнул себя по лбу: как можно было упустить столько времени! Я набрал номер офиса, но никто не подошел, хотел было позвонить Вельде домой, да вспомнил, что она говорила мне о своем намерении отдохнуть после трудного путешествия. Может быть, сейчас она уже спит в своей постели, и не следует ее будить. К тому же она обещала оставить свое сообщение в тайничке в офисе. Я вышел из аптеки и поехал в офис.

Окна офиса были освещены, и я торопливо взбежал наверх.

— Эй, Вельда, — позвал я и улыбнулся, ожидая увидеть мою красавицу.

39
{"b":"25537","o":1}