ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Личный тренер
Роберт Капа. Кровь и вино: вся правда о жизни классика фоторепортажа…
Наемник: Наемник. Патрульный. Мусорщик (сборник)
438 дней в море. Удивительная история о победе человека над стихией
Нойер. Вратарь мира
Minecraft: Остров
Мой грешный герцог
Тобол. Мало избранных
Найди меня
A
A

— Да, мальчикам нужно чаще тренироваться.

— Но не с моей помощью.

— А вообще ты сегодня паршиво дрался. Я уже подумал, что Сладкоежка одолеет тебя.

— Но не тогда, когда у меня пистолет.

— Кто знал! Ты всегда бываешь таким ловким? Я слышал, что Гэри Мосс однажды начистил тебе лицо, старина Майк.

Посетители бара вопросительно уставились на меня.

— Они что, меня не знают, Джо?

— А с чего бы им тебя знать? Ты изменился до неузнаваемости. Как насчет того, чтобы убраться отсюда?

— Я что-то тебя не узнаю, Джо. Не говори мне, что ты меня выгоняешь.

— Именно так, дружище. Мне не нравятся стареющие крутые ребята вроде тебя. Катись-ка отсюда по-хорошему, иначе придется вызвать полицию.

Пока он говорил, я не мог отвести глаз от маленького неряшливого толстячка, поставившего на меня против Сладкоежки. Я совершенно точно встречал его раньше, но когда и где?..

— А как ты собираешься это сделать? — удивился я. — Ведь у тебя нет никого, кто мог бы остановить меня.

Игра должна была закончиться в стиле добротного вестерна с пальбой и перевернутыми столами. Он почти вытащил свой двадцать пятый, но тут же опять превратился в старину Джо, для которого пистолет всегда был слишком тяжел. Я без труда отобрал у него оружие, разрядил и отдал обратно.

— Не стоит торопиться умереть без особых причин, Джо.

Неожиданно в баре ко мне обратился странный человек:

— Ты не узнаешь меня, Майк? Я отрицательно покачал головой — Лет десять — пятнадцать назад — перестрелка в Корригане.

Я не мог вспомнить его и снова покачал головой.

— Я был корреспондентом “Телеграмм”. Меня зовут Бейлис Хенри, но многие называют меня Перчиком. Ты тогда сцепился с Кортесом Джонсоном и его сумасшедшей компанией из Ред-Хук.

— Это было очень давно, приятель.

— В газетах писали, что это было твое первое дело. Ты тогда работал на какую-то страховую компанию...

— Я припоминаю это дело... Да, я вспомнил тебя! — Мне никогда в жизни не приходило в голову кого-то благодарить. Я прошел через всю эту проклятую войну без единой царапины, а в той идиотской заварушке меня чуть не убили. — Спасибо тебе, Бейлис!

— Это тебе спасибо, Майк. Ты дал мне сенсационный материал. — Бейлис улыбнулся.

— Ну а теперь ты над чем работаешь?

— Черт возьми, только что произошло событие, достойное моего пера, — Майк Хаммер снова в строю. Я молча отхлебнул пива.

— Что с тобой стряслось?

— А что?

Я старался говорить бодро, но старую газетную лису нельзя было провести.

— Не унывай, Майк. Ты всегда был и остаешься любимым героем моей колонки криминальных новостей. Даже когда я не писал о тебе, то все равно следил за твоими подвигами по газетам. И сейчас, голову даю на отсечение, ты не просто так пришел сюда. Сколько лет ты бездельничал?

— Семь.

— Семь лет назад ты бы не стал наставлять пистолет на Сладкоежку.

— Тогда мне это было не нужно.

— Выходит, сейчас нужно?

— Да.

Бейлис быстро оглянулся:

— У тебя нет разрешения на оружие, Майк? Я рассмеялся ему в лицо:

— И у Аль Каноне тоже нет. Разве он расстраивается по этому поводу?

Завсегдатаи бара разбрелись по своим столикам, мы больше не возбуждали их интерес. Вышибалы вернулись на свой пост у дверей. Из задней комнаты доносилась танцевальная музыка, заглушавшая шум разговоров.

В такие дождливые вечера всегда происходят разные неприятные вещи, которые круто меняют привычный ход событий. Сейчас наступил именно такой момент.

— Майк, ты опять меня не слушаешь, — раздался голос Бейлиса. — Я уже десять минут говорю в пустоту.

— Извини, приятель.

— О'кей. Я понимаю, так иногда бывает. Хочу узнать только одно.

— Что именно?

— Когда ты наконец перейдешь к делу? Ты ведь пришел сюда что-то узнать?

— Ты слишком много на себя берешь, — заметил я.

— Я могу оказаться полезным для тебя. У тебя на уме что-то серьезное, ведь это место с дурной репутацией. Настоящий бандитский притон. Просто так сюда не приходят. Так что выкладывай, что тебе нужно?

Я подумал и кивнул.

— А что ты можешь предложить? Бейлис широко улыбнулся:

— Тебе — все, что угодно.

Но мне было не до улыбок.

— Ты знаешь человека по имени Ричи Коул?

— Конечно, — не задумываясь выпалил репортер. — Он когда-то снимал комнату надо мной. Он был славным парнем и отличным другом, хотя и занимался крупной контрабандой.

Распутывая клубок событий, очень важно угадать, с чего начать. Переплетение, казалось бы, никак не связанных между собой фактов может вывести тебя на перекресток, где в этот момент совершенно случай-, но находится тот, кто может показать нужное направление. Это переплетение — штука сложная и не такая уж случайная, как может показаться на первый взгляд.

— Он все еще там живет?

— Нет. Перебрался в другое место, у него сейчас неплохая квартирка. Но только он не простой матрос.

— Откуда ты знаешь?

— Ну какой моряк будет снимать шикарную квартиру, когда он по полгода не бывает дома? Я бывал у него, Майк. Мы за компанию выпили немало пива. У Коула много денег, дружище. Запомни это. Тебе бы не мешало в этом смысле брать с него пример.

— Где он живет?

Бейлис улыбнулся еще шире:

— Майк, я уже сказал, что он мой друг. И если у него неприятности, то я не собираюсь увеличивать их число.

— Ты и не сможешь этого сделать. Коул мертв.

— Как?!

— Застрелен.

— Ты что-то знаешь, Майк? Я предчувствовал, что с ним произойдет что-нибудь подобное.

— Почему?

— Я видел его пистолеты. Три из них он держал в чемодане. Кроме того, он несколько раз пользовался моими услугами... — Бейлис помолчал. — Теперь ведь газетчиков не обучают тому, что знаю я. У меня еще сохранились кое-какие связи, которые позволяют мне заработать несколько долларов то там, то тут. И никаких проблем... Я за свою жизнь сделал столько одолжений, что сейчас это возвращается сторицей. Поверь, эта работа не так уж и спокойна, как кажется на первый взгляд. А насчет Коула... Я никогда не задумывался над тем, чем он занимается, но ему всегда требовалась какая-то необычная информация.

— Что значит — необычная?

— Мыслящий человек вроде меня не мог не заметить некоторой странности, потому что его интересовало то, что не должно было интересовать обычного контрабандиста.

— А ты когда-нибудь говорил это Коулу?

— Конечно, но мы оба стреляные воробьи и хорошо понимали друг друга. Я не стал совать нос в его дела.

— Мы можем посмотреть на его квартиру?

— Конечно. Но может быть, сначала ты мне скажешь, кем он был на самом деле?

Бейлис Хенри на самом деле был крепким орешком. Впрочем, проблемы национальной безопасности меня не слишком волновали, и я сказал, что Коул был агентом ФБР и, когда был еще жив, попросил меня кое о чем.

Репортер выразительно пожал плечами и надвинул кепку на самые глаза.

— Ты хоть знаешь, во что впутываешься? — полюбопытствовал он.

— В меня стреляли и раньше.

— Но раньше тебя никогда не убивали.

Ричи жил в кирпичном доме, ничем не отличающемся от большинства добротных, но каких-то безликих домов, в Бруклине. Бейлис сообщил, что его квартира находится на первом этаже и окна выходят во двор. Так что мы обошли дом вокруг, перелезли через забор и незамеченными добрались до нужного окна.

Тонкий луч карманного фонарика осветил диван-кровать, узкий письменный стол и кресло. По обстановке можно было судить о вкусах и пристрастиях хозяина. Ричи привык жить с комфортом. В стенном шкафу висели шинель, форменная куртка и несколько рубашек. В углу стояла пара старых, разношенных башмаков... В ящике я обнаружил смену нижнего белья и пару спортивных маек, но ничего такого, что говорило бы о том, что Коул не тот, за кого себя выдавал.

Ответ на будоражившие меня вопросы я нашел в письменном столе... Для любого другого эта находка не сказала бы ровным счетом ничего, но для меня это был ответ. Ответ, от которого у меня похолодело в душе.

13
{"b":"25538","o":1}