ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я снова откинулся на спинку кресла.

— В чем дело, Майк?

— Я упустил что то важное. Вероятно, от усталости...

— Может, поплаваем?

— Нет. Тебе нехорошо от того, что ты от меня услышала?

— Нет.

— Ты явно хочешь что-то спросить. Она кивнула:

— У меня лишь один вопрос: кто же убил Лео?

— В этом деле стрельбу можно ждать откуда угодно. Я никогда не удивляюсь тому, что оружие с одинаковыми баллистическими характеристиками используется в разных преступлениях. Знаешь ли ты, что из пистолета, которым убили твоего мужа, прикончили Ричи Коула и еще кое-кого?

— Нет, я этого не знала.

— Кажется, между всеми этими случаями есть какая-то связь через драгоценности... Коул занимался контрабандой драгоценностей. Твои драгоценности тоже исчезли...

— Может, Лео занимал какое-то особое положение в правительстве? Помнишь, ты намекал?

— Один мой друг говорил, что нет. У него есть источники достоверной информации. А он знает свое дело.

— Выходит, смерть Лео не является частью твоего расследования?

— Скорее всего, нет. Ты меня извини, конечно. Но хорошо бы заодно отомстить и за него. Он был великим человеком.

— Да, это правда.

— Вот сейчас можно поплавать!

— Купальные костюмы в домике для переодевания.

— Там может произойти забавная свалка, если мы распалимся.

В полумраке душевой мы повернулись спиной друг к другу и полностью обнажились. Когда раздеваешься наедине с женщиной, трудно разговаривать. Постоянно ощущаешь магическое тепло женского тела, а случайные касания кожей вызывают безумное, почти непреодолимое желание развернуться, схватить ее в объятия и бросить вниз. По моей спине вдоль позвоночника побежали сладостные мурашки. Но когда я уже был готов сделать все это, оказалось, что мы уже переоделись. Тем не менее я потянулся к ней, но сразу же отпрянул, потому что увидел нечто такое, отчего кровь застыла в жилах.

— В чем дело, Майк? — обеспокоенно спросила Лаура. Я поднял лежавшее в углу ружье. Домик, в котором мы находились, был выстроен сразу же за теннисным кортом. Пол этого сооружения был глиняным. У двери, где лежало ружье, просачивалась вода из душевой кабины, превращая глину в месиво. Лаура положила ружье дулом вниз, и оба ствола закупорились глиной. Когда я взял его в руки, мне показалось, что кто-то уже брал его раньше.

— Оно заряжено? — осведомился я.

— Да.

Я раскрыл ружье и вытащил из него два патрона 12-го калибра.

— Кто его сюда положил? — нахмурился я.

— Полагал, что ты знаешь, как следует обращаться с оружием, — ледяным тоном заметил я.

— Лео показывал мне, как стрелять из него.

— Выслушай меня, Лаура, и выслушай внимательно. Ты играешь с оружием и не знаешь, черт тебя побери, чем это может обернуться! Тут не до шуток! Ты сунула эту пушку носом в грязь. Знаешь, что произойдет, если выстрелить из такого оружия?

Она испуганно качнула головой.

— Ружье заряжено первоклассным порохом, и если бы ты спустила курок, то тебя стерло бы с лица земли.

Ты получила бы весь заряд прямо в свою прекрасную шейку. Полицейским экспертам пришлось бы щипцами отскребать от, стенок душевой разлетевшиеся остатки черепа и мозгов. Однажды я видел, как отлетели к стене глазные яблоки, и если ты хочешь того же, то попробуй.

Лаура прикрыла рот обеими руками. Ее вот-вот должно было стошнить.

— Но самое неприятное то, что, когда твоя голова разорвется на куски, из сосудов шеи на свободу вырвется фонтан свежей крови. Ты знаешь, на какую высоту взметнется горячая струя крови? Нет? Тогда позволь мне рассказать тебе. На три-четыре фута. Здесь все будет залито кровью. Если ты не знаешь, сколько крови находится внутри человеческого тела, тебе надо бы посмотреть на только что обезглавленного человека. Я бы очень не хотел, чтобы это случилось с тобой.

— Майк!

— Черт возьми! Пусть это послужит для тебя уроком! Лаура выскочила за дверь, ее стошнило. Я понимал, что поступаю жестоко, но тот, кто небрежен с оружием, нуждается в подобных встрясках, чтобы запомнить это раз и навсегда. Я вытер ружье, прочистил его и поставил дулом кверху.

— Ты жестокий человек, Майк! — воскликнула Лаура, когда я вышел наружу.

— Я это уже слышал, и не один раз. Она с трудом улыбнулась:

— Майк, я все поняла.

— Хорошо поняла?

— Да.

— Видишь ли, я слишком часто имел дело с оружием. Это моя профессия. И терпеть не могу, когда оно не в порядке.

— Давай закончим на этом.

— О'кей. Пойдем выпьем кофе.

— Нет, только не сейчас!..

— Ну, тогда пошли поплаваем, — улыбнулся я. Она подбежала к бассейну, нырнула и доплыла до противоположного бортика. Я медленно подошел к воде.

— Майк, у меня всегда был крепкий желудок. Мне уже лучше.

Я помог ей выбраться и взял на руки.

— Я кое-что вспомнил, — сообщил я.

— Насчет ружья? — испугалась она.

— Нет.

— Ты мне расскажешь?

— Я еще сам этого не знаю.

— У тебя страшные глаза... Может, я могу тебе помочь?

— Нет.

— Ты хочешь сейчас уехать?

— Да.

— А когда ты вернешься? Я не мог ничего обещать.

— Это касается нас с тобой?

— Охотники за девушкой не сидят дома.

— Но ты вернешься?

— Я обязан вернуться, — ответил я, но мысли мои уже были далеко от этого места.

— Ты любил ее?

— Любил.

— А меня ты любишь?

Я взглянул на эту прекрасную женщину, словно созданную для такого мужчины, как я. Она была полностью в моей власти, загорелая блондинка, эдакая пряная, волнующая штучка.

— Я люблю тебя, Лаура, но я должен найти Вельду первым. За ней охотятся. Я любил ее давным-давно и сейчас в долгу перед ней. Тем более, она просила меня о помощи.

— Найди ее, Майк.

— Я найду ее. Это важно сейчас для всего человечества. От того, что она знает, зависят судьбы наций.

— А потом ты вернешься?

— Потом я вернусь.

Лаура обвила меня руками, прижалась ко мне всем телом и нежно прошептала:

— Я буду бороться за тебя, потому что теперь ты мой.

— Девочка, не такой уж я и хороший. Приглядись получше!

— Майк, ты сказал “люблю”, но что-то в твоем голосе пугает меня. А если ты найдешь ее, что ты сделаешь?

— Даже не могу сказать.

— Но ты вернешься?

— Черт, я не знаю!

— Почему?

— Потому что я не знаю, какой я теперь на самом деле. Знаешь ли ты, кем я был и кем была для меня Вельда? Знаешь ли ты, что суд присяжных обвинил меня черт-те в чем, весь мир стал рвать меня на куски, и только она осталась тогда со мной.

— Когда это было?

— Около девяти лет назад.

— Вы были женаты?

— Нет.

— Но сейчас ты больше мой, чем ее!

— Возможно!

— Так найди ее. Тогда я смогу потребовать часть тебя. Во мне уже находится твоя большая часть..

Решай сам... Ты, вообще, был близок с ней когда-нибудь?

— Нет.

— Так найди ее. — Лаура отступила шаг назад, заложив руки за спину. — Если то, что ты сказал, правда, то она заслуживает этого. Я хочу побороться с ней из-за тебя. Я люблю тебя по-своему. Ты понимаешь?

— Понимаю.

— Возвращайся ко мне в любое время.

— Что я тебе! У твоих прекрасных ног весь Вашингтон.

— Черт с ним, с Вашингтоном! Я буду ждать тебя, Майк.

Вельда, Лаура... Эти имена даже чем-то похожи. Которая же из них? После семи лет пустоты и вынужденного целомудрия, которая? Вчера была одна, завтра будет другая. Но кто?..

— Хорошо, Лаура, я найду ее, а затем вернусь.

— Возьми мою машину.

— Спасибо.

А сейчас я должен был взять эту женщину еще раз. Я крепко прижал ее к себе и впился в ее губы. Ощутив вкус ее рта и извивающееся подо мной в страсти тело, я понял, что обязательно вернусь к этой неистощимой на любовь женщине.

Охотники за девушкой... Что мы сделаем с убийцами, когда охота закончится?

— А может, ты все-таки останешься? — сладострастно прошептала Лаура, покусывая меня за ухо.

26
{"b":"25538","o":1}