ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда Джордж повесил трубку, я позвонил Апгейту в Нью-Йорк и передал ему просьбу. Слим был доволен и тоже пожелал мне удачи, даже не спрашивая, что я собираюсь делать. Я положил трубку и, сидя в кресле, стал напряженно думать. Меня тревожила только одна вещь... Кто же эти Кристи и Вердо?

— Ну, как я выгляжу? — раздался голос из прихожей.

Лоис Хэйс была одета в черное, из мягкой блестящей ткани платье, подчеркивающее пикантные округлости ее фигуры. Туго затянутый на талии широкий белый пояс зрительно увеличивал ее грудь, которая выпирала, словно реактивные турбины «Боинга-707».

Сравнение было столь удачным, что я улыбнулся. Заметив насмешку на моем лице, Лоис сдвинула брови:

— Что смешного?

— Ничего. К чему весь этот наряд?

— Я думала, ты захочешь взять меня с собой.

— Почему это?

— Потому что ты ищешь что-то. И я тоже. Может быть, мы ищем одно и то же.

— А что ты будешь с этим делать, когда найдешь, крошка?

Она грациозно прошлась по комнате, и я полностью разглядел ее наряд со спины.

— Я хочу написать об этом. Это моя работа. — Выждав мгновение, она медленно повернулась и посмотрела на меня своими большими голубыми глазами. — Так ты возьмешь меня?

Я пожал плечами:

— Почему бы и нет? Может быть, ты выяснишь то, что не удастся узнать мне. Только пошли прямо сейчас, пока я не возбудился.

Она загадочно улыбнулась, сощурив глаза, и кивнула в знак согласия.

Глава 6

Ураган «Ингрид» со времени последнего прогноза погоды набирал скорость. В Майами видели такие ураганы, несущиеся со скоростью сто миль в час, и поэтому по всему побережью принимались срочные меры безопасности.

Этот штат особенно часто страдает от сильных дождей и шквалов, и стихия через пару деньков могла бы обрушиться на него в первую очередь, если, конечно, «Ингрид» не сменит своего направления.

С патрульных самолетов сообщали, что ураган движется прямо на Кубу, и, если ничего не изменится, он продолжит перемещение в северо-западном направлении.

Чарли Трауб немного беспокоился о том, что я собираюсь лететь, но ничего не говорил. Я составил график полета в Майами, провел контрольный осмотр «мустанга» и помог Лоис сесть в откидное кресло. Она не очень удобно устроилась, но я не услышал от нее ни слова жалобы. Чтобы установить сзади это кресло, пришлось снять топливный бак с фюзеляжа, но я и не собирался лететь далеко. Если понадобится лететь на большое расстояние, этот бак прикрепят снова.

Я запустил двигатель, проверил работу радиомаячка, находящегося в конце взлетной полосы, и запросил разрешения диспетчерской службы на вылет.

Уже в воздухе я вышел на радиочастоту аэропорта Майами и летел, не меняя курса, пока аэропорт не показался вдали.

Приземлившись, я подрулил к временной стоянке и подождал, пока заправят «мустанг» и надежно закрепят его. Только после этого я вызвал такси. Лоис познакомила меня с местным репортером по имени Де Витт, который первым написал об исчезновении Такка. Мы встретились за чашкой кофе в ресторане. Де Витт положил передо мной стопку фотографий. Там были снимки, где Такк стоял у самолета на «Большой К», присутствовал на церемонии закладки фундамента здания где-то в Селаде, позировал у здания муниципалитета штата. В основном все фотографии отражали его вклад в строительство Селады, которая превратилась из маленького городка в место, куда любили приезжать туристы. Но из-за недостатка информации о его смерти подробности в общем сводились к тому, что его самолет попал в грозовой фронт. Информация опиралась на результаты спасательного поиска и заявления вертолетчиков, которые заметили обломки самолета, а также рыбака, подобравшего несколько таких обломков. Я записал имена вертолетчиков и рыбака, поблагодарил Де Витта и связался по телефону с авиабазой.

Капитан Роб Ольсен был ответственным по авиабазе, однако находился дома. Он сказал, что придет в клуб через час. На этот раз я позволил Лоис взять напрокат автомобиль по ее кредитной карточке, и мы отправились в клуб.

Капитан недолго рассказывал свою историю... Это была обычная спасательная операция в заданном районе на удалении не более десяти миль от берега. Предполагалось, что Такк просто попытался обогнуть опасное место при сильном ветре, но его самолет затянуло в смерч.

У него были снимки плавающих обломков, оставшихся от «стагервинг-бич». При увеличении можно было рассмотреть подушку сиденья летчика, куски материи и весь в выбоинах бак со знакомой белой линией и большой буквой "К" чуть пониже. Вокруг топливного бака виднелись части фюзеляжа. Нетрудно было догадаться, что это все, что осталось от самолета.

Поскольку на вертолете не оказалось плавучих средств, капитан не стал пытаться поднять это все на борт, а связался по радио с базой и передал координаты; и туда послали патрульный катер. Однако, когда катер прибыл на место, там оказался рыбак, заметивший вертолет. Он уже осмотрел обломки, подобрал часть из них, а затем отдал их спасателям.

Прежде чем мы расстались, я сказал капитану, что когда-то и сам был летчиком, и спросил, что он думает о силе ветра в тот день.

— В том-то и дело, что это просто смешно, — начал он. — Не так все было плохо, как кажется. Для «стагервинг-бич» полет в таких погодных условиях не представляет больших трудностей. Однако вы и сами знаете о молниях. Возможно, это и явилось причиной трагедии. В таком случае теоретически самолет должно было буквально разнести на куски.

— Да, на практике это случается часто.

— Спасибо, капитан, — поблагодарила Лоис. Позже она спросила: — Что теперь?

— Мне хотелось бы получить информацию еще кое о чем.

— И ты не собираешься мне сказать, что это за информация?

— Боюсь, ты не поймешь.

— Почему же?

— Потому что ты не слишком любопытна, сладенькая. Ты сидишь и слушаешь, в то время как я пытаюсь выяснить, что же происходит. Тебя же совершенно не занимают подробности. Ведь ты журналистка, у тебя должно быть чутье на все новости и события. Ты собираешь факты для крупного политического скандала, который может затронуть интересы большой политики, и тебя это даже не интересует!

Лоис разозлилась.

— Ладно, я знаю, к чему ты клонишь.

— Тогда скажи.

— Ты хочешь знать, как погиб Такер Стэйси.

Я усмехнулся:

— Я знаю это, сладкая моя. В полете могут возникнуть любые неожиданности. Я просто хочу понять, почему он погиб.

— Тогда продолжай в том же духе. У тебя хорошо получается. А если твои поиски окажутся безрезультатными, ты сможешь сам для себя придумать интересный рассказ. Если же у тебя есть что-нибудь более конкретное для меня, то...

— Да, есть.

— Что?

— Майами переполнен людьми, настроенными против режима Кастро. Ты кого-нибудь из них знаешь? Они достаточно открыто действуют сейчас.

— Среди них есть такие, что обращаются с призывами к нашему правительству. У них имеется свое правительство, так называемое правительство в ссылке, и...

— О'кей. Тогда попытайся связаться с кем-либо из них. Выйди на самых влиятельных и посмотри, как можно увязать это все с бананами. — Ее взгляд буквально сверлил меня. — Ты ведь берешь откуда-то информацию. Откуда?

— По слухам. Человек, который обмолвился об этом и собирался давать показания перед специальной комиссией конгресса, убит.

— Это тот парень, Гонзалес, о котором сообщалось на прошлой неделе?

— Ага. Он переправился в лодке через залив и плыл около семи дней. Его подобрали в полубессознательном состоянии. Я была там в момент, когда его снимали со спасательного катера, и слышала, что он сказал это слово — «банан».

— Он же был голоден.

— Очень возможно.

— Предположим, ты станешь выяснять. Найдешь ли ты нужных людей?

Лоис пожала плечами, а затем кивнула:

— Я попытаюсь. Мы встретимся позже?

— Неподалеку от того места, где мы взяли напрокат машину, есть мотель «Парамаунт». Я буду там сегодня вечером.

10
{"b":"25539","o":1}