ЛитМир - Электронная Библиотека

— Может, желаете пройти в большой дом и познакомиться с моими гостями? Кое-кого из них вы знаете.

— Нет, спасибо. Дел полно.

— Мистер Хукер, сэр, — окликнул его Билли, — я тут и сам отлично справлюсь. А вы можете поговорить с людьми, со своими, американцами.

— Вот видите? — улыбнулась Джуди.

Хукер покачал головой, улыбнулся, потом сполоснул руки под краном. Взял Джуди за руку и направился к дому. Таким жестом берут за руку ребенка, чтоб помочь перескочить через канаву, но когда пальцы их плотно переплелись, он почувствовал, как броня истончается, превращается в лист фольги. И в голову сразу полезли такие мысли, что Мако поспешил отогнать их.

Впрочем, все эти ощущения были не новы, и он знал, что может с собой совладать. Доводилось и прежде. Порой, когда чувства мешали работе, он спрашивал себя, стоят ли они того, и всегда получал однозначный ответ: нет, не стоят. Впрочем, теперь он не у дел, так что нет нужды чего-то опасаться и пользоваться своим испытанным оружием.

И все равно допускать этого нельзя. Он должен взять себя в руки.

Поднявшись на высокую песчаную дюну, он увидел, что у пристани пришвартовались два судна. Первое оказалось восьмидесятифутовой яхтой, так и сверкающей металлическими частями и гладко отполированным красным деревом. Называлась она «Лотусленд», а специальные стойки для камер на борту свидетельствовали о том, что следовало читать еще и «Голливуд, США».

Вторым судном оказался «Теллиг». Он был надраен и блистал чистотой, точно его принарядили специально к этому визиту.

Джуди перехватила взгляд Хукера и заметила:

— "Лотусленд" принадлежит моей компании...

Один из побочных бизнесов отца. Полностью оборудован для киносъемок.

— Шик да и только!

— Ну, сами знаете, что такое Голливуд.

— А вы знаете?

Она лукаво улыбнулась.

— Достаточно, чтоб держаться от него подальше. Тем не менее, за последние два года компания сняла три вполне удачные картины подряд, и использование яхты сыграло тут не последнюю роль. Вы их видели?

— Джуди, я вот уже лет пять не был в кино.

Она задумалась на несколько секунд, потом спросила:

— Скажите, Мако Хукер, а чем вы вообще занимаетесь?

— Ловлю рыбу.

Она смотрела на него с сомнением.

— Не верите, спросите Билли.

— Нет, Билли ни за что не станет рассказывать о людях, которые ему нравятся. Только туману напустит.

— К примеру?

— Ну, он говорит, что вы очень хороший человек. Делаете людям добро.

— Я просто вежлив с ними, вот и все.

— Еще говорит, что вы бесстрашны.

— А вот тут он ошибается. Многие вещи меня пугают.

— Так, значит, вам ведом страх?

— Конечно. Это помогает выжить. Ни за что не стану играть с гремучими змеями или носить в кармане скорпионов.

— Так вы выходите в океан и не боитесь Прожоры?

Он усмехнулся.

— Вы верите в существование этой твари?

_Но кто-то топит суда, — ответила она после секундной паузы.

— Кто-то или что-то... этого бояться просто невозможно. Я боюсь того, что знаю. Того, кто может ко мне подобраться, если не буду осторожен.

Джуди снова задумалась.

— Знаете, Мако, я задала первый вопрос не в том времени.

— Вот как? — В его глазах светилось неподдельное любопытство.

— Чем вы занимались?

Хукер понимал, что она уже расспрашивала об этом Билли и что тот ничего не сказал. Даже туману напускать не стал, против обыкновения.

— Я старался выжить, — просто ответил он.

Она шутливо ткнула его кулачком в бок и отступила. Он распахнул перед ней дверь в дом.

Гости уже были там. С первого взгляда было ясно, что они не островитяне. На слегка тронутых загаром лицах читалось, что это типичные горожане, небрежный стиль одежды свидетельствовал о принадлежности к миру искусств.

Нельзя сказать, чтоб он совсем не вписывался в это общество. Шорты на нем были чистые, но один из задних карманов часто зашивали, к тому же он забыл снять с ремня небольшой кожаный футляр для ножа. Рубашка в темных тонах, но пестрая, как носят здесь, а теннисные туфли свидетельствовали о том, что их несколько месяцев проносили на палубе. Он мог бы сойти за одного из членов команды с яхты, вот только загар приобрел оттенок красного дерева, и отличить его от туземца позволяли лишь черты лица.

У окна с высокими двойными рамами стояла Чана Стерлинг. С ней о чем-то оживленно беседовал хорошо сложенный мужчина в капитанской рубашке. За ними пристально наблюдал Бергер, расположившийся в большом кресле, в руке он держал высокий бокал с каким-то напитком. Люди с «Лотусленд» были одеты по последней голливудской моде и говорили, разумеется, о кино. Хукер углядел бар, направился прямиком к нему, и вскоре в руке у него оказалась кружка с холодным пивом «Миллер».

Едва он успел сдуть пену, как подошла Джуди, опираясь на руку элегантного господина. Он выглядел так, словно сошел со страниц журнала «Эсквайр». Синий блейзер с вышитой золотыми нитками эмблемой на нагрудном кармане, короткая военная стрижка, белые брюки с острой, как нож, стрелкой. Ростом он был с Мако, примерно того же возраста, и хотя выглядел в этом наряде стройным и даже хрупким, в каждом движении сквозили сила.

— Знакомьтесь. Энтони Пелл. А это мой сосед Мако Хукер, — сказала Джуди. — Мистер Пелл бизнесмен, участвует в работе нашей компании.

Мако с самым невозмутимым видом пожал руку Пелла.

— Никогда прежде не был знаком с магнатом от кино.

Тот усмехнулся.

— Ну, меня вряд ли можно причислить к этому разряду, мистер Хукер. Просто мы с отцом Джуди когда-то инвестировали деньги в этот бизнес. И он оказался весьма успешным, вопреки всем нашим ожиданиям.

— Вы занимаетесь инвестициями?

— Время от времени, — небрежно ответил Пелл. — И главный мой интерес состоит в том, чтоб контролировать заинтересованность Джуди в этих голливудских делах. А вы чем занимаетесь, мистер Хукер?

— Хотите верьте, хотите нет, но я рыбак.

Губы Пелла сложились в улыбку.

— Вон оно как. Теперь понимаю, почему вы носите на ремне этот странный нож.

— Это на тот случай, — столь же небрежно пояснил Мако, — если вдруг какая-нибудь особенно крупная рыба утянет меня за борт, в воду. Всегда могу перерезать им леску и освободиться.

— Только не говорите мне, что обматываете леску вокруг запястья.

— Иногда просто забываю, — ответил Хукер. — А вам, насколько я понимаю, тоже не чуждо это увлечение?

— Балуюсь, время от времени, — сказал Пелл. Мако приветственно приподнял кружку с пивом.

Глаза его сощурились, в уголках собрались мелкие морщинки.

«Энтони Пелл, — думал он. — Неудивительно, что ты теперь в кинобизнесе, должно быть, брал уроки актерской игры. И оказался в нем хорош. Совсем не похож на Тони Паллацо, маленького солдатика из банды старины Бруно в Бруклине, город Нью-Йорк. Как, черт возьми, удалось тебе уйти от Бруно, приговорившего тебя к смертной казни за то, что ты выдал двух его лучших ребят федералам? Должно быть, ты сделал его людям такое предложение, от которого те не смогли отказаться. И вот ты здесь, по-свойски расхаживаешь среди светской публики и похож на персонаж из старинного романа».

Тут кто-то громко окликнул Хукера, и он, обернувшись, сказал:

— Привет, Элли. Кто тут присматривает за баром?

— Приволок сюда старика Док-Дока. Этот чудак не пьет, не ворует, берет за услуги дешево, так что никак не могу обойтись без него.

— А я думал, тебе не нравятся вечеринки с американцами.

— Да плевать я на них хотел. Невелики шишки.

Считаешь, я мог пропустить такое событие? Дудки! Вот это шоу!.. Видел, небось, какие шикарные девочки приплыли на той киношной яхте?

— Перестань, Элли. Ты все равно слишком стар для них.

— Зато знаю подход.

— Смотри не подхвати какую заразу, — сказал Мако.

— Не боись, в этих делах старина Элли не промах.

С Хукером явно творилось что-то неладное. И ему это не нравилось, потому что было как-то связано с прошлым. В те давние дни у него часто возникало в точности такое же ощущение опасности. Чутье и опыт подсказывали ему, что здесь происходит что-то не то, затеяна какая-то опасная игра. И он весь напрягся, потому что чувствовал: ему только что бросили вызов, а вот кто его враг, он пока не знал.

15
{"b":"25540","o":1}