ЛитМир - Электронная Библиотека

— О да, конечно, — ответил он, но по тону она поняла: этот человек приказов от нее не потерпит. Мако улыбнулся. Чана — тоже. Ни малейшего дружелюбия в этих улыбках не наблюдалось.

* * *

В новостях уже объявили о том, что вроде бы подводное чудовище удалось сфотографировать с самолета, принадлежащего компании «Лотусленд», и обещали зрителям показать снимки в вечернем выпуске. Чана тут же сообразила, что произошло, и сказала Мако:

— Оригиналы останутся на корабле кинокомпании. У нас будут только копии.

— И ты ничего не сможешь с этим поделать. По крайней мере, легально.

— И все равно, операция проводится по приказу властей США.

— Только здесь ваши законы не действуют. В данный момент мы находимся на территории другого государства. И эту проблему следует решать дипломатическим путем, а не с помощью оружия.

— Ну и что дальше?

— Дальше мы посмотрим оригиналы. Их нам могут показать на «Лотусленде».

— Как мы попадем к ним на борт? — спросила она.

Мако пожал плечами и усмехнулся.

— Попросим Джуди. Этот корабль принадлежит ей.

— Черт бы тебя побрал, Мако...

— Да брось ты. Я ведь всего лишь сторонний наблюдатель.

* * *

Кинозал на «Лотусленде» вмещал совсем немного зрителей. Два ряда, по три кресла в каждом, позади них могли разместиться еще человек шесть. Чана с Ли Кольбертом уселись в первом ряду, и Ли обратился к Мако:

— Хочешь, садись с нами.

— Да нет, мне и здесь удобно, — ответил ему Хукер. Потом обернулся к оператору и подозвал его взмахом руки. — Почему бы вам сначала не выступить? Опишите, как все это произошло.

Молодой человек кивнул и вышел вперед.

— Да тут и нечего особенно рассказывать. Всего один снимок, сделан быстро. Больше ничего. Монитора у нас в самолете не было, так что не знаю, что там у нас получилось. Знаю лишь, что вдруг увидел... это в видоискатель, ну и снял. Вот, собственно, и все.

Кто-то выключил верхний свет. Зажужжал кинопроектор. На экране поочередно появилось с полдюжины снимков поверхности океана, снятых на разной высоте. На одном было запечатлено семейство бурых дельфинов, весело играющих в волнах. На другом — миллион крохотных серебристых рыбешек, превративших доселе ровную водную гладь в кипение серебристых искр. Три крупные рыбы врезались прямо в эту кипящую массу, стремясь насытиться. Потом к пиршеству присоединилась целая стая чаек, они ныряли, хватали добычу, на лету поедали ее, снова ныряли.

— Сейчас, — сказал оператор.

Все так и подались вперед, к экрану. В зале стояла мертвая тишина. Люди затаили дыхание. Слышалось только жужжание кинопроектора.

Самолет в этот момент слегка накренился, делая поворот, камера находилась под углом в сорок пять градусов. И летели они медленно, точно высматривая что-то. Затем в верхней части снимка поверхность моря вдруг стала плоской и потемнела, но не потому, что вдруг изменила цвет. Просто со дна к поверхности поднималось нечто огромное и темное.

Если в самолет продолжил поворот, объектив камеры непременно запечатлел бы это темное пятно, но машина уже ушла в сторону. И прежде чем кто-то успел что-то сказать, оператор пояснил:

— Я был единственным, кто это заметил. Кричал Элу, чтоб он поворачивал назад, но он услышал меня не сразу.

Камера все еще была сфокусирована на темном пятне внизу. Теперь самолет резко завернул вправо, затем снизился, и объектив снова выхватил у поверхности нечто темное, неопределенной формы. И на секунду показалось, что это не ты смотришь на загадочное гигантское существо, пытаясь хотя бы приблизительно определить его размеры, а оно на тебя, снизу вверх. Смотрит, словно пытается понять, что же происходит. А затем оно как будто растворилось в воде. Темное пятно бесследно исчезло.

— Может, это тень от самолета? — предположил Ли.

— Солнце было впереди по курсу, — ответил пилот.

— Какая-то большая стая рыбы?

— Нет. Ничего подобного там не было. Я специально развернулся и облетел это место еще раз. Никакой активности на поверхности не наблюдалось.

Они просмотрели все эти кадры еще четыре раза. Но каждый видел лишь то, что подсказывало ему воображение.

— Собираетесь показать это по национальному телевидению? — спросила Чана.

— Естественно, — ответил оператор.

— Но там же ничего нет.

— Что-то все же есть, это определенно. Подложим хорошую музыку, наш диктор с красивым голосом сделает озвучку, и каждый зритель увидит там что-то свое. И этот ваш Пожиратель вмиг станет знаменитым.

— Мы видели его в куда более выгодном ракурсе и с более близкого расстояния, — сказала вдруг Чана.

Глаза все присутствующих устремились на нее, настал момент истины. Команда водолазов стала свидетелем внезапного появления загадочного существа. На их долю выпало настоящее испытание, и теперь они могли описать монстра и его действия, даже нарисовать его, и это представляло гораздо большую ценность, нежели кусок пленки с весьма сомнительными снимками. Если снабдить их всеми вышеперечисленными свидетельствами, это прибавит веса информации, мало того, превратит ее в настоящую бомбу. А уж если правильно все разыграть, государственное финансирование, можно сказать, обеспечено, со всеми вытекающими отсюда обстоятельствами. Повышение в чине тоже не исключено, да и значимость проекта сразу возрастет.

Чана еле заметно улыбнулась. Возможно, ей даже удастся переплюнуть Мако Хукера, занять более высокое положение. И тогда будет уже не важно, какое место в Компании он занимает. Настанет и на ее улице праздник. Она положит конец всем его наглым выходкам.

Внезапно шум в зале стих. Откуда-то из темноты, от двери, раздался голос:

— Ну? Что вы тут видели, люди?

Мако сразу узнал этот голос. Он принадлежал Энтони Пеллу, и по тону, каким были произнесены эти слова, пусть даже и прозвучали они небрежно, было ясно: Тони до крайности взволнован и насторожен.

Чана вовсе не собиралась отчитываться перед каким-то гражданским, а потому небрежно кинула через плечо:

— Скажи ему, Мако. Ты вроде бы лучше всех разглядел.

Хукер решил не жалеть красочных слов, по возможности, расцветить этот эпизод, причем с одной лишь целью. Чтоб Чана пожалела, что вызвала его на откровения.

— Я, конечно, не палеонтолог, — начал он, — но ничего подобного прежде видеть не приходилось. Это было что-то огромное, чертовски большое. Вырвалось из песка, точно взрыв энергии, и проплыло прямо над нашими головами. Видимость сразу сократилась от ста футов до нескольких ярдов из-за того, что существо подняло со дна тучи песка и промчалось мимо на огромной скорости. Длилось это секунд десять, не больше, а потом оно скрылось из вида.

— И ни у кого ни царапины, — саркастически произнес чей-то голос.

Мако не видел, кому принадлежал этот голос, но и он тоже показался знакомым. Хукер точно слышал его прежде и начал перебирать и сравнивать в памяти события, которые можно было бы связать именно с этим голосом. Сразу определить не удалось, но он постарался сохранить звучание этого голоса в памяти, зная, что стоит услышать его еще раз — и имя придет.

Зажегся свет, и он увидел, что зал набит битком, сюда пришли члены команды с корабля и киношники. Это был их корабль и их проект, и они имели полное право находиться здесь. Мако взял Джуди за руку.

— Скажи, есть на этой посудине бар?

— Конечно. Это же часть Голливуда.

— Тогда давай пригласим мистера Пелла выпить с вами. Как думаешь, получится?

— Ради меня мистер Пелл готов на что угодно.

— А кто мог отпустить ремарку насчет того, что мы не получили ни единой царапины?

Джуди сосредоточенно нахмурилась, затем сказала:

— Думаю, это был Гэри Фостер. Так мне, во всяком случае, показалось, по голосу.

— Кто он такой?

— Вроде бы ассистент по реквизиту, — ответила Джуди. — А почему ты спрашиваешь?

Вместо ответа Мако задал еще один вопрос:

38
{"b":"25540","o":1}