ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мако...

— Что?

— Но если на «Теллиге» действительно имеется это локационное оборудование, почему они не могут обнаружить Пожирателя?

— "Теллиг" не подводная лодка, Джуди. Возможно, их оборудование просто непригодно для долгой работы на глубине. Ведь эта тварь, чем бы она там ни была, не придерживается никаких строгих моделей поведения. До сих пор наносила все свои удары наугад, точно пес, атакующий людей, пробравшихся за изгородь, на охраняемую им территорию. Возможно, как раз сейчас мы и находимся на этой территории. Приманкой послужила лодка Пока и Лала, наверное, он так и крутится где-нибудь поблизости в ожидании более лакомого куска...

Хукер сделал паузу, затем продолжил:

— Этот Пожиратель настоящий уникум. Подходит к тебе медленно и незаметно. Его видели и слышали, но открытых атак он никогда не предпринимал. И с моторки Пелла наверняка можно вести наблюдение поверхности, если у них есть хотя бы небольшое радарное устройство. — Тут он вопросительно взглянул на Джуди.

— На «Лотусленде» имеется несколько таких устройств. Они использовали их ночами, на ледяных полях, когда снимали в Арктике документальные фильмы. — Она нервно облизала губы. — Это точно Пелл, больше некому.

— Как бы там ни было, но пока ничего противозаконного в его действиях нет. Даже нежелание прийти на помощь поврежденной лодке не считается преступлением. Он убедился, что они могут держаться на плаву, и, заметив наше приближение, тут же отвалил. От нас больше толку при оказании помощи.

— Сэр...

— Да, Билли?

— Стрелка, она опустилась еще на деление, сэр.

— Но все пока в пределах нормы?

— Да, сэр. — Стоя у штурвала, Билли Брайт вертел головой, оглядывал океанскую поверхность. «Клэмдип» шел на средней скорости, прибавить они никаких не могли из-за буксира, но рука его лежала на дросселях. Пока и Лал стояли плечом к плечу на борту своего суденышка и тоже все время озирались по сторонам и прислушивались. И когда вдруг ярдах в ста от них на поверхность всплыл морской дьявол и громко зашлепал краями своей мантии по воде, все вздрогнули, едва ли не подпрыгнули и лишь затем, сообразив, что это такое, почувствовали себя полными дураками.

Джуди похлопала Хукера по плечу и встревоженно спросила:

— А где же «Теллиг»?

Света в том месте, где прежде находилось судно, видно не было. Кругом лишь черные воды океана. Ни движения, ни звука под темным, низко нависшим небом. Даже в бинокль ночного видения Мако не различал ровным счетом ничего.

— Что там случилось, Мако?

— Они просто выключили свет.

— Зачем?

— Ничего особенного. Наверное, чтоб не мешал радару. — Однако он тут же взял рацию, надавил на кнопку и сказал в микрофон: — «Теллиг», это «Клэмдип». Прием! — Ответа не последовало, и он повторил вызов, но на «Теллиге» по-прежнему молчали.

Джуди терпеливо ждала.

— Это судно выполняет правительственное задание. И они не обязаны отвечать всем и каждому. Ну, разве что за исключением каких-либо экстраординарных ситуаций, чего в данный момент не наблюдается. И потом, черт возьми, они же знают, что мы здесь. Видят нас на радаре. И поверь мне, если б на них вдруг накинулся Пожиратель, мы бы услышали об этом по радио. К тому же со всей этой электроникой на борту никто и ничто в мире не может приблизиться к ним незамеченным.

— Ты уверен?

После секундной паузы Мако ответил:

— Конечно, уверен.

— Что-то не нравится мне все это.

— Думаешь, мне очень нравится, куколка? Мы ночью в открытом море, тащим на буксире разбитую рыбацкую посудину, идем со скоростью каких-то два паршивых узла и представляем собой прекрасную мишень, прямо подсадную утку для любого, кто захочет на нас напасть.

— Вдохновляет, — сказала она. — Чем я могу помочь? Ты только скажи.

— Можешь принести мне пива из холодильника. Светлое «Миллер» будет как нельзя более кстати.

Мако дергал за кольцо на крышке банки, как вдруг Билли сказал:

— Сэр... он здесь.

У Мако и Джуди пробежал по спинам холодок. Билли включил прожектор. И в ярком его луче они увидели акулу-мако, она плыла параллельно судну всего ярдах в двадцати от борта. Потом перекатилась на бок, погрузилась, но неглубоко, из воды торчал черный спинной плавник, и начала медленно подниматься к поверхности. Вот показался круглый темный глаз, и Хукер знал: он смотрит прямо на него. А затем, словно в насмешку, акула поднырнула под днище и скрылась из вида.

— Мистер Акула, это он вас высматривает, сэр.

— Но, Билли, ты же знаешь, тут кругом полно акул-мако.

— Да, сэр, — согласился с ним Билли.

— Видел отметины у хвоста?

— Нет, сэр.

— Так видел или нет?

— Он не показывал мне хвост, сэр.

Хукера охватило раздражение. Переломить логику Билли никак не удавалось. Тот был твердо убежден, что там, в океане, та самая акула-мако и эта идиотская рыбина только и ждет момента отобрать у Хукера имя. Что ж, этот спор можно было решить только одним способом, кто кого, и тогда остался бы лишь один настоящий мако.

Но по-настоящему странным казался другой факт. Хукер чувствовал, что-то связывает его с этими грозными челюстями. Что-то есть между ним и этой рыбой. И рано или поздно им придется решать эту проблему, как брат с братом, лицом к лицу. Если на крючок его нейлоновой лески, способной выдержать вес в сто двадцать фунтов, попадет эта акула, он победит. Если они встретятся в море один на один, результат может оказаться плачевным, вода окрасится кровью.

Его кровью.

— Черт! — выругался Мако. Удрученно покачал головой и продолжил осматривать морскую гладь. Что-то все же там есть, на глубине.

Глава 16

Казалось, все население Пеолле вышло на берег в полном составе. Кому-то удалось перехватить переговоры братьев Малли с другими судами, и новость распространилась по острову со скоростью лесного пожара. Люди стояли у берега и на пристани, чтоб помочь вытащить поврежденную лодку, в ожидании, когда Хукер с Билли снимут ее с буксира. Улыбки на лицах говорили больше, чем восторженные крики, и все же за этими улыбками крылась тревога. Теперь голоса звучали тише, рыбаки радовались друзьям, хлопали их по плечам, были счастливы, что те благополучно вернулись на берег. И по глазам их было ясно: скоро у костра станут рассказывать еще одну захватывающую историю о том, как братья Малли дважды подверглись нападению Прожоры, и оба раза остались живы и невредимы.

Хукер взял Джуди за руку и кивком указал на толпу.

— Запомни это, детка, — сказал он. — Запомни эти лица навсегда. Взгляни на Пока и Лала, видишь, как светятся их глаза? Они в предвкушении, они станут настоящими героями, когда вся компания рассядется в кружок у костра.

— Я никогда этого не забуду, Мако.

— Тогда бери камеру и быстренько сделай несколько хороших кадров. На зависть Пеллу.

Кинокамера являла собой настоящее чудо техники. Возможно, освещение и не удовлетворило бы придирчивых голливудских операторов, но для этой сцены оно было в самый раз. Джуди не спеша сняла всю панораму, затем выхватила из толпы несколько лиц крупным планом, потом сняла, как люди перевешиваются через ограждение причала, пытаясь разглядеть повреждения, нанесенные лодке. Что ни лицо, то новое выражение: растерянность, любопытство, сосредоточенность, и на всех без исключения лицах — страх перед неизведанным.

Закончив съемку, она убрала камеру в футляр и передала Билли, чтоб тот убрал ее куда-нибудь. И тут вдруг Хукер заметил в толпе Бергера. Тот махал ему рукой, давая понять, что надо поговорить.

Однако сам Чарли Бергер не намеревался ступать на шаткие доски пирса и подвергать тем самым опасности свой наряд. Поняв это, Хукер сказал:

— Ждите меня здесь. Узнаю, что хочет этот толстяк, и сразу назад. И еще передайте братьям Малли, что я хотел бы встретиться и поговорить с ними. Ну, скажем, через полчаса.

56
{"b":"25540","o":1}