ЛитМир - Электронная Библиотека

Кольберт нетерпеливо забарабанил пальцами по столу, на лице возникло озабоченное выражение.

— Никакие это не слухи. Корабль назывался «Альберта». В корму угодила торпеда, и они пытались доплыть до какого-нибудь из островов, но не вышло. Затонули на глубине трехсот футов.

— Откуда ты знаешь? — спросила Чана.

— Просто был на том корабле, юная леди. На американском торпедоносце.

Чана почувствовала, что краснеет, и тут же постаралась взять себя в руки.

— Ну и какие отсюда выводы, Чарли?

На этот раз Бергер обращался уже не к ней. Глядя прямо в глаза Кольберту, он спросил:

— Скажи, а могла со временем разрушиться металлическая оболочка этих мин?

Кольберт нахмурился, поджал губы.

— Должно быть, на них налипли кораллы, образовали толстенный слой.

— Но те мины, что видели рыбаки, обладали прекрасной плавучестью. Оболочка из кораллов могла и разрушиться.

— Нет, — ответил после паузы Кольберт. — Плавучесть у них не так уж и высока. Да и с чего могла разрушиться оболочка?

— Допустим, кто-то помог извне?

— На что вы намекаете? — спросила Чана.

— На «Сентилле» велись сейсмографические измерения, в том районе, где предположительно затонул этот корабль, «Альберта». Они произвели несколько взрывов мощностью примерно двести фунтов в тротиловом эквиваленте и записали их отголоски со дна в нескольких точках...

Чана поняла, куда клонит Бергер, и нахмурилась.

— Черт!..

Но Кольберт, похоже, усомнился.

— Взрывчатые вещества сейчас не используют. Все делает электроника.

— Дело в том, что электронное оборудование у них вдруг вышло из строя, а прерывать эксперимент им не хотелось. Ну и пока одни чинили электронику, другие на протяжении двух дней пользовались старым методом.

— Ну и?.. — спросила Чана.

Кольберт кивнул.

— Тогда вполне могло случиться подобное.

— О господи, — вздохнула Чана. — Остается надеяться, что все мины до одной прибило к Скаре.

— А если нет? — спросил Бергер. — Взглянул на Кольберта и отер пот со лба. — Я, знаете ли, не большой специалист по взрывному делу, но как-то раз, давно, мне попался один технический журнал, где говорилось, будто Штаты производят мины со специальным встроенным разрушителем. И что через определенный промежуток времени эти мины уже не представляют опасности. Вам об этом известно?

Кольберт кивнул.

— Слышал, но как-то не слишком верится. На мой взгляд, сильно смахивает на пропаганду.

— Ну, необязательно, — возразил Бергер. — Кто после войны захочет жить среди плавающих вокруг мин? Ни победителям, ни проигравшим, никому это не нужно.

— Ну, хорошо, — вмешалась Чана. — Итак, вы считаете, что эти беспорядочно дрейфующие мины, все еще действующие, хоть и не слишком мощные, могли стать причиной гибели судов. Чтоб потопить старую посудину, достаточно небольшого взрыва.

Бергер кивнул.

— Что-то в этом роде.

— Да, вы определенно увлеклись политиканством. Если эта теория подтвердится, шум поднимется на весь мир, и во всем обвинят Дядю Сэма. Но послушайте, на данный момент нам точно известно лишь о трех минах, плавающих вблизи необитаемого острова. Так что пока не стоит заострять на них внимание. Официальная позиция на данный момент состоит в том, что все эти затопления — чистой воды совпадение. — Чана знала, что в голосе ее звучит скептицизм, однако продолжила: — А что касается нас, мы пока что всего лишь осуществляем независимые поставки на «Сентиллу».

— Желаю удачи, леди. Вам она понадобится. — Глаза Бергера смеялись.

— Почему?

— Да потому, что через пару дней здесь причалит еще одно судно с командой, готовой заняться самой активной деятельностью. — Бергер усмехнулся и добавил: — Оно принадлежит кинокомпании. Они собираются снять фильм о Бермудском треугольнике, где главным действующим лицом будет морское чудище.

— При чем здесь мы? — огрызнулась в ответ Чана. — Миссия у нас самая невинная, публично даже не обсуждалась.

Бергер хмыкнул.

— Людям из Голливуда дожидаться публичных обсуждений вовсе ни к чему. Они творят, что хотят. И вполне могут кое-что разнюхать о вашей деятельности. Там работают далеко не дураки, сообразят, что к чему.

— О нашей миссии ничего не сообщалось, — напомнила ему Чана.

Губы Бергера искривились в сардонической усмешке.

— Вам придется хорошо замаскировать свои истинные намерения. У них уже есть снимки, на которых команда «Понтероя» подбирает терпящих бедствие моряков с «Королевы Арико». Стоит дать им хотя бы один шанс, и они тут же скумекают, что к чему. И даже если не сообразят, как обстоят дела в реальности, домыслят что-то свое.

— Компания об этом знает?

— Да, — ответил Бергер. — Мне звонили за час до того, как вы пришвартовались. Рекомендации начальства сводились к следующему: не высовываться, стараться не привлекать к себе внимания, не делать никаких официальных заявлений. Не допускать каких-либо иных действий.

От тона, каким были произнесены эти слова, у Чаны мурашки пробежали по коже. Она знала, как умеет работать Компания в особых условиях.

— Каких-либо иных?.. — недоуменно спросила она.

— Ну, это они меня так пугают, периодически. И потом на острове Пеолла у них вот уже два месяца работает свой человек.

— Что?!

— Когда-нибудь слышали о парне по имени Хукер? Мако Хукер? Он один из их оперативных агентов. Брал тех двух русских мафиози на станции нью-йоркской подземки. Получается, у нас до сих пор идет холодная война.

— Но Хукер вышел на пенсию, — тихо напомнила ему Чана.

— Думаю, что в подразделении, где он состоит, на пенсию отпускают только после смерти.

— Прошу прощенья, но мне неизвестно, что это за подразделение такое.

Во взгляде Бергера светилось сомнение.

— Да, он вышел на пенсию и оказался по соседству. Всего в двенадцати милях отсюда. Купил себе прекрасную лодку вместе с капитаном из местных аборигенов, который знает здешние воды, как пальцы своей руки. Ну и раскатывает взад-вперед, делает вид, что ловит рыбу, а сам наблюдает.

— Хукер уволился, — повторила Чана. — Власти штата его практически выперли.

Бергер насмешливо фыркнул и напустил на себя самый беззаботный вид.

— Власти штата есть не что иное, как шайка бездарных марионеток! Толстозадые тупицы, только протирают штаны в кабинетах, и толку от них ноль! Если в они отдали все управление в руки Компании, мы бы не вляпались сейчас в это дерьмо! Кретины чертовы!.. — Он встретился глазами с Чаной. — А я не знал, что вы знакомы с Хукером.

— Как-то встречались, — сказала она.

Произнесла она эти слова небрежно и убедительно, и только от внимания Кольберта не укрылось, как напряглась ее рука, лежащая на столе.

* * *

Ободок оранжево-красного солнца застыл у самого края горизонта, точно светило собиралось окинуть прощальным взглядом море. Еще один тихий день. По водной глади лениво перекатывались невысокие волны. Огромная стая рыб внезапно поднялась к поверхности, затемнив площадку размером с футбольное поле, вспыхивая и переливаясь серебристыми искрами под последними лучами солнца, затем столь же внезапно ушла на глубину. Над этим местом какое-то время кружили птицы, но вскоре потеряли интерес — и рыбы не было больше видно, да и наесться они успели. И вот пернатые потянулись к берегу. Держали курс ровно, точно по компасу, не отклоняясь ни на йоту.

Но вот одна из птиц издала тревожный пронзительный крик, и стая тотчас рассыпалась, разлетелась в страхе в разные стороны. Произошло это неподалеку от того места, где только что всплывала рыба. План полета был нарушен, хотя этим маршрутом пернатые летали уже сотни раз.

Очевидно, страх этот был вызван неким чужеродным явлением. Птицы не знали, да и не могли знать, что это такое, но неизведанное всегда означало опасность. Похоже, они инстинктивно уловили близость хищника. В воде мелькнула огромная черная тень. Стая рассыпалась, затем перегруппировалась и снова взяла курс к дому. Секунду спустя они уже не помнили об этом происшествии, но позже, в последующих полетах инстинкт будет предостерегать их, заставляя облетать это место стороной.

6
{"b":"25540","o":1}