ЛитМир - Электронная Библиотека

Она взяла кружку, прикинула, можно ли нанести этим предметом удар, который бы раскроил Хукеру череп, затем решила, что не стоит. Сдула пену, отпила глоток.

— Усекла.

— Прямо как в старые добрые времена, — заметил он.

— Не совсем. Ты вроде бы вышел на пенсию, — напомнила ему Чана.

Хукер поднес кружку к губам и пил долго и жадно. Потом со стуком поставил ее на стол.

— Сведения у тебя верные.

Слегка склонив голову набок, она смотрела на него как на полного идиота и лжеца. Пять лет службы в Компании, и ты уже считаешься ветераном, а она прослужила двенадцать. Возможно, сейчас Компания уже не та, что прежде, ослабила хватку, и немало голов слетело по политическим причинам, но руки у нее по-прежнему были длинными, да и шифры все те же, ничуть не изменились.

— Рада за тебя, — сказала она. — Насколько я поняла, живешь здесь, на Пеолле?

— А этот Бергер сообразительный толстяк. Вот уж не думал, что он меня знает.

— Проходил такой курс, тренировка памяти.

Хукер кивнул.

— Да, не учел. Забыл, что Компания всегда держит подобных типов в потенциально горячих точках.

— Ага, — со значением вставила она, — еще как держит.

Он уловил ехидство в ее голосе и пожал плечами. Ему плевать, что она теперь там думает. Когда-то было не все равно, а теперь плевать.

— Сколько еще пробудешь здесь? — спросил он.

— Точно не знаю. Хотя задание не хлопотное, еще повезет, если удастся погреться на солнышке хотя бы неделю.

— Попробуй поплавать рядом с лодкой. Тут есть рыба, которая не прочь с тобой познакомиться.

Чана допила пиво, бережно опустила кружку на стол. Потом улыбнулась Хукеру и тихо проговорила:

— Хамло.

Поднялась и направилась к Бергеру с Кольбертом с довольным видом, словно у нее только что состоялась очень приятная беседа. И подсела к ним за столик.

К Хукеру подошел Элли. Выразительно покосился на вновь прибывших.

— Кто она?

— Старая подруга.

— Ха-ха!..

Хукер допил пиво и протянул пустую кружку бармену.

— Знал ее давным-давно.

— Знал в каком смысле?

— Уж больно ты любопытен, друг.

— А чем еще заняться? Пожаров здесь не бывает, а если что и загорится, аборигены пописают и сами потушат огонь. Так что весь мой опыт здесь совершенно ни к чему. Вот и сую нос в чужие дела. — Он подал Хукеру свежее пиво и выжидательно уставился на него.

Тот после паузы выдавил:

— Когда-то занимались одним общим делом.

— Завалить девку в постель — это, конечно, дело, — ухмыльнулся бармен.

Но Хукер так взглянул на него, что улыбка тут же увяла.

— Похоже, мало чему тебя научили в пожарной части, приятель. Если в я и валялся с ней в койке, то трезвонить бы об этом не стал. Могу сказать вот что. Одну из отметин на моем теле, которые так тебя взволновали, оставила она.

— Черт. Извини, друг.

— Да ладно. Проехали.

— Ну и что теперь собираешься с ней сделать?

— Да пусть себе живет, Элли. Позволю ей завершить дело, чем бы она там ни занималась. И помашу ручкой вслед ее кораблю. Возможно, справедливость все же существует, и та тварь слопает ее. Хотя... как бы не подавилась, ведь эта дамочка далеко не сахар.

Элли слегка нахмурился.

— Ты хочешь сказать, что веришь во всю эту чушь?

Хукер пожал плечами.

— Помнишь, был фильм о пауке, который сожрал чуть ли не весь Питтсбург? Конечно, чушь.

Элли прищелкнул пальцами.

— Послушай... может, ради этого они сюда и заявились?

— Кто?

— Да целая толпа киношников и... — тут он умолк и снова нахмурился.

— О чем толкуешь, не пойму?

Элли придвинулся поближе, навалился грудью на стойку бара и зашептал:

— Только держи язык за зубами. Но этому старому толстому хрену сегодня сюда позвонили. И он говорил из бара, вон по тому телефону. Не знал, что я ошиваюсь поблизости. Ну и по разговору я понял, что сюда приезжает киногруппа, снимать фильм о крушении «Королевы Арико».

— К чему это им?

— Черт, да откуда мне знать, приятель. Может, надеются раскопать что интересное. Не думаю, чтоб киногруппа стала скрывать свои истинные намерения. Лично мне так просто повезло. Сезон кончился, а тут вдруг возникает шанс подзаработать.

Хукер покачал головой.

— Ты у нас тут заменяешь целую программу новостей.

— Стараюсь. Больше говорить особенно не о чем.

— Честно сказать, дружище, мне лично плевать. Ради этого сюда и приехал. Самые хорошие новости — это отсутствие новостей. — Он поставил кружку и бросил на стойку несколько монет.

— Еще будешь?

— Нет.

— Может, хочешь заказать на лодку?

— Это можно. — Хукер громко рыгнул, пригладил ладонью волосы, натянул на голову кепку-бейсболку и вышел.

Оказавшись на улице, он какое-то время шел по тротуару прямо, затем свернул влево и направился к пристани. День начался неплохо, а теперь оказался безнадежно испорченным.

Мысленно он вернулся к первым неделям своего пребывания на острове. Тогда он не знал, что происходит, и чувствовал себя превосходно. А потом все эти истории с лодками, на которые нападал непонятно кто, а теперь еще и неожиданное появление Чаны Стерлинг.

Хукер тихо чертыхнулся. Прощайте беззаботные денечки, он понимал, что против своего желания и даже ведома вновь влип в какую-то заварушку. Что-то происходит, недаром Компания вступила в игру и задействовала при этом лучших своих сотрудников. И здесь же, в самой гуще непонятных пока событий, оказался он.

— Вот дерьмо! — громко произнес Хукер.

— Человек, который говорит сам с собой, может и лишнего сболтнуть, сэр.

Хукер вздрогнул, рука инстинктивно потянулась к револьверу, которого на месте не было.

— Черт, Билли, подкрался незаметно, как тот ковбой.

— Вы бы еще сказали, что в ботинках у меня песок, сэр.

— Мы вроде бы договорились, что ты будешь называть меня по имени.

— Да. Я долго об этом думал, но потом решил, что мистер Акула, который там плавает, предпочел бы, чтоб я называл его именно так. Договорились, сэр?

— Да, конечно, Билли. Но не кажется ли тебе, что рыбе все равно, как ее называют, а?

— Пусть рыба и думает. А я точно знаю, эта рыбина думать умеет. Думала, как бы сожрать ту, здоровую, что вы поймали. А когда видит, что в воду кто-то опустил ногу, думает, как бы откусить эту самую ногу. Отхватить, как ножницами, у самой лодыжки.

— А о тебе она думает, Билли?

Тот усмехнулся. Хукер понял это, когда увидел блеснувшие в темноте зубы.

— Да, всякий раз, когда мы думаем друг о друге, сэр. Я жду, мистер Акула ждет.

— Чего ждет?

— Ждет, когда мы перестанем думать, сэр.

— Замечательно, — пробормотал Хукер и указал кивком в сторону причала: — Знаешь этот корабль, Билли?

— Называется «Теллиг». Приходил сюда раз пять или шесть еще до того, как вы появились. Американский корабль.

— А ты откуда знаешь?

— Мы знаем.

— И чем они там занимаются, на этом корабле?

Билли Брайт долго молчал, затем пожал плечами, словно давая тем самым понять, что говорить больше не о чем.

— Смешными делами.

Что ж, он спросит его об этом позже. Позже получит ответ. Хукер ощутил, как его охватывает раздражение. Слишком часто правительство и чиновники всех рангов смотрят на таких людей сверху вниз. Лишь потому, что те расхаживают полуголыми и пьют спиртное прямо на пляже. Они словно не существуют, их игнорируют. Господи, до чего же глупо! У этих островитян свой подход к жизни, свое восприятие окружающего мира, свои ответы на все вопросы.

— Ну, что, идем домой, Билли?

— Да, сэр, конечно, сэр. Нынешняя ночь, она была для меня очень хорошая.

Хукер многозначительно хмыкнул.

— Она все еще тебя любит?

Билли снова сверкнул в улыбке зубами.

— О да.

— Ну а ты?

— Я люблю эту девушку долго и сильно.

— Стало быть, у вас взаимность?

— Что, сэр?..

— Ладно, ничего, забудь.

9
{"b":"25540","o":1}