ЛитМир - Электронная Библиотека

— Хочу кое-что показать тебе, — Джо положил на письменный стол небольшую папку. — Это досье на Мэссли. В основном его здешние деяния. Кстати, откуда у него ненависть к женскому полу?

— Понятия не имею. Но знаю, что он ненавидел их всех, за исключением своей последней сестры-сиделки.

— Совершенно верно. Ты знаешь, что две его медсестры в разное время даже собирались подать на него в суд за оскорбление. В одну он дважды запустил пепельницей, а другой врезал бутылкой со спиртом для растирки. Это, после той брани, которой он осыпал их ежедневно, стало последней каплей. Однако позднее обе женщины забрали из суда свои заявления: адвокату Носорога удалось придти с ними к полюбовному соглашению.

— Но была еще и третья?

— Да, журналистка. Однажды, заметив в ее руках фотоаппарат, он выстрелил в нее.

— И что ты по этому поводу скажешь?

Я пожал плечами, сделал еще один небольшой глоток виски и отставил стакан. Теперь для меня это было не опасно.

— Пока трудно что-либо сказать. Об этой специфической особенности его характера я узнал еще в Нью-Йорке. А почему ты этим заинтересовался?

— Потому что во всем прочем Мэссли ничем не привлекал внимания к своей особе. Руководя такой организацией, он в рекламе не нуждался и всячески избегал любых скандалов. Но вдруг начались все эти истории с прислугой, экономками, сиделками и прочим бабьем. И ведь всякий раз ему с большим трудом удавалось улаживать скандалы — приходилось выкладывать немалые деньги.

— Итак, он люто ненавидит женщин... — Да, всех, кроме одной последней сестры-сиделки.

— Нет правила без исключения, — я встал и пододвинул Стэку телефонный аппарат.

— Позвони в аэропорт, мне нужно сейчас же лететь в Нью-Йорк.

Он нахмурился.

— Но я думаю, что местная полиция захочет потолковать с тобой.

— Поговори с ними сам.

— Но ведь главное лицо здесь ты. Что я могу им сообщить?

— Ну, например, что врач, подписавший свидетельство о смерти Мэссли, и владелец похоронного бюро, якобы бальзамировавший тело, погибли в результате странного несчастного случая вскоре после похорон Носорога, когда в гроб вместо тела положили мешок с песком. Кроме того, местные копы должны радоваться уже тому, что задержали тех двух парней, которые укокошили Лафарджа.

— Но ведь этой части истории им будет мало. Они захотят узнать все.

— До тех пор, пока никто не добрался до пустого гроба, залегший на дно Носорог был в полной безопасности. Гангстеры, которые накрыли меня на кладбище, конечно, сразу же поняли всю важность и крайнюю опасность моего открытия и решили позаботиться о том, чтобы эта взрывная информация никуда не ушла. Не появись вы, мы с Лафарджем остались бы в этой могиле навсегда.

* * *

Небольшой пассажирский самолет приземлился и, постепенно замедляя свой бег по взлетно-посадочной полосе, свернул на площадку перед ангарами. Я узнал их сразу же, как только увидел. Профессия неизбежно накладывает на этих людей неизгладимый отпечаток. Пара двухцветных полицейских машин на летном поле еще бы ни о чем не говорила, если бы позади них не стоял черный седан с антенной на крыше. Полицейская связь между Финиксом и Нью-Йорком сработала отменно. К тому же и Кэл Портер не желал, чтобы я скрылся, утаив информацию, которая могла бы помочь ему стать губернатором. Во всяком случае, этой почти торжественной встречи следовало ожидать. Кроме всего прочего, как-никак произошло еще одно убийство.

Один из полицейских встретил меня у трапа и, взяв под руку, попытался отвести в сторону.

— Отвали, — сказал я ему.

Он посмотрел на меня так, что мне показалось, что сейчас он мне врежет. Но тут я увидел подходившего к нам Портера. На всякий случай он изобразил на лице приветливую улыбку. Позади него маячил еще один полицейский в штатском.

— Был звонок из Финикса, Рокка.

— Я так и думал, Портер.

Полицейский толкнул меня локтем.

— Нужно говорить «мистер Портер».

Я коротко объяснил, куда ему следует идти, и повернулся к районному прокурору:

— Предупреждаю, Портер, если будете относиться ко мне, как к босяку, вы ничего не выиграете. Больше я такого обращения не потерплю. И особенно от вас. Восемь лет тому назад вы выбили меня из седла. Теперь это не пройдет. У вас всего один шанс. Другого я вам не дам. Если вы разговаривали с Финиксом, то вам известно, что пресса на сей раз на моей стороне. Думаю, сценарий пьесы, в которой главная роль отведена для кого-то вроде издателя Гейтса, который в прошлом так легко меня сдал, теперь вторично уже никому проиграть не удастся. Сейчас время работает на меня, и если я по своей воле ничего вам не сообщу, вы окажетесь в незавидном, прямо скажем, положении.

Полицейский в штатском спросил:

— Может, хотите, чтобы я малость вправил ему мозги, мистер Портер?

Портер побледнел, ноздри его гневно раздувались, однако он отрицательно мотнул головой. Через несколько секунд он уже совершенно овладел собой и сказал полицейским:

— Возвращайтесь назад. Все. Мистер Рокка поедет со мной. Вы не возражаете, мистер Рокка?

— Разумеется, нет, мистер Портер, — ответил я. — Дэн посвятил вас в детали?

— Да. Но нам хотелось бы узнать последние новости от вас. Мы нашли Дэна Литвака у «Руни». Он сидел в кабинке в одиночестве и курил. Пепельница была полна окурков. Вид у него был нарочито бесстрастный, но я знал, о чем он думает.

— Вы действовали неразумно, Кэл, — сказал он Портеру.

— Я это уже понял, — согласился тот. — Впредь постараюсь быть благоразумнее.

Дэн взглянул на него и задумался. Уголки его губ тронула улыбка. Он извлек из кармана несколько листков, заполненных скорописью.

— Совместными усилиями нам с Кэлом удалось узнать кое-что о Елене Хэррис... Я слушал, едва сдерживая волнение.

— ...Она заказала себе билете Рио через две недели после смерти Носорога.

— Мнимой смерти, — поправил я.

— Да, мнимой, — он кивнул. — С тех пор она жила в Бразилии, постоянно находясь в обществе некоего господина по имени Ричард Кастор. Этот джентльмен присоединился к ней вскоре после ее приезда в Рио. Несколько месяцев тому назад он оттуда... словом, вы понимаете.

— Да, конечно.

— Итак, Кастор исчез. Между тем эта Хэррис времени даром не теряла. Она имела бешеный успех в среде местных прожигателей жизни. Они ведь там обожают блондинок, особенно таких шикарных.

— А Кастор... — Исчез и до сих пор не появлялся, — ответил Дэн.

— А что о нем вообще известно?

Дэн пожал плечами.

— Переговоры шли по телефону, так что, сам понимаешь, было не до подробностей. Тем не менее, нам сообщили, что это был импозантный джентльмен, с бородой, и, судя по всему, человек очень состоятельный. Известно, что там у него были кое-какие неприятности из-за женщин: он поскандалил с двумя дамами и даже пустил в ход кулаки.

— Носорог, — тихо произнес я. — Это он.

Кэл Портер постукивал по столу кончиками пальцев.

— Мы тоже обратили внимание на этот эпизод, — он перестал барабанить по столу и посмотрел на меня. — Мы ждем вашего рассказа.

— Минуточку. А что слышно о Мэнни Уоллере?

— Нам не удалось установить его местонахождение. Пока. За некоторыми его людьми ведется наблюдение. Мы контролируем также все места, где он обычно бывает.

— Портер немного помолчал, кашлянул в кулак и произнес:

— Уоллер сейчас играет важную роль в преступном синдикате.

— Насколько важную?

— По нашим сведениям, едва ли не ключевую. После разгрома аппалачской группировки они действуют умнее и осторожнее.

— И исчез он сразу же после того, как я добрался до могилы Носорога.

— Именно так.

— Значит, ему позвонил один из его людей.

— Очевидно. Ну, а теперь, когда мы так мило сидим здесь в столь неформальной обстановке, быть может, вы, наконец, ознакомите нас с вашим видением всей этой ситуации?

Я откинулся на спинку стула, собираясь с мыслями, а затем приступил к своему рассказу.

14
{"b":"25542","o":1}