ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что тебя интересует?

— Кто все это устроил и зачем?

— Это работа Носорога, дружище. Мне удалось выяснить, что его безнаказанность объяснялась не крупными взятками нужным людям, а компрометирующей информацией на них, которой он располагал. Я неосторожно заявил, что тоже раздобуду эту информацию и обнародую ее. Свое расследование я начал довольно успешно. Это, разумеется, всех «заинтересованных лиц» встревожило. Они даже пожертвовали своим человеком, который шел в моем списке первым. Думаю, что ему очень крупно заплатили за согласие сыграть роль «козла отпущения», а потом как по нотам разыграли партию со мной.

— Да, тебе здорово не повезло.

— А та паршивая газета, которая должна была за меня заступиться, смолчала.

— Ты тогда поставил их всех в весьма щекотливое положение.

— Глупости. Им и прежде приходилось бывать в разных передрягах. Этот вонючий Гэйтс, издатель парши... — Не будем плохо говорить о покойниках.

Тут пришла моя очередь удивляться.

— Он умер? И когда же это произошло?

Дэн пожал плечами:

— Примерно с год назад. Последнее время он был редактором маленькой газетенки. Сердце сдало. Он так и не смог оправиться после потери той своей газеты... Но давай все же вернемся к главному вопросу. Что заставило тебя вспомнить прошлое теперь?

Я посмотрел на него через стол.

— Я не верю в то, что Носорог мертв.

Он ничего не ответил. Жестом подозвал официанта, отдал ему мой счет и доллар за кофе, выпитый им в холле. Подождал, пока я получу сдачу, и кивнул мне, приглашая к выходу. Мы вышли на улицу и направились к зданию, где размещалась редакция его газеты. Пройдя через холл к лифтам, поднялись наверх. Практически весь этаж был занят многоярусными стеллажами фото архива. Дэн порылся в каталоге, а потом извлек из большого шкафа фотографию и протянул ее мне.

Это был снимок размером четыре на четыре дюйма. На нем был запечатлен лежавший в гробу в окружении множества венков Носорог. Для того, чтобы развеять мои последние сомнения, Дэн показал мне еще и другую фотографию, уже восемь на десять, где эта тварь была снята крупным планом. Когда я вернул ему снимок, он спросил:

— Достаточно? Если хочешь, я могу достать и вырезки из газет.

Я покачал головой:

— Не стоит беспокоиться.

— Что так?

— Дэнни, дружище, мы же с тобой не сосунки и отлично знаем, что фотографии легко сфальсифицировать. Носорог вполне мог забраться в гроб и попозировать в нем для снимка. Кстати, кто делал эти фотографии?

Дэн взглянул на оборотную сторону меньшей фотографии.

— Гилфорд, — сказал он.

— Безупречная работа.

Дэн проводил меня до двери. На этот раз я взял такси. Вышел на углу нашего квартала, в магазине деликатесов купил холодный ростбиф, еще кое-что и направился домой. У входа в подъезд я поздоровался со своим соседом, мистером Кроссетти, и тут на противоположной стороне улицы я вдруг заметил тех самых громил, которые так вежливо «побеседовали» со мной сегодня утром. Судя по всему, они облюбовали это место в качестве наблюдательного пункта, все еще надеясь «засечь» Терри.

Я передал соседу свой пакет, попросил подержать его минутку и направился к громилам. Подходя к ним, я опустил голову, и первый амбал меня не узнал. Я точно рассчитал дистанцию и силу удара. Мой кулак въехал ему прямо в солнечное сплетение. Он согнулся пополам и рухнул на тротуар.

Его компаньон вместо того, чтобы сразу броситься на меня, полез за своей пушкой, и это было ошибкой. Моя нога угодила ему точно в пах. Он взвыл от боли. Как следует поработав ногами, я превратил физиономии двух амбалов в кровавое месиво, после чего вновь пересек дорогу и поблагодарил мистера Кроссетти за то, что он любезно подержал мои покупки. Вид у него, должен признать, был довольно ошарашенный.

* * *

Я постучал в дверь условленным стуком, и Терри открыла мне. Я быстро вошел в прихожую, закрыв за собой дверь ногой. Внезапно я напрочь потерял дар речи — Терри только что вышла из-под душа, и капли воды сверкали на ее коже, как маленькие бриллианты. Темные волосы мягкой волной ниспадали на плечи и казались сейчас длиннее, чем прежде. Полотенце, которым она обернулась, напротив, было слишком коротким. И я возблагодарил за это небо. Девушка оказалась немного шире в плечах, чем я предполагал. Ее стройные ноги ступали по полу с необыкновенной грацией.

Она улыбнулась, я улыбнулся ей в ответ и тут дно пакета, в котором находились продукты, прорвалось, и все посыпалось на пол. Терри инстинктивно протянула руки вперед, чтобы мне помочь и тут с нее упало полотенце.

Я мотнул головой, как бы призывая ее не беспокоиться о продуктах, тогда она подняла полотенце, еще раз улыбнулась и удалилась в ванную.

В восемь вечера Терри надела свитер и юбку, которые я одолжил у Джинни Макдональд, соседки сверху. Джинни рассказала мне, что видела, как двух избитых мной амбалов подобрал новый бьюик-седан, в котором сидела еще одна парочка «крутых» парней.

У Терри было триста долларов, и мы заказали ей номер в отеле «Энфилд», расположенном на Седьмой авеню неподалеку от Таймс Сквер. Она зарегистрировалась под именем Энн Спенсер и заплатила за неделю вперед. К счастью, у нее оказался ключ от ее номера в «Шермане». Я взял его, чтобы забрать оттуда кое-что из ее вещей. За тем отелем, конечно же, тоже велось наблюдение, но я надеялся, что оно лишь наружное и на этаже никого не будет.

Так и случилось. Я набил вещами большой чемодан и захватил с собой ее маленький несессер.

Вернувшись в «Энфильд», я велел Терри позвонить в «Шерман» и узнать, не спрашивал ли кто-нибудь мисс Мэссли или мисс Лоури. Портье дал отрицательный ответ.

Когда девушка положила трубку, на ее лице была глубокая тревога.

— Не переживай, — сказал я. — Отец найдет способ связаться с тобой.

— Разумеется, — она отвернулась и подошла к окну.

Что-то явно тревожило ее. Повернувшись, она уселась против меня.

— Вы ведь знаете моего отца, правда?

Я постарался сохранить на лице маску равнодушия.

— Если это тот самый Мэссли, которого я когда-то встречал, тогда действительно знаю.

— Что вам о нем известно?

— Думаю, вам будет не очень приятно это услышать.

— Возможно, но тем не менее расскажите мне все.

— Ну, хорошо. Так вот, Мэссли, которого я знал, был гангстером, — начал я, — одним из главарей преступного синдиката на Восточном побережье, а возможно, и его руководителем. Это бандит и убийца. Против него дважды возбуждалось уголовное дело — один раз в Чикаго, другой — в Сан-Франциско. С подробностями можно ознакомиться по подшивке любой газеты. Если желаете, могу сообщить вам точные даты...

— Не стоит беспокоиться, — произнесла Терри. — Я уверена, что человек, о котором вы рассказываете, не мой отец.

— ...Утверждают также, что этого Мэссли уже нет в живых, — прибавил я. — Во всяком случае, мне довелось видеть его фотографию в гробу.

— Как было полное имя того Мэссли, которого вы знали?

— Джон Лейси Мэссли. По прозвищу Носорог.

Вертикальная морщинка между бровями девушки разгладилась. Легкая улыбка коснулась ее губ.

— А моего отца звали Джин Стюард Мэссли. Выходит, это разные люди.

Но тут же она вдруг вздрогнула, и ее руки судорожно сжались.

— Вы полагаете, кто-то может считать, что мой отец и есть... тот самый Мэссли?

— Возможно.

Она прижала ладонь к губам и задумалась.

— Среди личных бумаг вашей матери было что-нибудь важное?

— Ничего. Свидетельства о браке и разводе, страховка.

— Какие-нибудь письма?

— Только переписка с юридической конторой, которая оформляла доверенность на право распоряжаться капиталом.

— Можно взглянуть?

Она указала на несессер.

— Все бумаги там. Пожалуйста.

Я щелкнул замком и выложил содержание на журнальный столик. Внимательно все просмотрел, но ничего интересного не обнаружил. Судя по всему, Терри действительно была права — речь шла о другом Мэссли.

4
{"b":"25542","o":1}