ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рыжеволосая проститутка по имени Скиппи, которая снимала комнату в доме, выходившем во двор дома Липпи, видела их, когда они вылезали из окна. Это были двое мужчин в темных костюмах, явно непохожие на местных. Они перепрыгнули через изгородь и прошли по переулку между окнами и химчисткой. Нет, она не видела их лиц. Правда, ей показалось, что один был почти лысый, но, видимо, не очень старый, так как он очень быстро бежал. Она взяла двадцатку, которую я дал ей за потраченное время.

Старая дама по фамилии Гошовиц видела их, проходивших мимо нее, когда она возвращалась с фабрики. Зрение у нее было не блестящее, так что она разглядеть их лица не смогла. Все, что она могла сообщить мне, это то, что они были в темных костюмах, а неподалеку от места их встречи они сели в машину и уехали. Когда она уже держала в руке хрустящую бумажку, то добавила кое-что еще:

— Один из них носил эти штуки на каблуках.

— Что за штуки?

— Как на туфлях у танцовщиков, когда они выбивают ритм Вы должны это знать.

— Металлические набивки?

— Да, да, на каблуках. Может быть, я уже совсем ослепла, но слышу я хорошо. Спасибо за неожиданный подарок. — Она взглянула на деньги, которые держала в руке. — Сколько здесь?

— Десять долларов.

— Может быть, я куплю себе очки. — Она взглянула на меня и улыбнулась.

Когда она скрылась из виду, я направился к перекрестку, но на полпути был остановлен неожиданной преградой: навстречу мне двигалась колонна танков, сопровождаемая патрульными машинами, каждая из которых включала сирену при красных огнях светофоров. Я не столько был удивлен этим зрелищем, сколько заинтересован тем, какое объяснение дадут официальные власти, если общественность его потребует.

Внезапно усилился верхний ветер, что можно было заметить по качанию телевизионных антенн и характерному свисту.

«Черт побери, — подумал я, — не хватало, чтобы еще пошел дождь. В такую погоду люди неохотно выходят на улицу, а значит, шансов вести дальнейшие расспросы может просто не быть».

Я увидел открытые двери бара и зашел туда позвонить по телефону. Как и следовало ожидать, Вельда еще не звонила. Из ее сообщения, сохранившегося на магнитофонной ленте, я знал, что ее поиски были безрезультатными и она отправилась в снятую комнату продолжать наблюдение за комнатой Липпи.

Еще один звонок был от Рене Талмедж.

— Мистер магнитофон, — услышал я начало записи ее сообщения, — пожалуйста, передайте мистеру Хаммеру, что я собираюсь ждать его в ресторане Дью Вонга на Сорок восьмой улице. Я буду дремать в баре, недалеко от окна. Это место позволяет избежать всяких коллизий, ибо мужчины, склонные к приключениям, будут знать, что я здесь ожидаю кого-то, и, возможно, не будут приставать ко мне. И еще, мистер магнитофон, скажите ему, что Дью готов вообще не закрываться, если только будет уверен, что мистер Хаммер появится там.

Я повесил трубку и взглянул на часы. Было двадцать пять минут второго. Я послал к черту все дела и, поймав такси, отправился туда. Там, обойдя угол бара, я занял место рядом с Рене и попросил очаровательную Джейн, которая заменяла своего мужа за стойкой бара, принести мне виски и имбирь.

— Она просто прелесть, не правда ли? — спросила Рене.

— Ее рот всегда готов для поцелуя, — ответил я.

— Дью, кажется, вполне способен на это.

— Особенно с тех пор, когда его колонизировали.

— Колонизируйте меня, — попросила Рене.

Легкая полуулыбка появилась на ее губах, а в глазах замелькали яркие искры.

— Сейчас?

Она с вызовом подняла свой бокал. Большие черные зрачки внутри роя золотистых искр внимательно изучали меня. Совершенно беззаботно она произнесла:

— А почему бы и нет?

Я опустил свою руку туда, где ее голые ноги перекрывали одна другую, и сказал:

— Ты готова?

Она очень медленно опустила свой бокал на стойку бара. Каждое ее движение было рассчитанным и медленным, чтобы убедиться, что никто не наблюдает за этой сценой.

— Ты сошел с ума, Майк.

— Я мог бы сказать то же самое тебе.

— Убери руку.

— Но я этого не сделаю, — ответил я и выпил.

Джейн засмеялась и повернулась, чтобы обслужить другого клиента. Она, по крайней мере, знала, что происходит.

Немного сменив тон, Рене повторила:

— Пожалуйста...

— Но ты же хотела, чтобы я тебя колонизировал, — сказал я.

— Но не на глазах всех этих людей. Я знаю гораздо более подходящее место, — уже спокойно произнесла она. — И надеюсь, что ты не окажешься импотентом.

— У меня к тебе один вопрос. Почему ты не вышла замуж за Уильяма?

— Потому что он уже женат. Наши отношения с ним не выходят за рамки служебных.

* * *

Я выбрался из кровати и остановился перед окном, наблюдая, как мелкие капли дождя падают на стекло. Утро уже началось. «Черт побери, — подумал я, — у меня пропала целая ночь. Я собирался к Вуди Баллингеру, а вместо этого занялся постельной гимнастикой в чужой спальне». Я провел рукой по лицу, стараясь согнать остатки сна, и почувствовал жесткую щетину.

Да, мне еще следовало привести себя в чувство. Секс, даже в небольших дозах, требует восстановления сил.

Я включил телевизор, настроил его на программу новостей и только после этого отправился в ванную привести себя в порядок. Я уже приступил к бритью, когда услышал сообщение о ночной стрельбе на Сорок шестой улице, которая прекратилась после появления случайного прохожего.

«Спасибо, Пат», — мысленно поблагодарил я его.

Когда я уже заканчивал бритье, сообщили о новых маневрах войск, которые будут еще перемещаться по городу в течение двух недель.

Две недели. Вот, оказывается, сколько времени имелось на все расследование, начатое Эдди Данди. Это выглядело совсем неплохо, если бы было известно, что делать.

Что же касается меня, то я должен был найти этого карманного вора и еще двух парней, которые пытались отправить меня на тот свет.

Я закончил бритье, оделся, позвонил по телефону и вышел на угол к стоянке такси. Эдди встретил меня на Пятьдесят третьей улице, чтобы пригласить на чашку кофе. Он уже сидел за столиком, разглядывая свое отражение в полированной поверхности металлического контейнера для хлеба. Когда я подошел к нему, он заказал еще одну чашку.

— Черт знает как ты выглядишь, — заметил я.

— Так же мог бы выглядеть и ты. — Он быстро взглянул на меня.

Я налил в чашку немного молока и положил сахар.

— У меня свои проблемы.

— Но ты не женат, и у тебя нет детей — вот существенная разница, — возразил он.

— Какие трудности, Эдди? Очень плохо?

— Хуже не бывает. Ничего не получается с розыском. Разве ты не знаешь, как это делается? — Он не стал дожидаться моего ответа. — Они размещают в разных местах фальшивые контейнеры разных форм и размеров, в каких, как они предполагают, могли бы находиться настоящие боевые вещества. В поиске задействованы все, от армии до скаутов. Власти надеются, что кто-нибудь найдет контейнер, который будет уже нефальшивым, и тогда они получат исходную точку, или она будет последней.

— Я не думаю об этом, по крайней мере сейчас. У них есть тысячи людей, которые проводят эту розыскную работу. У меня же свои трудности.

— Такие, например, как перестрелка в комнате Липпи?

— Ты в курсе?

— В Канзас-Сити произошла утечка информации, и Пат снова вызвал меня. Поэтому я и слышал его разговор по телефону с окружным прокурором. Что случилось на самом деле?

— Ничего. — Я коротко рассказал ему о происшедшем, наблюдая за его реакцией, но он не проявил особого интереса к случившемуся.

— Может быть, немного позже у тебя появится более полная картина, — наконец произнес он, попробовал свой кофе и посмотрел вокруг. Я знал о его любопытстве.

— Ты собираешься меня о чем-то спросить, Майк? О чем же?

Я положил в рот остатки пончика, вытер джем с пальцев и улыбнулся ему.

— Вуди Баллингер, — сказал я.

— Продолжай, Майк. — Его голос прозвучал несколько неприятно.

17
{"b":"25543","o":1}