ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Да, конечно, они еще стояли здесь, прижимаясь друг к другу, в ожидании того момента, когда чугунный шар превратит их в груду пыли и битого кирпича. Часть домов была заново отремонтирована, в них были установлены лифты и новое освещение. Поэтому во многих из них располагались отели и пансионы, достаточно дорогие по теперешним временам. Они словно не хотели уступать цивилизации своего пространства.

Мисс Хейди Андерс занимала номер 24-С. Это была шикарная угловая квартира на самой лучшей стороне здания, где целый день светило солнце. Дежурный, извещенный мною, доложил ей о причине моего прихода — по поводу ее потерянной пудреницы, — и я услышал из телефонной трубки ее голос, усиленный резонансом холла.

— О, конечно. Полицейский. Пожалуйста, пригласите его наверх.

Дежурному хотелось еще немного поболтать со мной, но лифт был свободен, и я вошел внутрь, нажал кнопку с номером 24 и начал подъем.

Раньше я видел только рекламные портреты Хейди Андерс, где она представлялась в ролях, которые исполняла в большинстве бродвейских мюзиклов.

Все, что я мог произнести, когда увидел ее на пороге, было:

— Мисс Андерс?

Она слегка улыбнулась и широко распахнула дверь.

— Да... Но, пожалуйста, зовите меня Хейди. Так делают все, и я привыкла к этому. Проходите, проходите, пожалуйста. — Ее улыбка казалась чуть-чуть напряженной. Никто не испытывает радости от встречи с полицейским, даже если и рассчитывает на его помощь.

— Хаммер. Майк Хаммер.

Она взяла у меня пальто и шляпу и пристроила их на вешалке, а затем провела в просторную комнату. Она не просто шла, она парила в воздухе, заставляя двигаться каждый свой мускул.

Комната была заставлена диванами и кушетками, на которых громоздились многочисленные подушки и покрывала.

Она уселась в одно из многочисленных кресел, предложив сесть и мне.

— Прошу вас, садитесь, мистер Хаммер. Можно предложить вам выпить? Или полицейский никогда не пьет во время работы?

— Иногда.

Я не доверял диванам и поэтому присел на оттоманку.

— Верно. Такое никогда не показывают по телевизору. А теперь скажите, это именно вы нашли мою пудреницу?

— Да, мадам. — Я рассчитывал, что эта интонация наиболее соответствует ситуации.

Еще раз нервная улыбка проскользнула по ее лицу.

— Вы знаете, я даже не могла поверить, что потеряла ее, и так рада, что она нашлась. Вы должны получить вознаграждение, вы ведь знаете об этом?

— Я буду вам очень благодарен, если вы переведете эти деньги полицейской спортивной лиге.

— О, я однажды устраивала для них бенефис. Конечно, если вам так угодно, то я непременно это сделаю. А моя пудреница, она у вас?

— Нет, но вы можете получить ее в отделе находок после того, как подтвердите ее полную идентификацию. С этим не будет никаких трудностей.

Она сделала непроизвольное движение плечами, прикоснулась руками к лицу, поправила волосы и снова улыбнулась.

— Даже не знаю, откуда у меня такое нетерпение. Я уже обходилась без нее достаточно долго, и, конечно, подождать один день ничего не составляет. Я думаю, что все это от эмоций. Я ни разу не сталкивалась с полицией, за исключением того случая, когда мне был нужен пропуск в мой клуб. И это было очень давно, несколько лет назад. Теперь уж они этим, наверное, и не занимаются?

— Да, не занимаются. О, мадам, я, пожалуй, воспользуюсь вашим предложением немного выпить. Покажите мне, где все это размещается.

— Как раз позади вас. — Она указала мне рукой. — Я выпью чуть-чуть виски, чтобы поддержать компанию.

Я поднялся, чтобы приготовить выпивку, а когда стаканы были наполнены, увидел, что она пересела с кресла на диван, словно предлагая мне заняться любовью. Мне было неприятно ее разочаровывать, но я протянул ей виски и снова занял место на оттоманке, потягивая свое виски. Она молча чокнулась со мной, сделала глоток и кивнула с одобрением. Немного помолчав, она сказала:

— Знаете... когда я узнала, что вы не принесли мою пудреницу и практически отказались от вознаграждения, я подумала, что вы, наверное, хотите со мной о чем-то поговорить?

— Не каждый из нас имеет подобный шанс — увидеть так близко известную актрису, как говорится живьем...

— Вы очень приятный и милый человек, но вы лжете, — улыбнулась она, снова сделала глоток и, наклонившись вперед, поставила стакан на пол между ног.

Пытаясь вести деловую беседу, я сказал:

— Ну ладно. Я надеюсь, что вы сумеете вспомнить, когда и где вы потеряли пудреницу?

— О да, могу. В первое время я не думала об этом, но когда стала задумываться, то вспомнила довольно отчетливо.

Я сделал еще глоток и подождал, стараясь не глядеть на ее фигуру.

— Я отправилась в театр, чтобы поймать Роз Мюррей на открытии ее новой программы. Во время перерыва я отправилась в туалет и обнаружила, что пудреницы нет на месте. Я никогда не думала, что ее украли, но я всегда забываю вещи где попало, и я подумала, что оставила ее дома. Я была уверена в этом и тогда, когда обнаружила, что пропали два билета по пятьдесят долларов и еще какая-то мелочь.

— А как же вы добрались до театра?

— Джози прямо внизу посадил меня в такси и оплатил проезд.

— И вы не пытались позже проверить, где она все-таки могла затеряться?

— О, конечно. Я искала ее кругом. — Она сделала широкий жест рукой. — Я всегда держу немного денег в ящике стола, и они все еще там, так что я даже не считала их. Я подумала, что забыла ее в каком-то другом месте.

Я поставил стакан.

— Еще один вопрос. Не запомнилось ли вам, что в какой-то момент вы тогда, в театре, оказались в толпе людей? Я имею в виду тесноту, заторы в проходах и тому подобное.

— Тесноту?

— Да, я имею в виду, что, когда вы были окружены людьми, кто-то мог забраться в вашу сумочку.

Она задумалась на мгновение, потом подняла свой стакан. Это было очень неудачное движение. Ее глаза поверх стакана встретились с моими, и я снова увидел, как она быстро провела языком по губам. Это было точно такое же нервное движение, как и в начале нашего разговора.

— Нет... ничего определенного... но возможно, что в этот момент, когда мы входили, там был один человек... он пересек нам дорогу и извинился за это. Было такое впечатление, что он узнал кого-то, кто находится где-то рядом с нами.

— Не могли бы вы описать его?

Она закрыла глаза. Ее губы были сжаты. Так продолжалось добрых пять секунд. Потом лицо ее расслабилось, она открыла глаза и кивнула:

— Он был среднего роста... ниже вас. Ему было далеко за сорок, ближе к пятидесяти. Не очень хорошо одет... и у него были странные волосы.

— В каком смысле «странные»?

— Да, да... он должен был быть седым, но он, видимо, красил волосы, а седина проступала замысловатым рисунком со всех сторон.

Я чувствовал, что все отразилось на моем лице. Виски стало абсолютно кислым у меня во рту, и это странное ощущение заставило меня откинуться назад. Она только что описала мне портрет Липпи Салливена.

— Что... что-нибудь не так?

Я попытался скрыть свое состояние и покачал головой...

— Нет, все идет как раз как надо. — Я поставил свой стакан и поднялся. — Благодарю за выпивку.

Хейди Андерс подняла руку, и я вновь оказался в глубине подушек.

— Я очень ценю ваше посещение. Мне только хотелось бы...

— Что?

— Не могли бы вы сами принести мне эту пудреницу. Полицейские участки всегда пугают меня.

— Тогда вы должны дать мне страховой полис, расписку в том, что вы поручаете мне это сделать, и завтра утром вы получите свою пудреницу.

Первый раз неподдельная улыбка появилась на ее лице.

— Вы сделаете это? — Она не стала дожидаться ответа и бросилась со всех ног в соседнюю комнату и меньше чем через три минуты вернулась с бумагами, которые я просил.

Потом она проводила меня до дверей и держала мое пальто, пока я старался влезть в него. Когда я повернулся, лицо ее было совсем близко от моего.

8
{"b":"25543","o":1}