ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Тебе не обязательно об этом знать. Ну что, подождем заказ или сразу перейдем к делу? Ты же наверняка пригласил меня не только для того, чтобы приятно провести время?

Появился официант и принял заказ. Когда он принес два коктейля, я поднял бокал и торжественно сказал:

— За встречу, Мэд.

Она заморгала, отпила немного и, отставив бокал, сказала:

— А у меня есть для тебя новости, Реган.

Я выжидательно посмотрел на нее.

— Скажем так, пока это только слухи, так как кое-что еще не проверено. Но я поинтересовалась у одной девушки и она мне рассказала странные новости.

— Не тяни, Мэд!

— Рэй Хилквист, похоже, действительно содержал Милдред Свисс, но несмотря на это, она наставляла ему полированные ветвистые рожки. Ее неоднократно видели с Лео Маркусом в отдаленных от центра ресторанах.

— А тебе известно, что они оба принадлежали к синдикату?

— Именно потому-то это и выглядит странным.

— Почему?

— У Лео Маркуса был определенно больший вес, чем у Хилквиста. И если бы там получился скандал, он бы наверняка решился в его пользу. Ты об этом подумал?

— Да, об этом я уже думал. Милли показалась им не слишком подходящей для одного из первых людей в синдикате. А для Хилквиста, решили они, она в самый раз.

— Возможно, но маловероятно, — она покачала головой. — Мне ты этого не говори. Я таких людей за свою жизнь повидала достаточно и слишком хорошо их знаю.

— О-о-о!

— За последние две недели, до того, как ты убил Маркуса... до того, как Маркус умер, — поправилась она, — его часто видели с Милдред. Мои девушки говорят, что она выглядела как влюбленная курица — что называется, со звездочками в глазах. Когда их видели вместе, они держались за руки, как настоящие влюбленные, и все такое. Но жила она все же на старой квартире. Хилквист... в общем, там было уплачено вперед. Да и денег он оставил ей вполне достаточно, так что она вполне могла прожить год и ни о чем не думать. — Мэд слегка улыбнулась. — Повезло девчонке! Большинству из них приходится гораздо хуже.

— Если Маркус действительно любил ее, как раз он мог подстроить несчастный случай с Хилквистом. Ему всего-то и надо было слегка повременить, чтобы в него никто не тыкал пальцем.

— Ты кое-что упускаешь из виду, — заметила она.

— Что?

— Что боссы синдиката не любят амурных похождений. Они опасаются за свой бизнес.

— Тогда остаются два варианта: или это был действительно несчастный случай, или это дело рук синдиката.

— Ты в этом уверен, Реган?

— Нет, не совсем. Все еще очень неопределенно.

В это время за соседний столик сели четверо посетителей, и нам пришлось заговорить обо всяких пустяках.

Покончив с обедом, мы вышли из ресторана. На улице я подозвал такси, помог ей сесть и сказал:

— Прошу тебя, порасспрашивай еще своих знакомых об этом. Вечером я дома, можешь застать меня попозже.

Мэд послала мне воздушный поцелуй.

— Постараюсь помочь, Пат. Не люблю оставаться в долгу.

— Пошла-ка ты...

— Что за выражения! — засмеялась она.

* * *

Попи Льюис и Эдна Роллс жили вместе уже четыре года, хотя и не были женаты. Вначале они причисляли себя к сторонникам свободной любви и опасались любой длительной связи, но теперь вели себя, как старая супружеская пара.

Из миллионов, доставшихся Попи в наследство, он истратил только немного на покупку дома. Все остальное он покупал на деньги, заработанные своим трудом от продажи картин. Казалось, его даже угнетало то, что он удачливый и известный художник. Они с Эдной предпочитали жить как простые люди. Но как бы там ни было, их годовой доход выражался пятизначной суммой, и они были постоянным предметом зависти тех, кто предпочитал проявлять гениальность в попойках и вечеринках.

Попи пригласил меня войти. Во рту он держал кисть, вся его борода была в краске. Эдна в это время рассматривала эскиз. Она стояла перед большим зеркалом и когда я входил, быстро накинула халат. Но я и так знал, что под ним ничего не было.

На картине был изображен разнузданный половой акт, и Эдна сама позировала сожителю.

Попи открыл банку пива и предложил мне.

— Я хотел послать вам поздравительную открытку, Реган, но не знал, оцените ли вы мой юмор.

— Как-нибудь разобрался бы.

Он вытер табурет грязной тряпкой и придвинул его мне.

— Садитесь. Какие новости?

— Я должен был задать кое-какие вопросы одной рыжей даме, но ничего не получилось.

— Рыжей?

— Да. Той, которая была в нашей компании той ночью.

— Но ведь во время следствия о ней ничего не говорилось.

— Точно. Но теперь она, к сожалению, мертва.

— Да, Шпуд мне сегодня рассказывал об этом несчастном случае.

— Вы сами-то смотрели газеты?

— Да, — он опорожнил половину банки и перевел дыхание. — В тот вечер, дорогой мой, вы изрядно налакались. А зачем вы, собственно, зашли в этот ресторан? Он же не в вашей сфере деятельности?

— Эл Ардженино отправился туда раньше с девушкой из гардероба. Он там бывал время от времени, и меня это некоторым образом заинтересовало.

— Да, да... Элен по прозвищу Дыня. Такая пышная девица с роскошным бюстом, но у них там дело никак не клеилось. Ардженино хоть и использовал значок, чтоб устранить конкурентов, Элен это не нравилось. Потом он ей надоел и она попросила, чтобы ее перевели оттуда. А бедному старому Элу никто об этом не сказал. Его ведь многие не любят. Сейчас она работает в «Лейзи-Дейзи» в Бруклине.

— Что вы имели в виду, когда сказали «перевести оттуда»?

— Вы знаете «Клаймэкс»?

— Не особенно, а что?

— Ну так поинтересуйтесь, кто хозяин этого заведения.

— Я всегда считал, что этот ресторан принадлежит Штукеру.

— Значит, вы совершенно не в курсе дела, приятель. Может быть, на первый взгляд оно и так, но на самом деле он принадлежит той абстрактной картине, которую люди вашего круга называют «Синдикат». Я там слишком часто бываю, чтобы не видеть, как люди Маркуса забирают выручку. Но я вам все же не советую совать туда нос слишком грубо. А то там наверняка что-нибудь взорвется и осколки, конечно, не пролетят мимо вас. Да вы и сами понимаете, что может случиться.

— Судя по всему, вы очень много знаете, Попи.

— У меня слишком большие уши, весьма разговорчивые друзья и глубокое понимание этих животных, которых называют людьми из синдиката. Они ведь и меня интересуют — как художника. Или вы считаете, я не должен о них знать?

— Да нет, не считаю. Дело хозяйское, как говорится, — я бросил банку из-под пива в мусорную корзину. — Но мы отошли от темы.

— Да, в тот вечер она действительно крутилась около вас, как и много кто еще. Компания была большая.

Эдна вышла из-за картины с кисточкой за ухом.

— Вокруг вас было столько народу, что Шпуд даже не мог подойти к столику. И тогда эта женщина забрала у него поднос и стала хозяйничать сама. Через некоторое время вы были уже без ума от нее.

— Спасибо за информацию.

Выходит, все было просто. Она ждала меня там или даже шла следом.

Потом она умело использовала подвернувшийся случай и подмешала мне что-то в выпивку.

Я взял шляпу и поднялся.

— Всего хорошего, — попрощался я. — И еще раз огромное спасибо за информацию.

— Какую еще информацию? — удивился Попи. — Вы же приходили только чтобы поговорить об искусстве, — улыбнулся он.

* * *

Рыжая Милдред, Лео Маркус и я. Кто-то весьма неуклюже спланировал дело. Вероятно, они рассчитывали, что с помощью этой рыжей девицы я буду сейчас скучать в камере смертников. А районный прокурор вынес вердикт, в котором мы оба — я и рыжая — обвинялись в убийстве. Но теперь, после ее смерти, моей жизни определенно угрожает новая опасность. Рано или поздно люди прокурора зададут нужные вопросы, узнают прошлое Милдред и захотят знать, где я был в момент ее смерти.

А где же я был? Понятия не имею. У меня нет алиби, потому что в это время я бесцельно бродил по городу и думал, думал, думал... Значит, меня опять могут сделать козлом отпущения. Надо поскорее узнать, когда она умерла.

12
{"b":"25544","o":1}