ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Гу-гу... — он прищурился, хитро посмотрел на меня и заявил:

— Сейчас не знаю как, но абсолютно уверен, что мы с ней справимся.

Я ухмыльнулся. Все это дело продолжалось довольно долго, но теперь я был способен видеть в нем и забавные стороны.

— Не смейся, Реган, дело не шуточное.

Я вдруг почувствовал, что напряжение во мне постепенно спадает. Это все равно как созревший нарыв, который уже прорвался и перестал болеть, хотя гной в нем еще есть.

— Ты глубоко ошибаешься, Джерри. Все это пустяк и над этим можно только посмеяться. Наши власти даже не удосужились расследовать дело о взятке, которую мне приписали. Наши бонзы сразу списали меня со счета, — я улыбнулся еще шире. — Ну и поэтому обвинение выглядело довольно смешным.

Теперь они должны обвинить меня в получении взятки, которая толкнула меня на убийство. Смешно? Конечно, смешно. И уж газетчики-то распишут это как надо.

— Может быть, ты прав.

— А что ты сам думаешь об этом, Джерри? Ты, может, считаешь, присяжные дали осечку?

— Да.

Я оперся на локти и в упор посмотрел на него.

— А как ты думаешь, почему они так решили?

— Не знаю.

— Попробуй догадаться.

Он поднял на меня глаза.

— У тебя был отличный адвокат, Реган. Он очень умно сумел нажать на все регистры. Вот поэтому-то, несмотря на неопровержимые улики, суд присяжных и не смог себе представить, что ты убил Маркуса. Они предпочли не поверить четырем свидетелям, эксперту по баллистике, эксперту по отпечаткам пальцев и заключению судмедэксперта, что у тебя в крови был алкоголь, я уж не говорю о таких мелочах, как проба на парафин и что таксист под присягой показал, что ты был в стельку пьян, когда он вез тебя от бара домой к Маркусу, и что все слышали, как ты заявил, что хочешь прикончить этого парня, потому что из-за него тебя выгнали. Тебе не кажется, что этого многовато?

— Да, но ты кое-что забыл, Джерри.

— Что именно?

— Да то, что они могли просто поверить мне.

Он насмешливо улыбнулся.

— Ну конечно, так они и поверили, что ты ничего не помнишь — от последнего глотка в баре до того, как проснулся в камере часов через тридцать шесть после всего. Нет, Реган, тут нет даже самой простой логики.

Я скорее поверю, что присяжные просто тоже люди. Маркус был крупный гангстер. У него было несколько судимостей, два раза его судили по подозрению в убийстве, но оба раза оправдали из-за недостаточности улик.

Они отлично знали, что он был одним из заправил синдиката, распространяющего наркотики, а теперь еще должен был попасть под суд за неуплату налогов. Но вдруг — и, может, по чистой случайности — так внезапно отправился к праотцам.

Я улыбнулся, но промолчал.

— Если все это вспомнить, то для двенадцати добропорядочных граждан ты по сравнению с Маркусом выглядишь чуть ли не светлым рыцарем, который просто был вынужден убить этого кровожадного дракона, пожиравшего общество. Вот, мне кажется, поэтому они тебя и оправдали.

— Хорошо, Джерри, думай как хочешь. Только скажи: ты действительно считаешь, что я его прикончил?

— Если хочешь откровенно, я думаю, ты могубить его, Реган. Ты определенно был в состоянии это сделать. И меня бы ничуть не удивило, если так оно и было. Ничуть, понимаешь?

— Отлично! Еще один вопрос. Ты веришь, что я взял у Маркуса деньги и за это уничтожил обвинительный материал?

Лицо его прояснилось.

— Эх, Реган, если бы я верил в это, то вообще не сидел бы с тобой и не стал бы с тобой разговаривать. — Он ударил ладонью по столу. — Но до конца следствия ты все равно отщепенец, Реган!

— Да-да, до конца следствия! А что еще тут можно сделать? Вызвать, что ли, Маркуса с того света в свидетели? У них, собственно, только и есть, что его показания да пять тысяч долларов, которые твой партнер будто бы нашел в моей комнате.

— Но ведь он действительно их нашел, Реган, — спокойно произнес Нолан.

— Да это, собственно, не имеет никакого значения. Мне их все равно подсунули. А ты знаешь, что я теперь сделаю, Джерри? Я потребую, чтобы мне возвратили деньги. Если они не смогли доказать, что я получил их взяткой от Маркуса, они обязаны вернуть их, да еще на серебряном подносе. Как бы там ни было, я теперь подниму здоровенный шум.

— Ты сюда пришел только чтобы сказать это мне? — осведомился Нолан.

— Нет, не только... Кто-то обманом подложил мне свинью, большую свинью.

— Ты прекрасно знаешь, все заключенные в Синг-Синге утверждают то же самое.

— Только с той разницей, что они не гуляют на свободе, чтобы доказать свою правоту.

— Ну и что?

— А то, что я хочу заняться этим делом, дружище, и посмотреть, что из этого получится. Думаю, я добьюсь того, что это будет стоить кому-то головы.

— Но ведь ты больше не служишь в полиции, Реган.

— Зато ты служишь...

— А я не собираюсь никого лишать головы... Слушай, Реган, ты, наверное, все-таки немного свихнулся. Тебе оказалось достаточно четыре месяца просидеть под следствием и ты... Ты что, действительно думаешь, у тебя получится так легко выяснить все обстоятельства дела да еще напоследок пристрелить кого-нибудь? Чушь какая!

Я с улыбкой посмотрел на него.

— Слушай, Джерри... один человек уже погиб. Я имею в виду Маркуса. А убийца все еще разгуливает на свободе.

— Ну и что? Это дело полиции.

— Сказал тоже! Так она и станет заниматься такими делами! К тому же в полиции думают, что этого ублюдка Маркуса убил я и что мне просто повезло.

Неужели ты веришь, что они будут искать настоящего убийцу?

— Ну хорошо, согласен. А что тебе надо от меня, Реган?

— Мне нужна кое-какая информация, больше ничего. Я же не знаю до конца всех обстоятельств дела. Они не дошли до меня, когда я сидел в тюрьме.

— Например?..

— Мне необходимо в самое ближайшее время систематизировать все сведения. Например, меня интересует, работает ли еще тот таксист, который, как говорят, возил меня к Маркусу?

Джерри на мгновение задумался, потом сказал:

— Джой Ривера? Работает... Я частенько вижу его на стоянке такси перед «Клаймэксом», где ты так здорово напился.

Я посмотрел на него, улыбнулся и поднялся. Нолан был немного удивлен.

— И это все?

— Пока да. Передавай привет Ардженино.

Джерри взглянул куда-то позади меня, и в тот же момент сзади раздался чей-то голос, презрительный и насмешливый:

— Спасибо, Реган, а теперь исчезни.

Продолжая улыбаться, только добавив в улыбку хорошую порцию желчи, я повернулся и сказал Элу, так как это был он:

— Привет, придурок!

Я заметил, как у него сразу же напряглись мышцы на шее и подбородке, но больше ничего не последовало.

— Тебя что, вывести отсюда, Реган?

Но эта реплика вовсе не испортила мне настроения, а даже несколько улучшила.

— Ты разве забыл, Эл, что получилось, когда ты пробовал сделать это в последний раз?

На его шее снова вздулись вены, но он промолчал. Я знал, что он отлично помнил тот случай. Так и не дождавшись ответа, я спокойно попрощался с Джерри-умником и ушел.

* * *

На Шеридан-сквере я вышел из подземки и дальше пошел пешком. Дождь все еще не унимался, но воздух уже не был таким свежим и чистым. Дождь, похоже, впитал все гадкие запахи большого города, накопившиеся за день.

Улицы выглядели грязными, а тусклый свет уличного освещения придавал им какой-то призрачный оттенок. Я поднял воротник, перешел на другую сторону улицы и направился к «Клаймэксу».

В свои лучшие дни это заведение было популярным рестораном с хорошим джазовым оркестром. Здесь началась карьера двух великолепных трубачей и одного из самых знаменитых саксофонистов мира. Но теперь это уже ушло в историю, и о том, что здесь было раньше, туристы слагали легенды. Теперь же это заведение превратилось в посредственный ночной ресторанчик.

Я прошел мимо ресторана и направился к стоянке такси на углу. У тротуара стояли три колымаги и я, подойдя к одной из них, разбудил шофера, дремавшего за рулем. Еще не совсем придя в себя, он хотел распахнуть дверцу, но я протянул руку и остановил его.

2
{"b":"25544","o":1}