ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Жанна
Есть, молиться, любить
Как создать онлайн-школу
Узоры для вязания на спицах. Большая иллюстрированная энциклопедия ТOPP
Средневековый мир «Игры престолов»
Любить считать. Как построить крепкие отношения на основе финансовой независимости
Медлячок
Голодная пустошь
Серотонин

И тут Тротт выкинул нечто совершенно невероятное для вельможи Империи Мрака. Он сдвинул маску на затылок и принялся за еду. В Гранбретании этот поступок всех бы шокировал. Там считалось неприличным открывать свое лицо, а уж тем более есть на виду у всех.

Тротт слыл личностью эксцентричной. И вся знать Гранбретании терпела его только потому, что он был владельцем громадного состояния и обладал недюжинными военными способностями.

Его белое и пухлое лицо действительно было похоже на маску. В холодных глазах угадывался ум и способность принимать любое обличье.

Все молча ели, лишь мальчик не притрагивался к еде.

Хоукмун нарушил молчание, указав на тяжелые посеребренные доспехи графа:

– Если у вас мирная исследовательская миссия, зачем вы путешествуете в таком костюме?

– Нельзя предугадать, с какими опасностями придется столкнуться в пути.

Д’Аверк сменил тему, понимая, что Тротта голыми руками не возьмешь.

– Как протекает война в Европе? – спросил он.

– В Европе нет никакой войны, – заверил его Тротт.

– Никакой войны? – ехидно переспросил Хоукмун. – Тогда почему же мы изгнаны из своих владений и находимся здесь?

– Мир царит во всей Европе. За этим следит наш добрый покровитель король Хеон, – пояснил Шенегар Тротт, дружески подмигнув. Это заставило Хоукмуна промолчать.

– За исключением разве что Камарга, – добавил Тротт, – как известно, он исчез. Мой собрат барон Мелиадус был крайне взбешен этим обстоятельством.

– Я в этом не сомневаюсь, – сказал Хоукмун. – А он все еще мечтает отомстить нам?

– Да… Вернее, когда я покидал Лондру, он уже стал посмешищем почти для всего двора.

– Кажется, вы не слишком симпатизируете барону? – поинтересовался д’Аверк.

– Вы меня правильно поняли, – подтвердил граф Шенегар. – Хотя я верен своей родине и королю, я не всегда согласен с тем, что делалось от его имени. Я всего лишь выполнял приказы. Я – патриот. Но, по правде говоря, я предпочел бы сидеть дома, читать книги и писать мемуары. Ведь когда-то я считался подающим большие надежды поэтом.

– Когда-то… Но теперь вы пишете лишь эпитафии, да и то – огнем и кровью, – бросил Хоукмун.

Вместо того, чтобы обидеться, граф Шенегар с достоинством ответил:

– У вас своя точка зрения, у меня – своя. Я верю в справедливость нашего дела, в то, что необходимо объединение всего мира. А личные интересы, пусть даже самые благородные, должны быть принесены в жертву великим принципам.

Но Хоукмуна нельзя было переубедить.

– Это обычный ответ гранбретанца, – заявил Хоукмун. – То же самое говорил Брассу барон Мелиадус, когда собирался похитить дочь графа.

– Мое мнение о бароне вы уже слышали, – возразил граф Тротт. – Что поделаешь, при каждом дворе есть свой шут.

Казалось, Шенегар Тротт пытается убедить не Хоукмуна и д’Аверка, а мальчика, который безмолвно слушал их разговор.

Закончив есть, Тротт отодвинул от себя блюдо и опустил на лицо маску.

– Благодарю вас, сэр, за гостеприимство, – обратился он к хозяину. – А теперь мне очень хотелось бы посмотреть на легендарный Рунный Посох. Это мне доставит большую радость…

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru

7
{"b":"255443","o":1}