ЛитМир - Электронная Библиотека

— А у кого список? — поинтересовался я.

— Ты думаешь, вашингтонские ребята посвящают нас во все дела? Список у них. А кроме того, ты-то там с какой стати будешь? Ты же не общественный деятель?

— Меня интересует политика, — заметил я.

— Еще бы. Меня тоже. Попивай себе коктейли, закусывай сандвичами, пожимай руки, болтай одно, а думай другое. Ерунда все это. А знаешь, что будет гвоздем программы?

Я отрицательно покачал головой.

— Тейш эль-Абин впервые увидит себя на экране телевизора. В программе новостей будет его пятиминутная речь, обращенная к организаторам визита, а потом двадцатиминутный репортаж о торжественной встрече Тейша по замкнутой телевизионной системе[3]. Ни одна из телекомпаний не проявила интереса к этому репортажу, вот они и придумали этот трюк для участников приема.

— Ловко придумано. Чья идея? — восхитился я.

— Сержанта Андерсона из четвертого участка. Неужто думаешь, что такое могло прийти в голову ребятам из Госдепа?

— Да, они больше витают в облаках. И все-таки попробую достать приглашение.

— Не трать зря время, — посоветовал Дик.

— И не буду. Ты, случайно, ничего не слышал о Малкольме Туросе?

У Дика на лице появилась лукавая усмешка. Помолчав, он ответил:

— Уж не хочешь ли ты предложить что-то в качестве платы за приглашение?

— Я и без платы его достану.

— Да, слышал о нем.

— Совсем недавно, — добавил я.

Меня не стоило опасаться, и Дик это знал.

— Очень даже недавно. Его описание и снимки разослали во все участки.

— Эти снимки никуда не годятся, — сказал я.

Все с той же лукавой усмешкой Дик выжидающе смотрел на меня.

— Не годятся? — вопросительно повторил он.

— Хочешь отличный последний снимок этого типа? Тебе пригодится.

— Когда передашь? — встрепенулся Дик.

— Может, сегодня вечером.

— Только давай без подвохов, Тайгер.

— Снимок подлинный. Это могут подтвердить трое свидетелей.

Дик посерьезнел и подался всем корпусом вперед, не сводя с меня глаз.

— Вот это удружил, Тайгер. Ты сам понимаешь, о чем речь, не мне тебе рассказывать.

— Понимаю, — подтвердил я.

— О'кей, мы распространим фото и раскинем сеть. Он где-то здесь, в нашем районе. Вашингтон прислал нам лучших ребят на подмогу, но нам практически не на что было опереться.

— Теперь будет на что, — заверил я.

— Жду, — ответил Дик.

Мы допили кофе, и Дик предложил подбросить меня. Я вышел в двух кварталах от лаборатории Эрни Бентли и дальше пошел пешком. Эрни уже отпечатал с дюжину копий и упаковал их для меня в плотный светло-коричневый конверт.

Через пятнадцать минут после моего звонка явился Гарри, и Эрни занялся им. С помощью своих реактивов он сделал кожу Гарри на тон светлее, нарядил его в темный костюм, постриг и причесал по-новому и для полноты картины наклеил полоску усов. Теперь Гарри совсем не походил на туземца в экзотическом одеянии, каким он предстал передо мной на лайнере «Квин». Чтобы убедиться, что затаенная обида на короля за двух убитых родственников не толкнет его на какой-нибудь безрассудный поступок, я тщательно обыскал его и обнаружил в рукаве тонкий нож. Гарри растерянно улыбнулся, но ничего не сказал. Мы отправились ко мне в отель, где я переоделся.

Высокое массивное здание отеля «Стейси», лучший зал которого был отведен под прием, было построено недавно и напоминало новый памятник на старом кладбище. Оно царило над Манхэттеном в своем высокомерном величии, подобно капризному юнцу, изгнавшему из дома всех его обитателей и наслаждающемуся своей мнимой властью над ними.

Лимузины стояли впритык один к другому в местах, где парковка обычно запрещена, и, невзирая на таблички, свидетельствующие о дипломатическом иммунитете их владельцев, были похожи на хворых котов. Одно за другим подъезжали такси, вдоль улицы было выставлено полицейское оцепление, и несколько конных полицейских следили, чтобы не образовывались заторы. Среди толпы зевак было полно сыщиков, одного-двух я узнал в лицо.

Приглашенных на прием направляли из холла налево, всех остальных — направо, отделив их от избранных красным бархатным шнуром. Ковровая дорожка того же цвета вела в зал. У двери гостей встречали два улыбчивых молодых человека в смокингах и проверяли пригласительные билеты, отрывая один уголок, дабы обнаружить тонкий цветной слой в плотной бумаге билета. За дверью приглашенные проходили еще одну проверку.

Мы с Гарри прошлись по холлу, нашли, где установлены таксофоны, и я позвонил в регистратуру отеля. Замотанная телефонистка связала меня с портье, которого я попросил подозвать к телефону ближайшего дежурного полицейского. Портье очень удивился, но через стеклянную дверцу будки я увидел, как он помахал рукой полицейскому и передал ему трубку.

— Дежурный Делани слушает. Кто у телефона?

— Мое имя — Мэнн. У меня пакет для лейтенанта Галлахера, он его ждет. Как мне ему передать?

— Он сейчас на дежурстве и...

— Да знаю я, но ему это срочно нужно. Вы можете вызвать его на минутку? Я только передам, и все. Это депеша из управления, он будет вам благодарен.

Последняя фраза, видимо, его убедила. Он обещал передать мое сообщение, а я сказал, что через несколько минут буду возле регистратуры. Повесив трубку, я подал знак Гарри следовать за мной, пошел за полицейским и подождал, пока он говорил что-то охраннику в штатском, а затем ушел в дежурную комнату.

Вскоре он вышел оттуда с Диком, который подозвал меня взмахом руки. Дежурный у двери нахмурился, но пропустил нас в комнату, где я вручил Дику конверт.

— Держи своего Туроса.

Дик извлек фотографии из конверта, прочитал пояснительную записку, пришпиленную к одной из них, и сказал с усмешкой:

— Немедленно передам в участок, один из дежурных сейчас же отправится туда. Послушай... а у ребят из Федерального управления есть копии?

— Пока нет.

— Они обалдеют, когда увидят.

— Как насчет одной услуги...

— Понял. Хочешь встретиться с его величеством королем? Если тебя застукают, придумай, что соврать. Я тебе покажу служебный вход, через который уже прорвался один репортер. Мое дело сторона, ясно? Отныне я тебя знать не знаю. — Он глянул на Гарри и спросил: — Дружок у тебя надежный?

— Да, иначе он не был бы со мной.

— Дальше выкручивайся сам, Тайгер.

Миновав сложную систему переходов, мы вошли в боковую дверь совершенно беспрепятственно, для начала по крайней мере, и оказались там, где плелись политические интриги.

Видимо, официальная часть приема уже закончилась и наступило время для неформального обмена любезностями и намеками. Вот тут-то и надо было слушать в оба уха. По моему совету Гарри взял бокал шампанского и пошел бродить по залу, стараясь держаться ближе к Тейше и Сариму Шею, которые вели оживленную беседу с десятком высокопоставленных особ. В стороне от них стояла Вей Локка, в окружении почитателей всех возрастов, совершенно очарованных этой восточной красавицей. Я испытывал брезгливость при одной только мысли о ее близости с Тейшем, но там, где правят власть и деньги, некоторые женщины готовы на все.

Между тем продолжали прибывать опоздавшие гости. Их впускали в зал через одну из боковых дверей. Я присоединился к небольшой группе вновь прибывших, надеясь подобраться поближе к почетным гостям, хотя здесь было полным-полно агентов и многие из них знали меня в лицо. Если меня заметят, не миновать неприятностей, но я решил положиться на удачу. Ведь я здесь, а раз так, они подумают, что у меня есть разрешение.

В двух вновь прибывших я узнал сотрудников комиссии сената по иностранным делам, за ними вошли знакомый мне сенатор и член нью-йоркской мэрии. Я отвернулся, чтобы они меня не узнали. Затем мелкими шажками просеменил дородный господин с квадратной бородой и щетинистыми усами, а за ним несколько сотрудников ООН, к которым я и пристроился.

Я уже радовался удаче, когда кто-то осторожно коснулся моего плеча, а его голос на блестящем оксфордском сказал:

вернуться

3

То есть без выхода в эфир.

13
{"b":"25545","o":1}